Шахтёры Кузбасса останутся без работы из-за автоматизации добычи угля – The Financial Times

29.10.2017 20:21

Голодающие шахтёры, фото дениса мукимова

Кемерово стал одним из регионов России с самой высокой рабочей мобильностью, моногорода могут пострадать от безработицы при модернизации шахт, узнал 29 октября корреспондент Сиб.фм из материала The Financial Times.

«Следующая революция в России: как технологии пришли на шахты». Старейшая международная деловая газета The Financial Times 25 октября опубликовала большой репортаж об угледобывающей промышленности и жизни в Кузбассе.

Героем материала стал Евгений Космин — «новый Алексей Стаханов». В июле 31-летний шахтёр и его бригада добыли более 1,5 млн тонн каменного угля, больше, чем когда-либо добывалось с одного угольного пласта за месяц в любой точке России. В июле он заработал 183 тысячи рублей, что в четыре раза больше зарплаты рядовых рабочих в соседних шахтах.

«Но у сегодняшнего стахановца есть секрет. В отличие от своего предшественника, у которого было немногим больше, чем натренированные руки и голос Иосифа Сталина в ушах, этот современный шахтёр и его команда из 80 человек работают над ударами всё более умной машины. Шахта Космина является одним из наиболее технологически развитых в России. Ручные инструменты были заменены полуавтоматическим немецким устройством, которое срезает куски угля из стен туннеля», — пишет The Financial Times.

Кемеровская область и её моногорода с 2,7 млн населения — отличный пример того, как глубоко советские корни лежат в российской экономике, пишет иносми. Угледобывающая группа «СУЭК» проводит модернизацию оборудования на 26 шахтах и даже экспериментирует с заменой рабочих машинами.

«Наша экономика на 82 % зависит от угледобычи, и две трети населения заняты в этой области. Попробовав сменить профессию, многие бывшие шахтёры быстро сдаются и возвращаются на шахты, где заработная плата хороша и стабильна», — приводит издание слова мэра Берёзовского Дмитрия Титова. Один из четырёх районов Берёзовского был заброшен после того, как новая шахта открылась на отдалении от старой.

«Мой отец был главой района много лет назад, и он помог построить всё это. Это было так красиво!» Теперь штукатурные украшения падают с фасадов, а тихие улицы заросли сорняками. На игровой площадке, где оборудование моделируется на горном машиностроении, корова бродит между качелями и каруселью«, — рассказала The Financial Times местный чиновник Светлана Попури.

Похожие проблемы с переоборудованием шахт и сокращением штата журналисты нашли в Белово и Полысаево. «Они хотят, чтобы люди отправлялись на Дальний Восток, и если вы не поедете, то это ваша проблема», — сообщила воспитательница детского сада Яна Лилль.

«Последствия модернизации горнодобывающей промышленности на рынке труда — самый острый вопрос для тех моногородов, которые выглядят стабильными прямо сейчас», — считает эксперт по российским моногородам МГУ Дмитрий Землянский.

Эксперты прогнозируют, что неравенство будет расти в тех местах, где модернизация шахт уничтожает рабочие места, но также будут возможности для людей с более высокими навыками в профессии, сообщает деловое СМИ.

«Там мы увидим более выраженную социальную стратификацию, и будет больше людей без дохода от регулярной работы. В то же время, в угольных монополиях, которые модернизируются, занятость постепенно снижается, но средняя зарплата растёт по мере роста производительности», — резюмировал Дмитрий Землянский.

Напомним, что в октябре Bloomberg назвало экономику Тувы самой неравномерной в мире.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...