Врачи в отпуске, проверок в аэропорту нет, летевших с больными не предупреждают об опасности: как на самом деле в Новосибирской области борются с коронавирусом

20.03.2020 19:12

Фото героев публикации/коллаж Сиб.фм

В Новосибирске официально подтвердили два случая заражения коронавирусной инфекцией – заболели две женщины. Обе вернулись из отпуска в Европе и, вероятно, могли заразить кого-то ещё на авиарейсе Москва – Новосибирск. Сиб.фм пообщался с двумя пассажирами, которые летели с заражённой коронавирусом жительницей Новосибирска – по их словам, проверке стоило бы уделить больше внимания.

«Москвичей проверили, жителей регионов – нет»

Жительница Новосибирска Анастасия (имя изменено. – прим. Сиб.фм) вернулась из Франции в Новосибирск 15 марта. Она летала в Париж по делам, на конференцию с коллегами. В Европе Анастасия была 8 марта.

«С группой педагогов из России мы поехали на обучение по философии к Оскару Бренифье. В основном, там были педагоги из Новосибирска, но также поехали специалисты из Сургута, Астрахани, Москвы. Когда прилетели в Париж, ситуация была вполне спокойная, никто не паниковал. Все даже смеялись и шутили, думали, что это ерунда», – говорит Анастасия.

Однако ближе к концу недели, говорит женщина, ситуация заметно ухудшалась. С каждым днём появлялись новые данные о заболевших и угроза эпидемии становилась всё заметнее. Анастасия отмечает, что французские власти относились к оповещению граждан очень ответственно.

«Каждый день появлялись новые чёткие данные о том, что увеличивается число заболевших, и правительство начало всех об этом предупреждать, чтобы люди мыли руки, говорили, что это всё очень серьёзно. Особенно работали с детьми – везде были антисептики, рассказы и плакаты о том, как правильно мыть руки. Вот только в масках никто не ходил. Кстати, это не было связано с дефицитом – их на всех хватало. Просто не хотели», – объясняет Анастасия.

Собираться обратно Анастасия и её коллеги начали, когда поняли, что вирус начинает распространяться в геометрической прогрессии. Из Парижа в Москву делегация вылетела 14 марта, несмотря на то, что поездка заканчивалась на четыре дня позже.

«В субботу вечером, когда мы улетали, аэропорт был совсем пустой. Закрывались все дорогие бутики, в которых продавали люксовую одежду. Повезло, что перевозчик нам быстро поменял билеты – сейчас говорят, сделать это очень тяжело», – продолжает женщина.

Анастасии в какой-то степени повезло. В тот день, 14 марта, президент Франции Эмманюэль Макрон выступил с посланием к нации. В стране объявили режим чрезвычайного положения, ограничили внутреннее передвижение, ввели запреты на массовые мероприятия. Анастасия добралась до Москвы к утру 14 марта. Затем делегация вылетела домой, в Новосибирск. Самолёт приземлился в Толмачёво днём 15 марта.

Женщина летела в Новосибирск рейсом «Аэрофлота» SU1462. А спустя четыре дня, 19 марта, она узнала, что всё это время находилась на одном борту с заражённой коронавирусом землячкой. Первый случай в регионе зафиксировали 18 марта – женщина также вернулась из Парижа.

В официальном заявлении областного минздрава сказано, что пациентка почувствовала недомогание ещё 11 марта – у неё повысилась температура и появился кашель. Анастасия узнала о том, что летела с заражённой женщиной, от корреспондента Сиб.фм.

Дом, милый карантин

Анастасия понимала, что сейчас в каждой стране мира введены усиленные меры для контроля за распространением коронавируса. Поэтому, говорит женщина, она была готова к тотальной проверке ещё в Шереметьево. Однако этого не произошло – контролирующие службы проверили только тех, для кого Москва была конечной точкой.

«В Москве мы приземлились, нас проверили тепловизором в самолёте, померил температуру. Все иностранные самолёты направляют сейчас в терминал F, там сидит большая группа проверяющих. Мы заполнили анкеты, указали свои данные. Нам сказали, что рекомендуют соблюдать режим самоизоляции, даже если не контактировали ни с кем подозрительным. Но так как в Москве свой закон Собянин выпустил, то москвичей проводили в отдельную очередь, где им ещё раз мерили температуру, смотрели горло, ещё заполняли анкеты. А тем, кто летел в регионы, сказали лететь спокойно дальше – якобы мы им неинтересны», – вспоминает Анастасия.

Сиб.фм направил запрос в пресс-службу аэропорта Шереметьево для разъяснения процедуры досмотра пассажиров из стран с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой.

Уже тогда Анастасия и её коллеги заметили девушку, которая явно чувствовала себя неважно. Женщина не может утверждать, что именно она в итоге стала первой заражённой коронавирусом в Новосибирске, однако у неё есть все основания полагать, что это так.

«Я догадываюсь, кто это был. Она была вся красная какая-то. Мне вот девчонки звонят сейчас и спрашивают: "Ты её видела?". Сейчас я вспоминаю, что она общалась с кем-то, говорила, что не представляет, как лететь ещё несколько часов. Явно её выпустили из Москвы больную – это было видно невооружённым взглядом», – говорит Анастасия.

В Толмачёво, вспоминает женщина, пассажиров рейса также никто не проверил. Не были зафиксированы и паспортные данные людей, которые летели с заражённой девушкой. Как сообщает минздрав, больную сибирячку госпитализировали прямо с самолёта – уже 18 марта у неё подтвердилось наличие коронавирусной инфекции. Между тем Анастасия утверждает, что медики с ней не связывались всё это время, и 17 марта она сама обратилась за помощью.

«Во вторник я поняла, что ко мне никто не приходит. Пришлось самой звонить врачам, объяснять. Сразу ко мне пришла фельдшер, осмотрела меня. Так как я живу в Кольцово, ко мне сразу пришёл наш местный санитарный врач. Она мне дала предписание по карантину – там сказано, что я могу его подписывать, но могу этого не делать. То есть человек не обязан уходить на карантин, даже если вернулся из Европы», – объясняет женщина.

Санитарные службы обратились к Анастасии 19 марта – на следующий день после подтверждения первого диагноза в Новосибирске.

«Сегодня утром мне позвонили из СЭС, сказали, что придут объяснить правила карантина. Но сейчас уже шесть часов вечера, а никто так не пришёл. И сегодня мне ещё сделали тест, хотя я просила сделать его гораздо раньше. Дело в том, что у меня дома остались дети маленькие, пока я тут на карантине – приходится отдельно жить. Но когда стало известно про этот случай с самолётом, ко мне сразу пришли брать анализы, несмотря на то, что их обычно делают на 10-й день карантина», – говорит Анастасия.

У женщины взяли две пробы – по два мазка изо рта и носа. Если в первом случае заметят что-то подозрительное, то анализы отправят на дообследование в центр вирусологии «Вектор». Там уже точно подтвердят или опровергнут наличие вируса. Также Анастасия заметила особенность – к ней приходили исключительно молодые врачи. Они поделились с женщиной, что большая часть персонала просто побоялась работать.

«Она мне сказала, что в больнице просто работать некому! Все свалили на больничный, потому что испугались. Я думаю, что будем делать, если война начнётся вдруг? Ко мне послали молодую девушку, которая ужасно устала вся. Она ко мне пришла вечером и спрашивает, когда брала пробу в последний раз. А она это делала сегодня утром. Совсем не соображает от усталости», – говорит Анастасия.

При этом врач всё сделала по инструкции. Сразу после забора биоматериала она сняла с себя всю спецодежду и утилизировала.

«Нам пришлось самим его сдать!»

Сиб.фм удалось пообщаться с ещё одним участником той же самой истории с первым заболевшим коронавирусом в Новосибирске. Как рассказала Евгения (имя изменено. – прим. Сиб.фм), рейсом «Аэрофлота» SU1462 вернулся её коллега. Сам он европеец, работает фрилансером в Новосибирске. Евгения говорит, что 16 марта он зашёл в их офис – тогда у коллег началась паника.

«Мы сами узнали, что он прилетел этим рейсом. С ним никто не связывался, не звонил. вчера мы связывались с ним, чтобы уточнить его рейс и дату прилёта. Всё совпало, и мы уже начали волноваться, потому что он приходил к нам накануне и общался.

Что примечательно, в службе 112 спрашивали возраст туриста... Может, они спасают только группу риска? В итоге нам самим пришлось звонить в службу и сдавать его данные», – говорит Евгения.

Евгения утверждает, что туриста никто не оповестил о полёте на одном борту с заражённой коронавирусом жительницей Новосибирска. Его взяли под контроль только 19 марта.

В Москве недавно побывал ещё один новосибирец – фотохудожник Игорь Вечерский. Он ездил туда для съёмок на федеральном канале, а 14 марта отправлялся домой со столичного Шереметьево. По его словам, никакой напряжённой ситуации в аэропорту не наблюдается.

«Вылет у меня был из Шереметьево. В Москву я прибыл 14 марта, вылетал домой уже 16-го. В аэропорту обстановка такая непринуждённая, спокойная. Только работники все в масках, ну и некоторые пассажиры. Но я заметил – это было ещё в Новосибирске – что вокруг ходят простуженные, больные люди. Чихают, кашляют прямо в лицо. Если честно, это напрягает и даже раздражает. Самое интересное то, что самих пассажиров это особо не напрягает», – говорит Вечерский.

Он заметил, что больше всего сотрудников московского аэропорта волнует не состояние здоровья пассажиров, а транспортная безопасность.

«Не проверяли температуру напрямую у меня. Может быть, у них там тепловизор стоит и я его не заметил. Но больше всего внимания уделили, конечно же, металлическим предметам. В первую очередь попросили снять ремень и верхнюю одежду», – продолжает сибиряк.

Вероятно, Игорь Вечерский не столкнулся с контролем в аэропорту из-за того, что не был в других странах. Он прилетел в терминал B, а согласно последнему постановлению, все иностранцы должны прибывать в терминал F. Именно там сотрудники СЭС и аэропорта проверяют пассажиров на наличие признаков ОРВИ и других заболеваний.

Исходя из трёх историй жителей Новосибирска, можно предположить, что работа контролирующих служб в аэропортах не всегда проводится должным образом. Сейчас в городе два человека с подтверждённым коронавирусом. Сколько ещё жителей области могли подхватить инфекцию из-за рейсов, которые можно было бы отложить или вовсе отменить, – неизвестно.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...