Дом со странностями: сотрудник обвинённого в похищении людей новосибирского центра реабилитации рассказал о нестыковках в деле

09.09.2020 20:45

Фото предоставлено героем публикации/социальные сети

В Новосибирске возбуждено уголовное дело по фактам незаконного лишения свободы и похищения. Обвинение предъявлено сотрудникам и директору реабилитационного центра Фонда развития социальных программ «Национальный проект». Сиб.фм пообщался с консультантом учреждения, который также является обвиняемым по этому делу, чтобы узнать, что происходило на самом деле за стенами центра.

Наркотики, дно и спасение

Петр Комаров (имя изменено. — прим. Сиб.фм) уже год и три месяца в завязке. Он долгое время употреблял героин. Петр держал свою зависимость в тайне от родственников, но однажды он понял, что самостоятельно выбраться из кризиса не сможет. Тогда мужчина признался родителям и попросил у них помощи.

«Я коснулся дна. Лишился работы, не было денег. Я понимал, куда катится моя жизнь, это был полный ад. Я надеялся, что справлюсь сам, но однажды настал критический момент.

Дальше была только смерть.

Было страшно, но я признался родителям и мы начали вместе искать выход из ситуации», вспоминает Петр Комаров.

Родители Петра занялись поиском реабилитационного центра. Выбор пал на реабилитационный центр Фонда развития социальных программ «Национальный проект» на улице Адмиральской, 2. На тот момент учреждение существовало недолго — недавно ему исполнилось два года. Родственники Пётра приехали в центр на консультацию с его директором Сергеем Абашевым.

«Мы пришли вместе, посмотрели дом. Условия шикарными не назовёшь, но близко к этому. Первый и второй этажи — жилые помещения с очень хорошим ремонтом и выглядят прилично. Я там остался и началась работа», рассказывает мужчина.

С Пётром работал консультант Алексей Боровой. Реабилитация проходила по известной системе из 12 шагов, последним из которых является социальная адаптация. Поначалу, вспоминает Петр Комаров, было очень сложно.

«Работали по лекциям, если что-то было непонятно, то задавали вопросы. Также есть задания, которые разработали вместе с психологом. Зависимость развивается по нескольким направлениям: физическая, психологическая и социальная. Я понимал, что у меня есть все эти показатели. Я чувствовал, что мой организм полностью перестроился. Без вещества жить было невозможно — ломило конечности и ни о чем другом думать не получалось», — описывает своё состояние на период реабилитации Петр Комаров.

Курс дал результаты — Петр избавился от зависимости и с марта этого года работает в центре. Он занимается консультациями, связанными с химическими зависимостями.

День икс, задержания и признаки давления

В 5:58 утра 27 августа в дверь реабилитационного центра постучали. На входе стояли около 20 человек — в них Петр Комаров узнал бойцов ОМОНа, представителей Следственного комитета. Один из них спросил главного, тогда Петр поднял голову — тогда он был старшим консультантом.

«Обыск проходил до 11 часов утра. Потом нас всех отвезли в Следственный комитет. Вместе со следователем в отдел уехали 26 человек, которые проходили реабилитацию», — говорит мужчина.

Согласно официальной версии СУ СКР по Новосибирской области, в отношении директора центра Сергея Абашева и ещё нескольких сотрудников возбуждены уголовные дела по фактам незаконного лишения свободы и похищения человека. СК сообщил, что из учреждения вывели 40 постояльцев, а потерпевшими по делу признаны 24 человека.

«Из этих 26 человек, которые поехали в Следственный комитет, один сразу вернулся обратно. Он дал показания против центра, а потом обжаловал их, потому что они были написаны под давлением. Он сам потом рассказал, что его заставили дать показания», — объясняет собеседник.

По словам сотрудника центра, показания под давлением дал не один человек, проходящий реабилитацию в центре. Со слов свидетелей, силовики прибегали к методам психологического воздействия и манипулировали людьми, которые лечились от зависимости, при помощи их детей.

«Девушка рассказала, что давление началось ещё в самом реабилитационном центре, когда проводился обыск. Меня, как сотрудника, ОМОН сразу ограничил от остальных, а других развели по разным комнатам и допрашивали. Она говорит, что в комнате были два омоновца в масках и три оперативника. Они спрашивали, хочет ли она поехать домой. Она отвечала, что ей ещё рано, потому что курс лечения не закончился. Тогда они спросили, есть ли у неё дети и скучает ли она о ним. Конечно, она, как мать, не могла сопротивляться и согласилась поехать в отдел. Оттуда в итоге их тоже не выпускали. Недавно она приехала к нам и извинилась — сказала, что не хотела все это писать и на неё давили», — утверждает Петр.

В качестве свидетеля на допрос также вызвали и самого Петра Комарова. Два дня назад ему предъявили обвинение в незаконном лишении свободы группой по предварительному сговору. Сейчас он находится под подпиской о невыезде.

Два дела, вопросы и странные обстоятельства

Первое дело, которое связано с незаконным лишением свободы, возбуждено после обращения 38-летнего новосибирца, сказано в официальном сообщении Следственного комитета. По данным источника Сиб.фм, речь идёт о мужчине по имени Максим З. Пётр Комаров помнит этого человека и знает обстоятельства, при которых он попал на реабилитацию.

«Он является достаточно успешным бизнесменом, сотрудничает с другими странами в области установки и доставки кондиционеров. С алкоголизмом он и его жена столкнулись достаточно давно. Максим периодически говорил, что бросил, но в итоге это повторялось каждый раз. Однажды дошло до того, что он закрыл свою дочь в душе, держал жену и долбился головой об стену, крича, что не знает, что делать. Соседи увидели происходящее и вызвали полицию», — рассказывает консультант.

История жизни Максима З. рассказана со слов его самого и его жены — они поведали её, когда попали в реабилитационный центр. Как вспоминает Пётр Комаров, мужчину доставили сразу из отделения полиции после случившегося скандала. По словам специалиста, мужчина попал в центр добровольно.

«Я видел, в каком состоянии он приехал. Затем начался курс реабилитации. Его никто не приковывал наручниками, не похищал и насильно не удерживал. Кстати, в июле рано утром он сам взял ключи и просто ушёл. Вряд ли он смог бы это сделать, если бы его силой держали в центре. Все ребята у нас знают, где находятся ключи, хотя он должен был по-хорошему нас оповестить», — утверждает Пётр Комаров.

Максим З.

Утром сотрудники центра поехали к жене Максима З. и сообщили, что самостоятельно ушёл. По словам Петра, спустя несколько дней мужчина стал посылать своей супруге голосовые сообщения с угрозами.

«Его жена нам сама пересылала эти сообщения. Он там говорил: “Зачем ты пошла на этот шаг, я как пил так и продолжаю пить” и так далее. В общем, опять начались скандалы. Он также связывался с консультантом нашего центра, переписывался с ним и явно был в состоянии алкогольного опьянения», — вспоминает консультант.

Как указано в постановлении на обыск, 13 августа Максим З. написал заявление, в котором указал, что его насильно удерживали в центре против его воли.

Второе уголовное дело, о похищении человека, связано с другим реабилитантом, вспоминает Пётр Комаров. По его словам, Артур И. попал в центр из-за наркотической зависимости.

«Где-то с марта по конец июня он у нас находился, уже закончился курс реабилитации. Артур уже мог ездить домой и возвращаться, мы разбирали его социальную адаптацию. У него случилась трагедия: мама умерла от коронавируса. Я его лично провожал из центра, когда ему позвонила сестра и рассказала об этом. Я ему сразу сказал: “Артур, мы тебя не бросим, тебе сейчас нужна поддержка. Поэтому возвращайся назад, иначе ты можешь сорваться”. Но он не смог справиться с чувствами и снова начал употреблять», — говорит Пётр.

Спустя некоторое время сестра мужчины, вспоминает специалист, снова начала звонить в центр. Артур вернулся обратно — за полтора месяца спустя смерти матери он похудел почти на 20 килограммов, вспоминает Пётр Комаров. Однако позже по какой-то причине Артур И. решил написать заявление о его похищении сотрудниками центра.

«Я не знаю, почему он это сделал. Его сестра мне звонила на протяжении всего времени со смерти их мамы и просила помочь. Самое странное, что он в заявлении сказал, что не знал и лично не был знаком с директором центра Сергеем Абашевым. Но при этом остались фотографии: в июле мы праздновали день рождения центра и там он запечатлён с директором. Они были знакомы и он с ним лично общался», — говорит консультант.

В центре директор Сергей Абашев, справа — Артур И. на дне рождения учреждения

Корреспонденту Сиб.фм не удалось связаться с Артуром И., а Максим З. отказался комментировать ситуацию.

Пыльные наручники и нездоровая тенденция

В официальном сообщении Следственного комитета сказано, что в ходе обыска в реабилитационном центре силовики изъяли наручники. По версии следствия, именно они могли быть инструментом, которым пользовались сотрудники центра для удержания реабилитантов силой. Как утверждает Пётр Комаров, эти наручники вызывают несколько вопросов.

«В первую очередь надо сказать, что это здание в аренде. Коттедж снимается и там осталось много вещей от хозяев или тех, кто до этого его арендовал. Эти наручники я видел — их достали из-под какого-то шкафа в подсобном помещении. Там находятся какие-то котлы или что-то в этом роде, людей в этом помещении точно никто не держал. Наручники были все в пыли, поэтому ясное дело, что ими никто не пользовался», — рассказал консультант.

Более того, Пётр Комаров утверждает, что фотографии центра, которые распространили силовики, сделаны также в подсобных помещениях. На кадрах видно, что в здании нет решёток на первом и втором этажах, однако они есть на цокольном — со слов консультанта, они там были ещё со времён постройки дома.

Стоит отметить, что версии Следственного комитета и сотрудников центра о случившемся и об условиях содержания противоположны. Более того, сам консультант подчёркивает, что репутация реабилитационных центров и отношение к зависимым в обществе явно предвзятое.

В ходе подготовки материала корреспонденту Сиб.фм удалось связаться с 43-летним жителем Новосибирска по имени Дмитрий, который лечился от алкогольной зависимости. С его слов, он попал в один из центров Бердска, где столкнулся с плохими условиями содержания.

«Меня буквально подставили. Жена договорилась с работниками этого центра, они приехали в дом, когда мы праздновали день рождения. Просто забрали силой и привезли насильно. Я похудел сильно, есть не мог даже. Помню, что через месяц только ко мне пустили жену. Мы просто час сидели молча и смотрели друг на друга. Говорить нам было не о чем», — признаётся сибиряк.

При этом история Дмитрия коснулась напрямую его близких. В состоянии алкогольного опьянения, в котором он находился почти каждый день, он мог поднять руку на жену и оказывал психологическое давление на неё. Спустя три месяца реабилитации он покинул центр. Дмитрий не смог бросить пить, однако сейчас утверждает, что ему удаётся избегать конфликтов в семье.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...