«А где все?»: автор послания в небе над Новосибирском рассказал о кризисе малой авиации

14.05.2020 19:46

Фото АОПА/аэродрома Мочище

Пилот из Новосибирска устроил в небе виртуальное шоу, которое восхитило горожан и жителей других регионов – надпись «А где все?» разлетелась по СМИ и социальным сетям. Олег Кобзев в эксклюзивном интервью Сиб.фм рассказал, как пришёл к этой идее и что на самом деле значит это послание. Оказалось, что за этими буквами скрываются важные проблемы всей малой авиации.

С первой попытки

Надпись, прочерченная в небе над Колыванским районом Новосибирской области, удивила всю страну. Неизвестный на тот момент лётчик провёл свой самолёт по причудливой траектории. В итоге получилась надпись «А где все?». Её чётко видно, если смотреть на карту региона на онлайн-сервисе Flightradar24, который позволяет отслеживать полёты авиации.

Надпись появилась 12 мая, а спустя несколько часов горожане терялись в догадках, кто мог её оставить. Как удалось выяснить Сиб.фм, пилотом оказался руководитель новосибирского регионального отделения «Ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов» Олег Кобзев.

По его словам, идея пришла к нему случайно.

«Вообще идея принадлежит, если честно, не мне. Позвонил товарищ и говорит: можно ли сделать на самолёте такую надпись. Я тут же загорелся и начал обдумывать сначала мысленно, потом уже начертил на бумаге», – говорит Олег Кобзев.

В период самоизоляции и распространения коронавируса послание должно было символизировать пустоту в городах и резкое сокращение количества самолётов в небе.

Как признаётся пилот, он планировал осуществить замысел только сегодня, в среду. Он вернулся в понедельник в город, а накануне решил совершить пробный полёт.

«Я планировал полететь, нарисовать две-три буквы. Посмотреть на масштаб букв, как они будут смотреться. Понимаете, авиация для меня – любимое занятие. А просто садиться в самолёт и лететь куда-то не всегда интересно. А сейчас совпало желание полетать и что-то такое придумать. Когда полетел рисовать букву «А», то понял, что это получается не так, как казалось на земле. Задача не самая сложная, но просто оказалась новой», – говорит Олег.

По словам пилота, после первой буквы сложилось впечатление, что ничего не получится. Однако позже он втянулся в процесс и взял его под контроль.

«Начал предпринимать действия, чтобы это пришло в определённый порядок, потом нарисовал вторую букву, третью... Потом подумал, что нарисую уже всю надпись, а потом посмотрю, что из этого выйдет. Я ведь тогда думал, что это всё ещё пробный полёт! Но получилось, что он оказался итоговым», – говорит Кобзев.

Техническая часть

Олег Кобзев – пилот с большим опытом. Однако даже для него этот полёт был в новинку Ц подобные вещи над новосибирским небом раньше ещё никто не показывал.

Вся работа с выведением букв в небе заняла примерно 1 час 10 минут, объясняет пилот. Если учесть полёт от аэродрома и обратно, то получилось около двух часов. Высота букв составила 5 километров, ширина всей надписи — 30-35 километров. В общей сложности Олег Кобзев пролетел около 300 километров. Однако без специального онлайн-сервиса и оборудования эту работу никто бы не увидел.

«Самолёт должен быть оборудован ответчиком режима S. Если не по-русски, то он называется транспондером. Если его перед полётом включить, то трек автоматически будет отображаться на этом сайте (Flightradar24. – прим. Сиб.фм). То есть это можно было наблюдать в режиме реального времени – как самолёт летит и рисует буквы, а также можно проверить в архиве», – говорит пилот.

Олег Кобзев признаётся, что не собирался афишировать свой полёт. Люди о нём узнали случайно.

«Я удивлён той реакцией, которую всё это вызвало. Когда начинаешь говорить о серьёзных проблемах авиации, прессе это редко бывает интересно. А тут вроде слетал, написал несколько букв, и теперь это такой мощный инфоповод, что все пытаются выяснить подробности.

Никто не знал на самом деле, что я в тот день полечу именно для этого. Жене просто написал сообщение, что полетаю часа полтора, хотя раньше я ей говорил про эту идею», – говорит Кобзев.

Вся информация о полёте всё ещё доступна на сайте Flightradar24. По этой ссылке можно от начала до конца проследить, как пилот рисовал в небе своё послание.

Больше, чем просто буквы

Олег Кобзев удивлён тем, что его полёт привлёк к себе столько внимания. Смысл его действия вовсе не в том, чтобы вызвать ажиотаж.

Сейчас резко снизилось число коммерческих перевозок, в пассажирской авиации настоящий кризис. А вот в малой авиации, объясняет Олег Кобзев, он начался задолго до коронавируса и продолжится после него, если не предпринять никаких мер.

«Проблемы прошлых лет только усугубляются. Не было ни одного года, по прошествии которого можно сказать, что стало лучше, чем было в предыдущем», – коротко объяснил Олег Кобзев.

Пилот считает, что отрасль страдает в первую очередь от непроходимой бюрократии и неподготовленной системы. Кобзев коротко описал некоторые из самых важных проблем авиации общего назначения как в регионе, так и во всей России.

Самолёт – не прихоть олигархов

«Проблемы во всём. Будем рассматривать среднестатистического человека. Я не побоюсь этого слова, потому что в Америке человек со средним доходом может иметь самолёт. Я давно пытаюсь донести до многих людей, что авиация это не прихоть олигархов и не запредельная роскошь. Подавляющее число самолётов, которые есть на маленьких аэродромах, стоят от 1,5 до 5 миллионов рублей. То есть стоимость сопоставима со многими автомобилями, которые ездят по нашим дорогам», – объясняет Олег

Есть желание, но нет возможности

«Допустим, человек решил стать пилотом, приобрести самолёт и использовать его для полётов, путешествий, рабочих поездок и т. д. Он начинает думать, как ему выучиться для пилотирования. В нашей стране есть всего около десятка учебных авиационных центров, где можно было бы выучиться на частного пилота. Это капля в море! В целом человек, живущий в Томске, Кемерово, Барнауле, просто физически не сможет этого сделать – я уже не говорю про более отдалённые регионы. Ведь ему придётся приехать в Новосибирск и жить тут 3-4 месяца хотя бы для того, чтобы пройти теоретический курс. Более того, открытие учебного центра – задача очень сложная. В Мочище уже несколько лет занимаются этим вопросом, но пока ничего не получилось», – говорит Кобзев

Отечественное производство

«Допустим, человек выучился и хочет приобрести самолёт. Говорят, что у нас есть собственное производство, но оно единичное и существенно дороже заграничного. Но тут мы говорим про новые, действительно дорогие самолёты, а рынок подержанных у нас и вовсе не развит. Привезти его из-за границы тоже сложно, но это другая тема», – продолжает пилот.

Сложности при регистрации

«Даже если человек привёз самолёт из-за границы, то его ещё надо зарегистрировать. Чтобы поставить его на учёт, надо лично ехать в Москву с документами. Ещё надо постараться собрать максимально полный пакет бумаг, чтобы не завернули обратно! Но это только для того, чтобы сдать их. Через месяц нужно снова приехать и забрать регистрационные документы. Постановкой на учёт не занимаются ни территориальные управления Росавиации, ни "Госуслуги". Хотя процедура похожа на регистрацию автомобиля», – комментирует Кобзев.

Негде приземлиться

«Самолёт – очень удобное и не очень дорогое в плане топлива средство передвижения. Например, я летаю в Горно-Алтайск – около двух часов в одну и столько же в другую сторону. Бензина нужно туда и обратно примерно 75-80 литров обычного 95-го. Но у нас неразвита инфраструктура – очень мало небольших аэродромов, куда можно было бы прилететь. Большие аэропорты мы не рассматриваем, так как там сложная процедура допуска, дорогое обслуживание. Но самая главная проблема – в них просто нет топлива, которое нужно для наших самолётов. Можно было бы открывать маленькие аэродромы на свободных землях, которых у нас, глядя с воздуха, огромное количество, но все они сельхозназначения, а законодательство не разрешает использовать их для авиации. А перевод в другую категорию требует таких больших временных и финансовых вложений, что лучше вообще этим не заниматься», – говорит пилот.

Обслуживание

«Самолёт нужно обслуживать. Это тоже очень затруднительно, потому что у нас отсутствуют организации по их техническому обслуживанию. Это серьёзная проблема, и решить её можно только созданием массовости. Если будет сотня самолётов на обслуживании, то можно этим заняться, но ради одного-двух это никто делать не будет», – объясняет Олег Кобзев.

– Важно понимать, что перечисленные проблемы (а это далеко не полный перечень) оказывают существенное влияние на безопасность полётов не в лучшую сторону. А самыми заинтересованными людьми в плане безопасности являются, как ни крути, не государственные регулирующие, контролирующие и надзорные органы, а мы, пилоты, которые, поднимаясь в небо, всегда хотим безопасно завершить свой полёт».

Можно сказать, что в России практически нет возможности летать на небольшом частном самолёте. Есть возможность купить его за границей, но нет гуманного способа его зарегистрировать. Есть шанс обучиться летать, но для этого придётся найти несколько свободных месяцев в своём графике. Существует даже возможность куда-то полететь, но далеко не везде найдётся место, куда можно приземлиться.

Энтузиасты сетуют, что коронавирус рано или поздно отступит и люди вернутся на улицы. А вот в малой авиации, если всё будет так продолжаться и дальше, может наступить настоящий упадок. И надпись «А где все?» будет актуальной, потому что просто не останется желающих подняться в небо.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Загрузка...