Креста на вас нет

Настоятель мужского монастыря рассказал о своём отношении к любви, абортам и Ольге Бузовой

06.01.2020 17:17

Фото Алексея Чистякова

В преддверии Рождества корреспондент Сиб.фм отправился в мужской монастырь, чтобы узнать побольше о жизни священников и выяснить, почему иногда послушники бегают за монахами с топорами.

Почему люди уходят в монастырь? Ради чего отказываются от многих прелестей жизни? Кто может стать послушником в храме, а для кого эти двери навсегда останутся закрытыми? На эти и многие другие вопросы специально для Сиб.фм ответил настоятель Новосибирского мужского монастыря в честь Новомучеников и Исповедников Церкви русской отец Гурий.

Мы должны следить, чтобы дети правильно воспитывались и правильно понимали критерии добра и зла. У взрослых-то эти критерии путаются, поэтому начинать нужно с ребятишек.

Отец Гурий, спасибо, что вы согласились побеседовать с нами. Давно вы являетесь настоятелем этого храма?

Не так давно, несколько лет. Этот храм был освящён в 2005 году митрополитом Тихоном. Он сейчас в другом месте управляет епархией, его указом патриарха перевели. Сейчас всем заправляет владыка Никодим. Мы его называем «священно-начальник». У нас же везде есть иерархия подчинения. Даже в семье.

Можете рассказать подробнее о месте, где мы сейчас находимся?

Монастыри – особые, духовные места. Здесь собираются единомышленники, чтобы понести особые труды перед богом. Мы сейчас находимся не в основном здании монастыря, это храм-крестильная. В планах построить здесь колокольню, братский корпус. Первоначально монастырь разместился в бывшем доме культуры. Строили его ещё заключённые в сталинские времена. Его освоили, и там сейчас живут братья. У нас монастырь скромный, там правила свои. Там же кухня, там же трапезная, приёмная настоятеля. А основная территория монастыря – здесь. Каждый священник сейчас уникален – он выполняет не только духовные обязанности, он ещё и строитель, и бухгалтер.

Но священник всегда должен оставаться священником, нести слово Божье. Монастырь действует как организация. Все хозяйственные вопросы тоже решаются. Энергоснабжение, питание, ремонты, строительство. В монастырь приходят, когда уже огромный опыт за спиной.

Откуда берутся деньги на тепло и воду?

В основном это то, что приносят прихожане. Свечи, которые ставят прихожане, и так далее. И те средства, которые дают люди, часто приходят в храм. Благодетели, может быть, и есть. Но, к сожалению, таких людей мало. И они, так или иначе, уже кому-то помогают. И перебегать дорогу кому-то не хочется. И больше благодетелей не становится. Расцвет такой был в девяностых, тогда много людей вело благотворительную деятельность.

Почему люди приходят?

Господь приводит людей. Есть категория лиц, которая приходит в монастырь по иным причинам, не духовным. Проблемы с жильём, с питанием, со здоровьем и так далее. Заключённые бывшие. Есть те, кто ходит по монастырям, не хотят работать, хотят находить более лёгкие пути проживания за счёт других. Причём в монастыре они не хотят даже трудиться. Первое время ещё как-то, неделю-две, и всё. Крыша есть, одежда есть, питание есть. Начинаются лукавство, хитрость, изворотливость. Особенно это проявляется у бывших заключённых.

Вы рады даже тем, кто сидел в тюрьме?

У нас есть некий запрет на таких людей. Мы их не в число братьев, даже в число послушников не можем взять. Не каждый может стать частью монастыря. Я смотрю, я разговариваю с людьми. Не так это: «Заходите, живите все». Если человек не понимает, зачем он пришёл в монастырь, то такая жизнь ему будет не на пользу. Нужно, чтобы человек хотел правильно понимать критерии добра и зла.

Бывшие заключённые пропитываются этими тюремными законами, этой жизнью. И это они несут в общество. В нашем монастыре такого нет.

Но когда я был настоятелем в Искитиме, я встречался с такой ситуацией, когда такие ребята приходили. Они вели двойную жизнь: передо мной вели себя как полагается, а между собой они жили по тюремным законам. Например, кто больше отсидел, – тот старше. Живут «по понятиям». С ними нужно быть очень внимательными. Знаю случай, бывший заключённый убил священника, когда тот запретил ему что-то сделать. Взял и просто горло перерезал.

Вам приходилось ставить таких людей на место?

Я сам встречался с такими людьми. Это драки, которые доходят до поножовщины на основании алкогольного опьянения. Меня поразила эта ситуация, когда они схватились за оружие. Один или два пытались ворваться в храм и дебош устроить. Благо мужчины были в храме, их связали, успокоили. Мне пришлось развести их в разные части области. Я хотел помочь таким людям, вернуть их к нормальной жизни. У кого-то даже паспортов не было. Но как оказалось, не всем можно помочь. Больше такого я не допускал.

Кому ещё нельзя в монастырь?

Наркоманы тоже приходят. Их сразу видно, начинают воровать. С такими людьми надо серьёзно работать. Некоторые просто лукавили. Делали вид, что хотели узнать что-то правильное и хорошее, но это был обман. А на самом деле им просто нужно было зиму пережить, например. Мало очень людей, искренне желающих стать послушниками.

Вы помните, какой был самый страшный случай за вашу монашескую жизнь?

Однажды был случай, мужчина отсидел в тюрьме много лет. Он выпил и просто с топором за нами бегал. Одного священника хотел убить. Дверь изрубил. Опасно порой быть священником. Давно было дело. Тогда растерялись, он священника загнал в комнату, мне пришлось крикнуть: «Милиция едет!». Он испугался, бросил топор и убежал. Больше его мы не видели. А отсидел он за убийство. А умирать раньше времени никому не хочется.

А как вы сами пришли в монастырь?

Это был зов Божий. В душе что-то у человека переворачивается, не просто чай попил, мысль появилась, молния сверкнула, и ты изменился. Это годы проходили. Я пришел в монастырь, когда мне было 24 года. К этому времени закончил училище медицинское ради мамы, отслужил в армии. Был процесс созревания, не было поворотного события определённого. Как-то постепенно. Я просто не понимал, что это был зов Божий. Хотя когда мы с мамой приходили к священнику, давно, ещё до армии, он маме сказал: «Твой сын будет священником». Она тогда испугалась, мне никогда об этом не говорила. Узнал от тёти, когда уже священником стал.

Легко ли услышать такой «зов»?

Этот зов есть у каждого, у любого человека. Только его надо услышать и понять. Кто-то должен быть педагогом, кто-то медиком, кто-то судьёй. Это определяет Господь. Родителям нужно смотреть, что проявляется в детях. Если кто-то рисует, кто-то поёт – надо развивать таланты. У всех есть способности, главное, понять их и развить. Поддерживать надо.

А если нет способностей, но хочется?

Как Ольга Бузова? Я как-то посмотрел на неё. Не всегда что человек хочет – ему на пользу. Ей это точно не на пользу. У нее столько подписчиков, её пытались в какой-то ранг возвести. Не надо такого. Не стоит прыгать выше своей головы, можно надорваться. Имидж и популярность – всё это влечёт, но человек промах делает в плане нравственности. Трагедия в том, что человек несёт не созидание, а разрушение, потому что деятельность направлена на самого себя.

Вернёмся к теме семьи. Так ли она важна для современного человека?

Это то, к чему все должны стремиться. Наше будущее – это наши дети, наше продолжение. У нас есть одна семья в Новосибирске, там девять детей. А раньше так всегда было, мне мама рассказывала. Детей рожали все: слабые умирали, а крепкие и сильные выживали. Естественный отбор такой. Не как сейчас: одного родили и над ним дрожат как могут, если чихнул или покашлял – сразу бьют тревогу.

Если ребёнок умирает — на то тоже воля Бога?

Ко мне приходили люди, у которых умирали дети. Либо по причине болезни, либо по причине неправильных действий медиков. Был случай один, с ребёнком крещёным. Медики должны были сделать пробу вакцины – есть аллергия у ребёнка или нет. Вместо пробы ему поставили сразу укол. И ребёнок умер. Родители хотели засадить врачей, посадить их в тюрьму. А я говорю: «Подождите. Возможно, на это есть духовная причина». Понятно, что такого быть не должно: чтобы родители хоронили детей. Ребёнок крещёный – таких детей Господь сразу в рай забирает. Это молитвенник за весь род. Произошла ошибка врачебная, но ошибки совершают все.

И у вас было объяснение, почему этот малыш умер?

Возможно, были родовые грехи. Мы же не знаем, как жили бабушки и дедушки. А тем более прабабушки и прадедушки. Мы не знаем, какой деятельностью занимались наши предки во время войны или революции. На каком фронте они были. Вдруг человек вёл себя непорядочно, и, не покаявшись перед Богом, душа могла пойти в ад. В любой цепочке есть звенья, которые связаны очень сильно. А связывает всё любовь.

Откуда возникает любовь между людьми?

Мы не являемся источником энергии, тепла или любви. Мы не можем это продуцировать. Вот если человек счастливый, то он может своим счастьем поделиться с другим человеком. Но сам он источником быть не может. Источник счастья – Бог. В Ветхом завете говорится, что нужно чтить отца и мать, тогда Бог даст человеку благо. Не в деньгах счастье заключается, а в Боге.

Любовь начинается со страха. Мы должны бояться чем-то обидеть. Это единственный страх, который должен быть у нас. Если вы боитесь обидеть человека – то вы будете любить его. Но не мы источник этой любви. Мы боимся обидеть человека, а Господь уже дарит за это любовь.

У нас почти каждый месяц самоубийства происходят. Вот на днях парень, медалист и отличник. Сейчас в тяжёлом состоянии находится. Что с детьми происходит? Одна из причин – воздействие интернета, информации. Как священнослужитель думаю, что у детей неправильное понимание критериев добра и зла. И другая причина – недостаток любви у детей. Они недополучили любовь у родителей. Это недостаток ребёнок пытается восполнить. Любовь должна дать мама. Папа воспитывает строгость, ответственность и мужество, а мама – любовь в них воспитывает. Эти качества должны соединиться в человеке. Ребёнок ищет искусственные пути, источники этой любви.

Может, не все созданы для того, чтобы создавать семью?

Семья – боевая единица государства. Мир состоит из государств, а государства из семей. Силы зла активизировались, люди зло выбирают. Мы должны говорить об этом. Мы даём информацию, свободу выбора. А что выбирает человек – уже его решение. Вот женщина забеременела, и у неё право есть – делать аборт или нет. А ведь Бог не встает в позу: «Не делай этого», он даёт выбирать. А человек уже сам склоняется к добру или злу.

Аборт – это зло, это убийство. Когда происходит соединение клеток мужчины и женщины – это чудо. Это уже человек, у которого есть душа.

А если ребёнок нежеланный?

Это проблема молодёжи. Дети должны быть всегда желанны. Идя на плотские отношения, люди должны понимать, что они даны Богом не для удовлетворения. Это способ продолжения рода. Плотские отношения должны быть в рамках. Я уже молчу про однополые связи, это просто пик разврата. Это даже ум человека развращается. Но плотские отношения должны быть в семье. Если супруги живут в рамках, плотские потребности будут угасать. Отношения перейдут на другой уровень: первое время супруги живут тело в тело, но через десятилетия они начнут жить душа в душу.

Вы верите, что грех можно победить?

Церковь занимается с теми, кого приводит Господь. Надо бороться за тех людей, которые этого хотят. За тех, кто ходит в храм, например. Я не настаиваю на своей правде. Человек волен выбирать, церковь лишь помогает определить, где добро, а где зло. Добро, конечно, в итоге всегда побеждает.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...