«Я верю, что это просто ОРВИ»: журналистка из Перми умирала от коронавируса на глазах у подписчиков в Facebook

03.04.2020 13:57

Фото со страницы Анастасии Петровой в Facebook

31 марта в пермской больнице от коронавируса скончалась главный редактор издания «Деловой интерес» Анастасия Петрова; о своём самочувствии мать двоих сыновей почти до последнего рассказывала на личной странице в Facebook.

Молодая мама двоих сыновей, главред пермского издания «Деловой интерес» Анастасия Петрова умирала, можно сказать, на глазах у сотен людей. Кроме медиков за состоянием журналистки наблюдали её многочисленные подписчики в Facebook. При этом и сама женщина, и её друзья из интернет-пространства были уверены, что «это просто ОРВИ».

Сегодня, спустя несколько дней после гибели Петровой, каждая её публикация прочитывается иначе. Ещё 21 марта она жалуется на тяготы карантина и шутит о том, что мамочкам, безвылазно сидящим дома с детьми, нужно выдавать успокоительное. 23-го признаётся, что контактировала с прилетевшими из-за рубежа. А уже 24-го, попав в больницу, начинает откровенно паниковать: «когда врач-реаниматолог задумчиво смотрит в распечатку твоего анализа – это вообще-то очень страшно».

Последняя публикация на странице журналистки датирована как раз 24 марта. Анастасия умерла 31-го. Что происходило с женщиной на протяжении недели, нетрудно догадаться. Врачи бились за её жизнь, но спасти не смогли.

Сейчас коллеги по цеху собирают деньги, чтобы хоть как-то помочь семье погибшей Анастасии Петровой – сыновей она растила одна. Одновременно подписчики умерший женщины делают сотни перепостов её записей на Facebook. Возможно, мысли и тревоги журналистки из Перми помогут кому-то не пропустить страшные симптомы.

21 марта Анастасия Петрова ещё знать не знала, что коронавирус – это не только слово, которое через несколько лет окажется в одном ряду с «талонами» и «дефолтом», но и болезнь, которая прервёт её жизнь.

«Я вот думаю, что лет через цать дети мои дорогие слова "карантин" и "коронавирус" будут воспринимать примерно как я "талоны" или "дефолт". Смутно помнить, романтизировать и вставлять в легенды о том, как хорошо жилось в России двадцатых...»

23 марта у главреда, которая сама себя называла «пафосной лентяйкой», должен был быть первый день отпуска. Вместо этого случился больничный.

«Ночью резко поднялась температура, с утра к ней впридачу пришли боль в горле и жесткий кашель.
Вызвала врача, отчиталась о контактах с прибывшими из-за рубежа (у меня их три, но все прилетели больше чем 14 дней назад), выслушала "ох, черт..." от диспетчера. Жду врача.
Плацебо дня — мерить температуру каждые двадцать минут. Если долго смотреть на градусник и выпить парацетамол (по рекомендациям ВОЗ я поменяла на него привычный ибупрофен), то можно увидеть, как она с 38.4 опускается до 37.3.
Я верю, что это просто ОРВИ, если что».
В комментариях подписчики журналистки дружно советует ей не паниковать. Каждый второй, если не первый, уверяет, что налицо – обычная простуда. И что температуру сбивать не нужно – организм сам справится с болезнью.
Снова 23 марта, но несколькими часами позже, Анастасия рассказывает о визите врача, с которой журналистка даже успела «похихикать на тему больничного».
«Заходить не стала, спросила на расстоянии в метр про симптомы, пообещала, что мазок на корону придут и возьмут в течение дня и попросила 14 дней или хотя бы до отрицательных анализов из дома никуда не гулять.
Сказала — да вы не переживайте, сезон ОРВИ никто не отменял. Похихикали на тему больничного: "Если у вас не корона, оформим всё на приеме" — "Если у меня корона, мне будет уже фиолетово на больничный, давайте честно".
Участковых гоняют по контактным с заболевшими по очереди, у нее сегодня 32 человека уже, будут еще — пока не все списки передали».

24 марта, 5 утра.

Судя по тому, что следующий и последний пост женщина опубликовала почти в 5 утра 24 марта, состояние её ухудшалось стремительно.

Анастасия до последнего пыталась сохранять бодрость духа и рассказывать подписчикам о самочувствии. Но тревогу, конечно, прятать уже не удавалось. Финальную публикацию она сделала, находясь уже в реанимации, с высокой температурой.

«Приходили реаниматологи с аппаратом ИВЛ, очень классные и профессиональные. Ходят в масках для снорклинга, кстати — помимо масок на рот и нос.

Померили кислород в артериальной крови, сказали, что я пока в их помощи не нуждаюсь, но вообще — в группе риска. Велели продолжать дышать кислородом. И если что — они рядом и будут через пять минут. Если мне станет хуже.

Рассказали как лечили свиной грипп и что в основном к ним привозили беременных. Матерились, что скорая на вызова ездит не в полной защите.

Когда врач-реаниматолог задумчиво смотрит в распечатку твоего анализа — это вообще-то очень страшно.

Температуру сбили до 38».

Напомним, 2 апреля в России был зафиксировано рекордное количество заболевших коронавирусом.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Загрузка...