«В сексе нет ничего сакрального»: живущий в Германии гей из Новосибирска в День святого Валентина рассказал свою историю любви

14.02.2020 13:11

Фото Булата Барантаева

14 февраля во многих странах мира отмечается День святого Валентина, который иначе ещё называют Днём всех влюблённых. Сегодня социальные сети пестрят многочисленными открытками и гифками с цветами и сердечками, а влюблённые пары выкладывают свои совместные фотографии. Всё это стало привычным за все годы, что 14 февраля отмечают в России. Вообще в нашей стране есть аналог этого праздника, День Петра и Февронии, который воспевает отношения между мужчиной и женщиной. А вот на западе, откуда пришла идея 14 февраля, Валентинов день не только для гетеросексуальных пар. Редакция Сиб.фм решила взглянуть на этот праздник с другой стороны и подготовила не совсем традиционный материал о Булате Барантаеве, ЛГБТ-активисте из Новосибирска, который обрёл своё личное счастье и с недавних пор живёт в Берлине.

Любовь витает в воздухе

Существует мнение, что День святого Валентина на нашей планете празднуют вот уже 16 веков, однако ещё в Древнем Риме был свой праздник, посвящённый страсти, под названием Lupercalia. Воспевание любви стало доброй февральской традицией, а также поводом объедаться шоколадными конфетами.

История уже доказала, что любовь бывает разной, ей покорны все люди: мужчины любят женщин, женщины любят мужчин, но бывает и так, что мужчина любит мужчину, а женщина любит женщину. Однако чувства остаются чувствами, и это доказывает история многолетних отношений Булата и Артёма.

ЛГБТ-активист, предприниматель и экс-претендент на должность мэра

Булат Барантаев известен своей активной жизненной позицией: в Новосибирске он был участником и организатором множества акций в защиту меньшинств. В своё время большой резонанс вызвал пикет в поддержку скандальной группы Pussy Riot. Кроме этого, Булат является успешным предпринимателем: он основал свой собственный бренд мужской фетиш-одежды, который насчитывает уже более 70 магазинов по всему миру.

В январе 2019 года ЛГБТ-активист решил побороться за кресло мэра Новосибирска, однако вскоре снял свою кандидатуру и выбыл из предвыборной гонки.

Булат откровенно рассказал Сиб.фм о романтике однополых пар, особенностях отношений, воспитании маленькой дочери и почему между любовью и сексом нельзя ставить знак равенства.

Расскажите, как вы впервые встретили Артёма?

— Мы познакомились на сайте знакомств. Он тогда прилетел из Москвы в Новосибирск в гости к подруге, и мы с ним встретились. Я был сильно окрылён, так сказать, романтически очарован им.

Это было настоящее свидание?

— Не совсем. Наша первая встреча прошла у меня дома. Он приехал в гости, и между нами сразу возникло тёплое чувство. Мы очень много смеялись, помню в тот день даже стояли и фотографировались голые у зеркала на память. Дело даже не в сексе, а в какой-то особой химии.

Вы сразу поняли, что влюбились?

— Спустя какое-то время после нашей первой встречи я поехал к родителям, в Горно-Алтайск. Там собрались все родственники, и жена брата сказала мне что-то в духе: «Ты о нём с такой нежностью говоришь. Если он тебе так нравится, надо хвататься».

Она этого уже не помнит, но её слова очень сильно на меня повлияли, и я понял, что не должен отпускать Артёма.

Я должен был лететь с пересадкой через Москву, и в итоге решил поменять билеты на самолёт, чтобы задержаться в городе подольше и провести с ним время. Тогда всё завертелось, и продолжается до сих пор.

Ваши друзья сразу приняли его?

— Когда он был в Новосибирске, ко мне в гости пришли друзья. И он тоже пришёл ко мне. Артём вёл себя немного отстранённо, больше молчал и слушал. Было такое чувство, что он не в своей тарелке, но потом смог раскрепоститься. Я даже спрашивал у него: «Всё ли в порядке?». Для него всё было необычно: моя гей-компания, всякие подружки. Помню, мы тогда играли в «Крокодила». В московской среде так не принято было, по его словам. А у нас почти семейная обстановка, и он всем понравился.

То есть ваш темп жизни был для него в новинку?

— Да, я перед ним открыл перспективы новосибирского движняка. После «Крокодила», мы все тогда поехали в гей-клуб. Мы много танцевали, даже медляки, веселились. Спустя несколько лет Артём признался, что не любит танцевать и громкую музыку тоже недолюбливает. Когда я спросил, зачем тогда он притворялся, он ответил, что всё это было конфетно-букетный период. А на самом деле занятия бальными танцами в детстве отбили всё желание. Но ради меня он готов был потерпеть. Как говорится, думал, что купил щеночка, а это оказалась лошадь. Что-то в таком духе.

В социальных сетях указано, что вы состоите в гражданском браке. Значит ли это, что больше не встречаетесь с другими парнями?

— Секс – не центр Вселенной. У нас открытые отношения. Я это так описываю: если бы он увлекался шахматами, а я выжиганием по дереву, и он стал бы тащить меня на шахматы, а я его на выжигание, то ни к чему хорошему это бы не привело. Для нас секс это не такое значимое событие, сакральное и личное, как для гетеросексуальных пар.

Вы всё ещё занимаетесь сексом? Или огонь угас?

— Да, занимаемся, но довольно редко. Для нас это не главное. Мы живём вместе, обнимаемся, любим друг друга. Удовлетворение потребностей ушло на второй план. Да и вообще была сложная ситуация в самом начале отношений: первые 10 месяцев мы виделись очень редко. Он в Москве, а я в Новосибирске. Потом он переехал ко мне. Самое смешное, что он долгое время шутил, что он будто гулящий, а оказалось наоборот. Эксклюзивность секса не для нас. Это всё старинные нормы патриархальных гетеросексуальных отношений. А мы свободные люди, независмые от различных предрассудков.

Как вам удаётся поддерживать отношения?

— Ну, для начала он просто переехал в Новосибирск ради меня. Совместная жизнь, походы по магазинам, приготовление еды, покупки. Сейчас мы уже шесть лет вместе. Главное, что мы усвоили, это разумное сочетание совместного и раздельного времяпрепровождения. Мы посмотрели на опыт друзей, у которых обычно два отпуска. Один совместный, а второй раздельный. И такое необязательно практиковать несколько раз в год, можно пробовать заниматься своими делами и на неделе. Каждому нужно личное пространство, и это нужно уважать.

Сейчас вы живёте в Берлине. Почувствовали ли вы разницу в отношении общества к вашей любви?

— Мы начали жить вместе в 2014 году. Тогда был пик пропаганды антигомосексуализма. Сложно было доверять государству, которое считает, что ты не обладаешь теми же правами, что и остальные. В правах ущемляете, так снизьте налоги. Логика в этом есть. Возникла идея сменить обстановку, Берлин, на наш взгляд, наиболее подходил для этого. Для Артёма важно было ходить за руку. Гетеросексуалы выставляют свои отношения напоказ, выпячивают это. Когда мы только переехали в Берлин, для нас это какое-то время тоже имело значение, но потом перестало. Мы почти перестали ходить за ручку, редко очень. Нам это просто не нужно.

Вы с Артёмом не думали завести ребёнка?

— У меня уже есть дочь, ей шесть лет. Я ведь и в гетеросексуальных отношениях состоял.

Дочка живет в России, поэтому я довольно часто прилетаю в Новосибирск. Она знает Артёма, называет его дядей. Порой удивляет всех в детском саду фразой типа «А мой папа живет вместе с дядей Тёмой».

Думаю, она нормально это воспринимает. Пока нам и одного ребёнка хватает, о втором не думали.

Раз уж вам есть с чем сравнивать, как, на ваш взгляд, отношения между двумя мужчинами отличаются от любви между мужчиной и женщиной?

Главное, что мы уяснили, это то, что гей-отношения почти ничем не отличаются от традиционных. Мы так же готовим еду, так же в пятницу выбираем, какой фильм посмотреть вечером, любим поесть чипсы с пивом. Всё, как у всех людей. Не нужно воздвигать какие-то рамки и границы. Повторюсь, мы свободные люди.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Загрузка...