«Октября в моей жизни не было»: новосибирский журналист откровенно рассказал, как тяжело переносил коронавирус

05.11.2020 20:51

Фото Алексея Кудинова и сервиса Google-карты

Новосибирский журналист Алексей Кудинов признается, что не ожидал такого сложного течения болезни.

Журналист из Новосибирска Алексей Кудинов заразился коронавирусом в начале октября — две недели он проболел дома, но потом ему стало хуже и пришлось лечь в больницу.

Об истории своей болезни Алексей рассказал Сиб.фм.

«Моя работа связана с общением с людьми, поэтому я не гадал, где заразился. Соблюдал все требования, ходил в маске. Многоразовые стирал каждый день. С собой в сумке носил несколько антисептиков , постоянно мыл руки», — говорит Алексей.

Но 2 октября у него появились первые симптомы коронавируса. Сначала — небольшое покашливание, а на утро подскочила температура 38,7.

Дня через три я понял, что это точно коронавирус – симптомы не были похожи на обычное ОРВИ. Кашель и температура, сдавленность в легких и усталость — ничего больше не болело. Никакого насморка.

«Температуру сбить не удавалось — она держалась на уровне 38,5, лишь иногда ненадолго понижаясь. Я взял у знакомых прибор для измерения кислорода в крови. Он мне серьезно помогал контролировать уровень кислорода. В течение 12 дней я лечился дома, делал дыхательную гимнастику, надувал шарики. Улучшений не было, насыщение крови кислородом стало снижаться. Врач в поликлинике выписал мне стандартное лечение – противовирусные, муколитики и антибиотик. После недельного лечения ко мне домой пришел другой врач — молодой парень, наверное, студент. Померил температуру, кислород, сменил антибиотик. Параллельно я консультировался со знакомыми врачами. Может, на этой стадии уже надо было выписывать гормоны, так как время уходило», — продолжает Алексей.

На 12 день болезни к мужчине снова пришел врач из поликлиники. Осмотрев пациента и сделанный им снимок КТ, на котором было 32% поражения легких, доктор принял решение о госпитализации.

По словам Алексея, он успел получить медицинскую помощь до пиковых нагрузок — тогда еще врача не приходилось ждать несколько дней, а скорая сразу отвозила в госпиталь.

«Первые 4 дня в больнице мне было очень плохо, не хватало кислорода (мне дали концентратор), была несбиваемая температура, ставили капельницы и уколы — в день около 12 процедур. Все время приходилось лежать на животе, чтобы легкие лучше восстанавливались. Я попал в неперегруженную больницу №12, где люди не лежали в коридорах, дожидаясь своей очереди в палате. О госпитале могу сказать только положительное. Я лет 20 не лежал в больнице. Но меня поразило именно отношение к человеку — легкое, внимательное, доброе. Причем это касалось всех — начиная от санитарок и заканчивая заведующим отделением. Все врачи приходили в одинаковых костюмах, масках, защитных очках. При этом не понимаешь, что от тебя они хотят – то ли поставить укол, то ли еду принесли. Ты не понимаешь их эмоции и общаешься как будто с космонавтами», — говорит Алексей Кудинов.

После четырех дней лечения в госпитале у пациента появился аппетит, чтобы было хорошим сигналом. Еду в больнице Алексей сравнивает с питанием как в «недорогом кафе».

«Людей в больницу привозят в разных состояниях. Когда смотришь в окно вечером, то внизу стоят несколько «скорых», потом начинается движение на этаже. Людей развозят по палатам, везут для них кислородные установки. По количеству «скорых» понимаешь, какая ночь будет у врачей. В соседней палате лежала старая бабушка. Она постоянно кричала и стонала, возле нее постоянно собирался консилиум. Много пожилых лежит в отделениях.

А с утра бабушки не стало, ее кровать застелили для кого-то другого...

Обстановку в больнице можно сравнить с военной», — рассказывает Алексей

После выписки мужчина стал по-особенному относиться к тем, кто отрицает коронавирус и не признает масочный режим.

«Таких людей надо водить на экскурсию в госпитали, чтобы они увидели, как тяжело протекает болезнь. Опасность ковида в том, что не понятно, как он будет развиваться. Мне 36 лет, нет хронических заболеваний, но у меня появились осложнения. В больнице я провел 15 дней, несколько из которых — в тяжелом состоянии. На месяц я просто выпал из жизни. На три недели вперед расписаны таблетки, ведь при лечении коронавируса страдают другие органы. Начинаю восстанавливаться. Но врачи никаких прогнозов по срокам восстановления не дают...» — заключил Алексей.

Напомним, ранее мы рассказывали об истории 41-летней Лилии Банновой, которая в течение недели ждала госпитализацию с коронавирусом в больницу — за это время у нее развилось стопроцентное поражение легких, и женщина умерла.

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...