Крутой поворот

В Новосибирске возрождают спидвей

06.03.2020 16:12

Фотографии Алексея Чистякова / Сиб.фм

На новосибирском мотодроме снова слышен рёв мотоциклов, и там даже иногда собираются зрители. Бывшая сибирская столица спидвея после нескольких лет упадка попытается вернуть себе утраченный статус. Болельщики возлагают большие надежды на нового президента Мотоциклетной федерации Новосибирской области, руководителя спортивно-технического клуба «Спидвей-Триумф-Новосибирск» Сергея Карачинцева. Ему нет ещё и 30 лет, поэтому энергии ему не занимать. Но при этом опыта в этом виде спорта у него больше, чем у многих более возрастных коллег. В интервью Сиб.фм он рассказал, как планирует ускорить путь к возвращению былой славы спидвея в Новосибирске.

— Сергей, многие уже начали забывать, поэтому напомните – насколько развитым и знаковым видом спорта в Новосибирской области был спидвей?

— Время с конца 60-х и до 80-х годов считалось золотыми годами спидвея. У нас была сильнейшая команда спортсменов и на ледовой дорожке, и на гаревой. Имена самых именитых спортсменов до сих пор вспоминает мировая аудитория. Сергей Тарабаренко – семикратный чемпион мира, Вячеслав Иванович Дубинин – это вообще основоположник этого вида спорта у нас, его брат Юрий Иванович Дубинин, сыновья которого – Владимир и Игорь – тоже звёзды мирового масштаба.

— Успехи были впечатляющие. А интерес к этому виду спорта со стороны зрителей был сопоставимым?

— В фильме «Путь Чемпиона» есть отрывки съёмок ещё со времён СССР – стадион был постоянно забит битком, аудитория была четыре тысячи зрителей и даже больше. Действительно, как говорится, яблоку негде было упасть.

— А потом всё это внезапно почему-то закончилось...

— Причины очевидны. Если в советские времена в стране было 38 профессиональных команд, то когда СССР распался – буквально на следующий день их осталось всего восемь. Потом складывалась тяжёлая экономическая ситуация в стране. Лидеры – Тольятти, Самарская область, Балаково, Владивосток, Октябрьский, Салават – ещё как-то смогли удержаться. Там сохранили команды, постоянно проводят соревнования.

В ледовом спидвее немного другая география. В Курганской области, в Свердловской области есть команды высочайшего уровня. Там в принципе хорошо развиты мотоциклетно-технические виды спорта.

— А в Новосибирске что происходило в эти годы?

— Постепенно всё угасало. Дети приходили, занимались. Но всё на голом энтузиазме. Не было финансовой поддержки от города и области. Они ездили на юношеское Первенство России, но каких-то таких весомых результатов не добивались, где-то за первой десяткой были постоянно. Последние крупные старты среди взрослых спортсменов у нас были в 2013 году. Кубок России – это по статусу второе соревнование после личного Чемпионата России. Но потом по каким-то причинам всё вообще остановилось на шесть лет. Не было человека, который мог бы организовать процесс, задать курс.

Только в сентябре 2019 года нам удалось провести здесь «Кубок Надежд». Формально он считался городским состязанием, но мне удалось собрать спортсменов со всей России – приехали и мастера спорта, и новички, которые выступают первый-второй год. Впервые за много лет на мотодроме собралось четыре с половиной тысячи зрителей, полный стадион. Я с детства занимаюсь спидвеем, но ни разу не видел в Новосибирске таких заполненных трибун.

— В конце прошлого года вы возглавили Мотоциклетную федерации Новосибирской области. Почему решили пойти на эту управленческую, административную должность?

— Я изначально пришёл в федерацию как председатель трековых гонок. А потом понял, что должен быть один руководитель. Не может быть, грубо говоря, у змеи или льва двух голов. Должен быть один человек, который знает, куда и как направлять развитие. У меня весь этот опыт есть, поскольку я вырос в этом спорте, участвовал в соревнованиях мирового масштаба, всю свою спортивную карьеру прожил в лучших клубах страны. Видел, как это всё организовывается, на каком уровне и с какими ведомствами сотрудничают, как открывают школы, сколько детей ходит заниматься. Вот, например, одна из наших первых целей – чтобы в нашей школе было как минимум человек триста детей. К этому надо подойти, решить очень много организационных вопросов. Элементарно, чтобы сейчас провести любые официальные соревнования, нужно включить стадион в реестр спортивных объектов России. Все необходимые документы уже собрали и отправили в Москву. Это делается для того, чтобы мы могли включать в единый календарный план России соревнования, которые будут здесь проходить.

— Эта смена руководства проходила безболезненно, без конфликтов?

— По большому счёту спокойно. Конечно, баталии небольшие были, потому что меня прекрасно все знают как спортсмена, а мои возможности, моё видение как руководителя ещё не знают. Но в итоге моя кандидатура на выборах была единственной, и все проголосовали за неё единогласно.

— Каким было первое впечатление, когда начали погружаться в дела?

— На мотоциклетный спорт выделяются средства – по прошлому году примерно 1 миллион 700 тысяч – но при этом нет каких-то результатов, техники, ещё чего-то. Есть много моментов, которые нужно разобрать внутренне сначала, создать фундамент, подушку, от которой мы уже сможем оттолкнуться. Мотоциклетная федерация включает в себя не только спидвей и трековые гонки. Это ещё мотокросс или ралли кантри-кросс, мототриал. Направлений много, но за основу я взял именно спидвей. Потому что у нас есть, наверное, единственная в своём роде база, которая осталась за Уралом. Мотодром имеет свою инфраструктуру, его нужно просто привести в порядок, чем мы уже и занимаемся. Ну и, повторюсь, это спорт с историей, его помнят и знают. Это будет основным направлением. Если мы будем показывать результаты, то, я думаю, вся федерация от этого начнёт развиваться.

— Болельщики и спортсмены в ближайшее время увидят какие-то движения федерации или пока это больше организационная работа?

— На сегодняшний день это больше бумажная работа. Но мы подготовили технику, у нас начинаются первые тренировки, парни проедут ряд гонок. Сейчас все силы направлены на подготовку и проведение в августе командного чемпионата России. Хочется провести его на максимально высоком уровне.

Сейчас ведём переговоры, чтобы открыть в спортивной школе «ТЭИС» отделение спидвея. Запланировали бюджет на самое необходимое. В общем, материально-техническая база там будет. Для первых шагов этого достаточно. Я надеюсь на положительное решение, потому что без секции, без детей – ничто не будет жить. Нужно, чтобы это приобретало массовость. Простой пример: летом мы провели соревнования, и сразу к нам обратились около 50 желающих отправить ребёнка в секцию. Я считаю, что это хороший показатель. Секция бесплатная. У нас есть команда тренеров, механиков, я сам также принимаю участие во всех процессах.

— А сколько у вас сейчас мотоциклов и хватит ли их для проведения занятий и соревнований?

— У нас есть семь ледовых мотоциклов и штук десять гаревых. Мы создали спортивно-технический клуб и заключили договор безвозмездного пользования с ДОСААФом, на балансе которого стоят все мотоциклы. На основании этого договора они передают нам технику. Для начала этого достаточно. В принципе, мотоциклы в довольно-таки неплохом состоянии, просто они были немного запущены. Их покупали, наверное, примерно в 2012 году. И большую часть времени они стояли. Нужно только освежить моторы, купить кое-какие расходные материалы.

— Вообще спидвей – это дорогой вид спорта? Сколько стоит мотоцикл, его обслуживание, экипировка спортсменов?

— В принципе, все технические виды спорта – дорогие. Когда я выступал на чемпионате мира, каждый мой мотоцикл стоил порядка миллиона рублей. Плюс к нему ещё нужны запчасти, на сезон у меня уходило еще 600-700 тысяч. Вот такие цены. Но это спорт высоких достижений, где нужны стопроцентная надёжность и результат, поэтому там техника особенная.

Что касается начинающих спортсменов, для них есть стандартные мотоциклы, которые стоят, конечно же, гораздо дешевле – 500-600 тысяч, а ресурс у них намного больше. Если у меня на соревнованиях вскрывали моторы после каждой гонки и всё проверяли, потому что там всё на пределе, то в тренировочном режиме достаточно на сезон нового мотоцикла, а новичку его хватит даже на два-три сезона.

— Всё-таки 500 тысяч – это дороже, чем обычный средний мотоцикл. Можно машину подержанную купить за эти деньги. Я уж не говорю про какой-нибудь «ИЖ-Планета-5».

— Ну конечно они дороже! Это специфическая техника, она работает не на бензине, а на метиловом спирте. Ледовый мотоцикл максимально прост и очень быстр – со сниженной массой он весит 122 килограммов. Плюс спортсмен весит килограммов 75, это предельный вес. А скорость со старта буквально километров 80 в час. Тормозов нет, панели приборов нет, поэтому всё за счёт головы, мастерства, чувства мотоцикла.

— Я не понял, тормозов совсем, что ли, нет?

— Да, вообще нет тормозов.

— А как же остановиться?

— Газ закрываешь и всё – он по инерции движется, но останавливается.

— Ну, хорошо, тут сила трения постепенно подействует. Но если нужно срочно затормозить, то просто заваливаешь его на дорожку?

— Это нужно, если где-то в заезде перед тобой происходит падение других участников. Там уже ориентируешься просто по ситуации. Все стараются не заехать в спортсмена, который падает, пытаются любой ценой как-то отрулить. Потому что на дорожке мы все друг другу конкуренты, а в жизни очень тепло и хорошо общаемся.

— Получается, спидвей – опасный вид спорта?

— Да, опасный. Но мужественный, интересный и очень азартный. Нельзя сюда прийти, не зная азов, без каких-либо первых навыков и просто – сесть и поехать. Есть определённая подготовка, она делится на несколько этапов. Не за год, не за два, но в течение трёх лет, если парень пришёл к нам в возрасте десяти лет, чему-то уже можно обучить его, но и то это только начало. Я сам пришёл лет в девять заниматься, а в 14 уехал выступать в профессиональную команду – вот пять лет мне понадобилось на то, чтобы я что-то начал понимать. Мне сейчас 28 лет, около года назад я закончил карьеру из-за травмы, но всё время, каждый сезон прибавлял, анализировал свою езду, было очень много тренировок. Это работа с мотоциклом, работа с собой без остановки – круглый год, в режиме нон-стоп.

— Меня самого старший брат лет в десять посадил за руль мотоцикла – как сейчас помню, это «Юпитер-4» был. Кажется, чего тут сложного – сел и поехал. Разве что научиться закладывать виражи...

— Не всё так просто, как при езде по прямой. Есть определённая подготовка. Допустим, дети если придут в восьмилетнем возрасте, конечно, для них есть небольшие маломощные мотоциклы. Сначала по шашечкам ездят, знакомятся с техникой, с ощущениями. Это где-то год-полтора. Там уже смотришь, что у ребёнка получается, что он понимает, как чувствует технику. Какую информацию можно в него уже закладывать, чтобы он это понимал на фоне своих ощущений, с которыми сталкивается во время езды. Наблюдаешь, как он будет это всё слушать и выполнять поставленные задачи тренера. В совокупности, глядя на это, уже можно определить, в каком направлении с ним работать, на каких моментах сделать акцент.

— Расскажите, как вы сами-то попали в этот вид спорта?

— Это был примерно 2002 год. Пришёл сюда, на мотодром, совершенно случайно. Мне подарили японский мопед, он сломался, и мне его здесь чинили. Я посмотрел на эту спортивную технику, но меня не зацепило. А позже проблема с мопедом повторилась, я снова приехал, но на этот раз уже попробовал проехать на мотоцикле. Ну и всё, затянуло. Я увидел, как ездят более опытные парни, мне тоже захотелось попробовать. Ощутил адреналин, стало интересно просто работать с мотоциклами, развиваться. Ну а дальше начал отслеживать соревнования, читать материалы, появилась мечта попасть в лучший клуб. И в 14 лет я поехал в Тольятти. Там увидел уже большие профессиональные гонки, как парни живут, чем они занимаются, каких результатов добиваются.

Я понял, что хочу так же, это стало моей работой. В итоге я достиг практически всего в ледовом спидвее – выигрывал российские соревнования, чемпионат Европы. Не стал только чемпионом мира ни в личном, ни в командном зачёте.

— Это настоящая работа? То есть платят зарплату в клубах, призовые на соревнованиях, и на это можно жить?

— Да, у каждого спортсмена, в зависимости от его уровня, свой контракт, своя зарплата. Есть подъёмные деньги за подписание контракта – в некоторых клубах от трёх до пяти миллионов за сезон, плюс зарплата там круглый год. В среднем это 30-40 тысяч, у топовых спортсменов по 70, плюс ещё призовые.

Для меня это было работой. Какого-то другого дохода у меня не было никогда. Благодаря спорту я много чего добился в жизни, и по сей день мне удаётся реализовываться. Спорт научил меня умению поставить перед собой цель и достичь её. Даже когда из раза в раз не получается, ты всё равно не опускаешь руки. Насколько бы тяжёлая ситуация в жизни ни была, ты понимаешь, что надо держаться, идти всегда вперёд и ничего не видеть, кроме той цели, которую ты поставил.

— Какой заезд в карьере запомнился больше всего?

— Наверное, первое чемпионство. Именно личное, когда я стал чемпионом Европы среди юниоров. Но других запоминающихся моментов тоже много было. Может быть, даже первое попадание на чемпионат мира. У нас с парнем, Серёжей Макаровым, всё решалось в одном заезде... Сумма набранных очков была одинаковая, у него оставался заезд. Но он там допустил падение, и в результате я победил.

— Обидно было оставлять этот мир большого спорта в таком молодом возрасте?

— Я получил травму, долго восстанавливался, и после возвращения на чемпионате мира в Берлине меня сбили и произошёл рецидив. То есть я предыдущий год специально пропускал, чтобы восстановиться. Приехал, и вот снова падение, и снова такая ситуация. На обезболивающих, сколько можно было, продолжал, но это было уже невозможно. И хотя оставалось два этапа и был шанс бороться за медаль, но я уехал. Ну, вот так и закончил.

Я, когда уезжал с чемпионата мира, вообще даже не хотел ни видеть, ни слышать, что такое спидвей. Решил сконцентрироваться дома на другой работе – на развитии своей стоматологической клиники. Спорт воспринимал как пройденный этап жизни и говорил себе, что я никогда не вернусь. Но прошло полтора-два года, и как-то всё совершенно спонтанно изменилось, появилось внутреннее чувство, что это моё, что этим нужно заниматься. В нашем городе никто это не сможет сделать. А потерять просто такую дисциплину – это крайне печально будет, не только для города, но и для региона в принципе.

Я уверен в том, что всё сложится положительно. Немного напора, упёртости, совместной работы, делать всё правильно, от души – и всё будет получаться. Это для меня лично в жизни тоже как один из законов.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Загрузка...