"У хорошего опера есть своя агентурная сеть": как устроен рынок темных скупщиков краденого золота в Новосибирске

Фото "У хорошего опера есть своя агентурная сеть": как устроен рынок темных скупщиков краденого золота в Новосибирске
Фото "У хорошего опера есть своя агентурная сеть": как устроен рынок темных скупщиков краденого золота в Новосибирске

Фото с сайта pixabay.com; 2ГИС; Павла Тиунова/Сиб.фм

В центре Новосибирска дерзко ограбили ювелирный магазин — Сиб.фм узнал, как полиция расследует такие дела, и почему преступников не всегда находят.

Вечером в среду, 12 января, неизвестный ограбил ювелирный магазин "Яхонт", расположенный на улице Орджоникидзе в Новосибирске. По словам очевидцев, налётчик нагрянул в салон поздно вечером, лицо его было закрыто маской, в руках — оружие, преступник перелез через прилавок и забрал всё золото. Новости об очередном ограблении ювелирки появляются в городе достаточно часто — одних грабителей задерживают, как говорится, по горячим следам, тогда как другие уголовные дела так и пылятся на полках. Журналист Сиб.фм поговорила с бывшими следователями и работниками ломбардов — как устроен тёмный рынок сбыта краденого золота в Новосибирске, и почему не всех грабителей находят.

Размахивал пистолетом

"Яхонт" — небольшой ювелирный магазин, состоящий из нескольких отделов. По словам очевидцев, преступник нагрянул туда перед самым закрытием — молодой парень в маске целенаправленно шёл именно в этот салон. Мужчина перелез через прилавок, угрожая продавщице пистолетом — или предметом, похожим на пистолет. Чтоб вытащить из магазина золото на несколько миллионов преступнику даже не пришлось стрелять в воздух.

"Он зашёл и сразу начал размахивать пистолетом, — рассказала журналисту Сиб.фм продавщица соседнего магазина. — Это всё попало на видео, и, насколько я знаю, запись уже передали сотрудникам".

Возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 162 («Разбой в особо крупном размере»), максимальное наказание по этой статье предусматривает до 15 лет лишения свободы.

«В настоящее время сотрудниками полиции проводятся оперативно-разыскные мероприятия, направленные на раскрытие данного преступления, – сообщили журналисту Сиб.фм в пресс-службе ГУ МВД по Новосибирской области. – Оперативники работают, на раскрытие преступления сейчас направлены все силы».

Поиск "по горячим следам"

По словам бывшего следователя органов внутренних дел, директора юридического центра «Егоров и партнёры» Сергея Егорова, метод работы с ограблением ювелирных магазинов у оперативников стандартный — сначала возбуждается уголовное дело, затем проводится осмотр места происшествия. Если удаётся обнаружить следы пальцев или обуви — назначается экспертиза.

"Следователь затем даёт задания оперативникам, и они уже бегают, землю роют, опрашивают тех, кто рядом мог быть, — рассказывает Егоров. — Если в магазине есть видеонаблюдение — безусловно, нужно изымать видеозапись и рассматривать, приобщать к материалам уголовного дела, признавать вещественным доказательством. Даже если человек был в маске — есть же одежда, рост, можно определить какие-то специфические вещи, может, жулик хромает. В арсенале следователей есть опознание преступника по походке — и в дальнейшем можно будет этой методикой воспользоваться".

Фото

Бывший следователь подчёркивает, что всё это необходимо делать "по горячем следам" — потому что позже запись может удалиться, а свидетели могут позабыть важные детали.

"Ещё сразу после совершения преступления необходимо ориентировать наружные службы — ДПС и ППС, передавать им ориентировку, — продолжает бывший сотрудник. — У меня так два убийства раскрывалось. Я приезжал на место преступления, а мне гаишники говорили — а мы его уже поймали, вот он в частном секторе шёл по улице, пригляделись — у него одежда вся в крови".

Если преступление не получается раскрыть сразу — то все улики добавляются в картотеку, а оперативники проверяют так называемый черный рынок скупщиков краденого.

Тайные скупщики

Антон (имя изменено — прим. ред.) работает в одном из круглосуточных ломбардов Новосибирска. Новость об ограблении ювелирного магазина парень воспринял стоически — пока к ним в ломбард сотрудники полиции не приходили, но он уверен, что придут обязательно. Так происходит каждый раз.

"Смотрят журнал, кто покупал, кто приходил, у нас вся система открытая — нам проблемы не нужны, — объясняет сотрудник ломбарда. — Вообще мы стараемся не брать ни телефон, ни золото, если хоть малейшее сомнение появится, что вещь краденая. Зачем? Всё равно её придут и заберут. Поэтому любой залог или продажа — строго по паспорту, следим и за тем, чтобы человек не пытался толкнуть ничего по чужим документам. В случае чего мне мы искать его будем? Поэтому если это краденое золото и толкают в Новосибирске, то точно не по ломбардам, есть же тёмные каналы сбыта. А ломбарды — они на виду у полиции".

По словам бывшего следователя, адвоката Алексея Фоминых, в преступления подобного типа редко ввязываются люди, которые не знают так называемые каналы сбыта, по простому — черный рынок скупщиков краденого.

"В обычный ломбард с таким не идут, потому что ломбарды все под контролем, — солидарен с мнением оценщика Фоминых. — Обычно идут к тёмным скупщикам — это те, кто занимается скупкой краденого имущества с целью дальнейшей реализации в другом регионе".

Фоминых подчёркивает, что все крупные партии золотых украшений всё равно прослеживаются даже на этом чёрном рынке — потому что часть скупщиков находится под контролем полиции.

"Органы внутренних дел занимаются не только сбором сведений, — подчёркивает бывший сотрудник. — У каждого хорошего опера есть хорошая агентурная сеть".

Бывший следователь Сергей Егоров вообще считает, что отработка скупщиков краденого — это едва ли не главный метод оперативной работы в таких преступлениях.

Фото

"Когда я работал, я точно знал, где есть точки сбыта похищенного, — пояснил Егоров. — И если агентуру задействовать, то всегда можно всё узнать. Золото вот так тупо продать не получится. Конечно, есть вариант, что человек пошёл на дело с конкретной целью, зная заранее, где он будет это золото сбывать — и в этом месте уже ждут этого жулика с награбленным. Либо он просто решил ограбить магазин, полагая, что потом решит, как золотом распорядиться. И пойдёт по злачным местам — поэтому на следующий день весь чёрный рынок уже должен прослеживаться. У меня был случай — выставили хату, классический разбой, девушка и два парня связали хозяйку квартиры, уложили на пол и сбежали. А на следующий день на Маркса, на сбыте их повязали оперативники".

Чист ли на руку потерпевший

Ограбление ювелирного магазина в сентябре прошлого года 29-летней Екатериной Калугиной прогремело далеко за пределами Новосибирска. Девушка вынесла из здания ТЦ «Сибирский Молл» драгоценности на сумму около 3,75 миллиона рублей. Калугину обвинили в краже. Сама она позже заявила, что совершить преступление её вынудили люди, которые намеревались уличить владельца салона в нечистоплотном ведении дел. Калугина, устроившись на работу в салон, якобы должна была провести «тайный аудит». Похищенные драгоценности, уверяет девушка, она передала неизвестным людям.

Дальше было бегство в Москву в поисках хорошего адвоката, участие в ток-шоу, переезд в Саратов, арест и этапирование в Новосибирск. Сейчас судьбу "Агента Кэт" — так девушку прозвали в СМИ, решает Октябрьский районный суд Новосибирска. Гособвинитель запросил для Калугиной 3 года и 6 месяцев колонии общего режима.

Фото

Бывшие следователи подчёркивают, что никогда нельзя сбрасывать со счетов версию о причастности к ограблению бывшего или нынешнего сотрудника магазина.

"Вообще тут можно пойти на сотрудничество со службой безопасности, если она хорошо работает, — рассуждает Алексей Фоминых. — Эти люди занимаются отбором кадров и могут выяснить подозрительное поведение у сотрудников, подсказать, с кем они общались последнее время".

Сергей Егоров считает, что поведение магазина на месте ограбления часто говорит о том, связан ли он как-то с сотрудниками ломбарда. Например, если человек ориентируется в помещении, знает где находится тревожная кнопка — скорее всего, ему кто-то подсказал эту информацию либо он сам раньше работал в этом ювелирном салоне.

"Надо проверять всех сотрудников, что это за люди, но это уже этап не по горячим следам, а планомерная оперативная работа, — рассуждает Егоров. — Надо понять, насколько это честный человек. Может, он лет десять отработал, и ни одного взыскания нету. А бывает, что постоянные ругань, скандалы, недостачи. Или была ссора, и сотрудник решил перед уходом насолить директору — такое тоже бывает. Тут необходимо установить круг знакомых сотрудников магазина — может, сам человек ранее судим, или общается с судимым. Просмотреть детализацию звонков — может там всплывёт человек, ранее судимый за хищение".

Оперативникам приходится проверять и самого заявителя — насколько он "чист на руку". Реже, но бывает, что хозяин магазина может сам инициировать ограбление ради получение страховых выплат.

"Если магазин за три дня до грабежа был застрахован — это вызывает подозрение, — объясняет Сергей Егоров. — Поэтому отрабатывается и версия, по которой потерпевший сам себя ограбил. Проверяется всё — с кем живёт владелец магазина, с кем общается, как идёт бизнес — насколько он прибыльный. Потому что если бизнес убыточный, перспектив нет, то человеку запросто может прийти в голову мысль: "А дай-ка я застрахую, всё равно денег нет, а так хоть страховку выплатят". А если у тебя всё прёт, всё прекрасно, то какой смысл в таких махинациях?".

Все зависит от полиции?

В декабре 2011 года трое грабителей в костюмах Дедов Морозов и с масками на лице ворвались в ломбард «585», расположенный в доме № 20 по улице Богдана Хмельницкого. Один из «дедушек» сразу выстрелил в воздух для устрашения. Угрожая продавцу пистолетом, преступники вынесли из ломбарда все золотые украшения. В помещении они пробыли ровно 47 секунд. Во время побега грабители растеряли часть золота, местные вспоминают, что ещё долго на дверях ломбарда висело объявление с просьбой вернуть найденные золотые изделия.

Преступников так и не нашли. В апреле 2012 года следствие по ограблению ломбарда «585» было приостановлено «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Бывший следователь Сергей Егоров считает, что раскрываемость таких преступлений напрямую зависит от профессионализма полицейских.

"Если там ребята грамотные и не лентяи, то всё можно раскрыть по горячим следам, — подчёркивает эксперт. — Если работают, спустя рукава, то, конечно, ничего не раскроют, и дело уйдёт в архив".

Тогда как его бывший коллега Алексей Фоминых уверен, что раскрываемость скорее зависит от уровня подготовки самих преступников.

"Они могут настолько всё просчитать, буквально каждую секунду, что там почти не будет шансов поймать их, только если случайно кто-то проболтается, — рассуждает Фоминых. — Тем более это могут быть гастролёры из другого региона. Плюс преступники могут использовать каналы чёрного рынка, которые не отсвечивались никогда в органах".

При этом оба эксперта сходятся во мнении, что если дело передали в архив — шансы раскрыть его минимальны.

"Да, по преступлениям прошлых лет очень кропотливая системная ведётся работа, но такие до финала они доходят редко, — подчёркивает Алексей Фоминых. — И это делают не районные полицейские, а специально обученные люди в областных аппаратах. Поэтому у нас всегда более сложные резонансные дела забирают куда-то повыше".

 

Хотите видеть больше интересных новостей?
Добавьте наш канал в избранное в Google News и Яндекс Новости:

Ваш комментарий

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...