«На наши концерты не приходят танцевать»: как слушать сибирский трип-хоп в Новосибирске

Фото «На наши концерты не приходят танцевать»: как слушать сибирский трип-хоп в Новосибирске
Фото «На наши концерты не приходят танцевать»: как слушать сибирский трип-хоп в Новосибирске

Фото Густаво Зырянова / Сиб.фм

Как петь с горящими проводами, почему музыкантам точно нужна своя звуковая студия и получается ли творить вместе после развода?
Сиб.фм поговорил с создателями первой русскоязычной трип-хоп группы ZIMNE из Новосибирска Наташей Шиловой и Антоном Кремаренко о том, как создавать нишевую авторскую музыку в Сибири.

Фото «На наши концерты не приходят танцевать»: как слушать сибирский трип-хоп в Новосибирске 2

Сделаем краткий экскурс в историю группы?

Антон: Zimne образовались в 2012 году: я много писал аранжировки и тексты, а потом стал искать девушку, которая будет петь, — и нашлась Наташа.

Наташа: Помню, как тогда удивилась, насколько красивые тексты он пишет — сразу захотелось всё это спеть. У меня за плечами уже был проект с трип-хоповой направленностью, поэтому я понимала, что нужно Антону, и согласилась участвовать.

Антон: Первый альбом вышел уже в 2013 году. Когда выкладывали, было страшновато.

Мы думали, что это нравится только нам. А оказалось — многим нравится.

Наташа: Каждый раз, когда мы записывались, я понимала, что не могу оторваться, хочу постоянно слушать все песни. Сначала думала, что это самолюбование какое-то, а потом мы всё это выложили, и оно просто разлетелось — само, вообще без нашего участия. Почти сразу после этого нас позвали на Metagalaxy Festival (международный фестиваль трип-хоп музыки — примечание редакции), и оказалось, что мы первые в истории, кто сделал трип-хоп на русском языке. Трип-хоп именно в классическом понимании, по каноническим законам бристольского саунда.

Антон: Даже в каком-то французском чате заняли первое место — нас выделили как лучший релиз месяца, хотя, казалось бы, откуда французы-то могли нас услышать.

Расскажете про название группы?

Антон: Всё просто: это название нашей первой песни.

Наташа: Ну знаешь, как ответ на вопрос «Каково это?». Зимне, холодно. Как прохладные отношения между людьми. У нас достаточно холодная и сдержанная музыка. Да, она эмоциональная, но эмоции как будто удерживаемые: их много, но всё происходит только внутри.

Антон: И при этом словно есть некая отрешённость от эмоций.

Фото «На наши концерты не приходят танцевать»: как слушать сибирский трип-хоп в Новосибирске 3

Как у вас распределены «зоны ответственности»?

Наташа: В отношении текста я очень доверяю Антону: лучше него для нас не напишет никто.

Антон: А с Наташи — неземной вокал и мелодические линии.

Наташа: Ещё некоторые песни мы делаем с друзьями. Например, была отличная история с московской группой «Друг»: как-то они спросили слушателей, с кем стоит сделать коллаборацию. Многие написали про нас, и они правда с нами связались: сделали минус, а мы написали песню. Они её послушали и изменили свой минус — так получилась песня «Ковбой».

Какую уникальность вы выносите, когда позиционируете себя именно как «сибирский трип-хоп»?

Наташа: Это исключительно территориальная история: просто хотим, чтобы люди знали — в Сибири тоже есть трип-хоп. Потому что его не так уж и много, и трип-хоп коммьюнити как такового здесь нет. Зато у нас есть друзья-музыканты, которые делают много красивого и крайне стильного: например, Лиза Сойка или Hale De Mars.

Как думаете, почему так сложно с трип-хоп коммьюнити в Сибири?

Наташа: Потому что это абсолютно авторское дело. В принципе, авторскую музыку делают не так много людей, а трип-хоп ещё меньше. Зато поэтому среди нас очень мало тех, кто «так себе».

Антон: На самом деле в определённый момент ты открываешь, что почти вся музыка мира — вообще не настолько оригинальная, как принято думать. Есть интерполяции, каверы, ремиксы, сэмплы — очень много музыки, которая на самом деле переработана много раз. Поэтому я всегда стараюсь писать с нуля: бесит, когда чувствую, что повторяюсь и делаю что-то вторичное. Но в любом случае нормально, когда люди начинают, подражая кому-то, а потом находят свой стиль — у нас это уже случилось.

Фото «На наши концерты не приходят танцевать»: как слушать сибирский трип-хоп в Новосибирске 4

Считаете свою музыку полноценным искусством?

Наташа: Конечно! Хоть в музей готовы.

Антон: А почему вообще кто-то считает, что он делает не искусство?

Как, по-вашему, есть у сибирского искусства в целом как такового какой-то общий вектор?

Антон: Вектор зимней безысходности. Даже если взять очень известных сибиряков типа Андрея Звягинцева или Вячеслава Росса — это же такое глубинное уныние.

Наташа: И мы вполне вписываемся.

Как перейти на новый уровень, будучи артистом из Сибири?

Антон: А зачем переходить? Мы живём в эпоху интернета, и это даёт возможность быть всегда открытыми для мира.

Надо просто делать хорошую музыку. Зачем что-то кому-то доказывать?

Наташа: У нас есть возможность заниматься искусством, и этого достаточно. Мы работаем вместе, создаём что-то интересное — в первую очередь для себя, а потом оказывается, что и для остальных. Достаточно искусства самого по себе.

Получается ли зарабатывать этим искусством?

Антон: Получается, но жить на это невозможно. Поэтому есть основная деятельность — я, например, занимаюсь дизайном графики и интерьеров.

Наташа: Zimne — это даже не прожиточный минимум, это просто музыка. Но вообще для меня музыка не только творчество, но и профессия: я пою в группе, которая исполняет каверы в джазовой обработке, и преподаю вокал в частной школе.

Фото «На наши концерты не приходят танцевать»: как слушать сибирский трип-хоп в Новосибирске 5

Кстати о музыкальном образовании: обязательно ли оно в творчестве, или можно без него?

Наташа: По сути, музыкальное образование — это наслушанность и чувство вкуса. Когда слушаешь очень много разной музыки, начинаешь разбираться в стилях: понимать, как и что должно работать, каким образом себя в них вести.

Понимаешь своё нутро через призму музыки — это и есть музыкальное образование.

Конечно, академические знания гармонии и сольфеджио никогда никому не мешали, но и наслушанности может вполне хватить.

Антон: Если ты плохой архитектор — построенный тобой дом рухнет. А если музыкант без образования — твоя музыка никого не убьёт.

Сколько стоит создать группу?

Наташа: Кучу нервов!

Антон: Если есть домашняя студия — нисколько. Только она даст возможность делать реально качественную музыку и вообще всё, что ты хочешь. Потому что когда приходишь на чужую студию, ты всегда зажат.

И на самом деле собрать свою звуковую студию не так дорого, как кажется. Нужен ноутбук, хорошая звуковая карта, микрофон, поп-фильтр, стойка, предусилитель, микшер, хорошие мониторы, мощные колонки или наушники. Для первого времени можно покупать всё с рук, и тогда хватит тысяч 50.

А сколько денег нужно, чтобы записать альбом?

Наташа: На одну песню необходимо примерно 3 часа записи в студии — это около 2 500 рублей. Если нужна аранжировка — ещё от 10 до 30 тысяч в зависимости от уровня аранжировщика, и это если тебе сразу всё понравилось, без правок. А потом ещё сведение и мастеринг (финишная пост-обработка — примечание редакции), это плюс ещё 10-20 тысяч рублей. Выходит, что одна песня обойдётся минимум в 50 тысяч рублей, а лучше 80-100 тысяч рублей. А в альбоме, как правило, минимум 10 песен. В этом преимущество домашней студии и собственных навыков — мы, например, всё делаем сами.

Фото «На наши концерты не приходят танцевать»: как слушать сибирский трип-хоп в Новосибирске 6

Сколько времени вам нужно на создание альбома?

Наташа: Первый альбом мы сделали за 3 месяца — с плотным погружением, не занимаясь больше ничем. На второй понадобился год. С первым было проще, потому что у каждого был свой материал, и мы просто делились друг с другом сокровищами, соединяли их — было очень легко.

Антон: А второй альбом мы писали, уже когда жили вместе и были женаты, и это в любом случае совсем другой темп.

А чем вдохновляетесь?

Наташа: Наше творчество во многом из боли. Не полностью, но в том числе.

Антон: Да, у нас были достаточно болезненные, очень взрывные отношения, и из них много чего вырастало.

Наташа: Просто недолеченные люди собрались вместе. Ведь чем полезны гении (я гением считаю Антона) — с гениями надо работать. А у нас всё смешалось.

Но Zimne — это не только боль, которую мы пытались пережить с помощью искусства.

Там много разных эмоций: есть песни, написанные в пиковые моменты любви или в настолько ярких эмоциональных состояниях, что мелодии и слова сами появляются в голове. И так классно, что есть человек, с которым этим можно поделиться!

Антон: В целом боль останется всегда, просто будет меняться. Боль есть у всех, и в этом нет чего-то плохого.

И каково это: продолжать творить, когда вы больше не вместе?

Наташа: Странно.

Антон: И очень медленно.

Антон: У нас ведь ребёнок, который то у меня, то у Наташи. И как-то просто сесть и поработать вместе у нас в принципе нет возможности.

Наташа: Мы как Солнце и Луна — не видимся больше.

Антон: Но когда нам всё-таки удаётся, я всегда ловлю такой восторг и то давно забытое ощущение, что что-то наконец делается.

Наташа: Когда мы жили вместе, то в любом случае мыслями и энергетикой обменивались постоянно. Сейчас этот обмен очень затруднён, и, возможно, следующий альбом будет как первый — совмещение наших мыслей чувств.

Фото «На наши концерты не приходят танцевать»: как слушать сибирский трип-хоп в Новосибирске 7

Расскажите о выступлении, которое вам запомнилось больше всего?

Наташа: Концерт на «Дикой Мяте» (российский независимый мультиформатный фестиваль — примечание редакции)!

Антон: Мы только встали — и стеной рухнул ливень с грозой и молниями.

Наташа: Это было так красиво!

Антон: У нас тогда сгорели все провода и ноутбук, но мы доиграли до конца.

Наташи: И люди не уходили, танцевали прямо под дождём во всей этой грязи.

Антон: А ещё в планетарии было круто: мы сделали специальные нарезки из полнокупольных фильмов, и фракталы летели на зрителей.

А что насчёт выступлений на политических агитациях?

Антон: Никогда. Да, мы постоянно ходим на митинги, и у Zimne есть достаточно политические треки, например, «Полицай» или «Наши планеты», но идти «за кого-то петь» — точно нет.

Наташа: Мы не полезем в политику.

Безусловно, у нас как у личностей есть собственная политическая позиция, но ввязывать туда творчество нельзя.

Как думаете, кто вообще ваш слушатель?

Наташа: От любой музыки, в том числе и от нашей, можно словить некоторые ощущения. Люди, которые могут это сделать, нас слушают. Люди, которые не ловят никаких ощущений, — не слушают, просто в их мире нет такого рода ощущений. Я не знаю, чем эти люди отличаются от остальных — но они что-то чувствуют, когда слушают нас, и это хорошо.

Антон: На наши концерты не приходят танцевать — на наши концерты приходят слушать.

Давайте «золотой» список от Zimne: кого слушать?

Антон: Из местных ребят — Лиза Сойка, она чудесная.

Наташа: Hale De Mars тоже хороши! Из кого-то покрупнее: Иван Дорн, Рита Дакота, группа «Салют», естественно, СБПЧ и Icepeak.

Антон: Если говорить о мировом уровне: Lapalux, Apparat, Submotion orchestra, Serpentwithfeet, BEAK>, вечные The roots, а недавно вот открыл Oma Desala.

И последнее: с кем была бы коллаборация вашей мечты?

Антон: С Иваном Дорном.

Он всегда очень разный, и многим кажется, что он выдыхается, а на самом деле — только круче становится.

Наташа: Как Оззи Осборн!

Антон: Или с Земфирой ещё.

Наташа: Да, с ней я бы с непередаваемым удовольствием спела.

 

Хотите видеть больше интересных новостей?
Добавьте наш канал в избранное в Google News и Яндекс Новости:

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...