Правду и только правду

 Кто, почём и зачем проверяет людей на детекторе лжи  8.02.2012, 07:04
были упомянуты
подходящие темы
Правду и только правду
Фотографии Веры Сальницкой

Культ правды всегда заставлял человечество искать способы определения лжи. В древнем Китае лжеца изобличали, заставив набрать его в рот горсть риса: если после прослушанного обвинения рис оставался сухим, то вина подозреваемого была доказанной. Корреспондент Сиб.фм отправился в Лигу полиграфологов Сибири, чтобы узнать, кто и зачем сегодня ищет правды и — какой ценой.

— Вас зовут Татьяна?

— Нет.

— Вас зовут Дарья?

— Нет.

— Вас зовут Александра?

— Нет.

Пробный тест на полиграфе требовал от корреспондента Сиб.фм отвечать «нет» на вопрос о всех именах, в том числе и о своём собственном. Пытаясь обмануть детектор лжи, я представляла, что меня зовут Катей, но показатель потоотделения кожи при ответе «нет» на вопрос о моём настоящем имени предательски подскочил.

Это не слишком приятная процедура: сложно чувствовать себя спокойно и уверенно, сидя на двух дисках, регистрирующих мышечные сокращения (да-да, именно это место может выдать вас в случае чего).

Кроме того, к вам подключают ещё семь датчиков: давления, сердцебиения, движения и потоотделения. Представьте себе, что при этом на вас направлена веб-камера, а вопросы задаются посложнее, чем приведённые выше.

Беда, если вам есть что скрывать, помимо невинного вранья маме о том, что вы не забываете обедать.

Офис Лиги полиграфологов Сибири, по всем законам конспирации, располагается за скромной дверью без вывески на четвёртом этаже серого панельного здания недалеко от Мемориала Славы. Сейчас здесь получают эту весьма специфическую профессию пятеро человек, которые приветливо улыбаются журналистам, но категорически отказываются появляться в кадре.


Детектор лжи, работающий на основе изменений пульса, давления и дыхания человека, был изобретён в 1921 году студентом-медиком Джоном О. Ларсоном

Спрашивать их о том, кто они и почему пришли учиться на полиграфолога, тоже не полагается, поэтому остаётся только догадываться, сотрудники ли они спецслужб, специалисты по кадровой безопасности компаний или полицейские в отставке, желающие заняться частной практикой.

Про корреспондентов Сиб.фм они шутят, что мы — шпионы. В общем, атмосфера здесь хорошая, доверительная, кажется, сегодня тут собрались только добрые полицейские, а злые вышли покурить.

К полиграфу меня подключает президент Лиги Елена Романенко, которая редкую профессию получила в Москве во ВНИИ МВД, будучи сотрудницей правоохранительной структуры. Она усаживает меня на стул. На нём лежат два круглых диска — те самые датчики мышечных сокращений.

Такие датчики могут быть встроены в стул или кресло, и тогда проверить человека на лживость можно тайно.

Разумеется, это незаконно, но, на всякий случай: осторожнее садитесь на стулья в незнакомых кабинетах.

— Какая рука больше вас выдаёт, когда вы врёте? — задаёт она вопрос.

— Наверное, правая, — слишком поспешно отвечаю я.


10 000 рублей стоит проверка жены или мужа на детекторе лжи

На два пальца правой руки мне надевают чёрные липучки, внутри которых металлические электропроводящие пластинки. От них тянутся провода к белому маленькому ящичку с названием «Диана». Под этим красивым женским именем выпускаются современные детекторы лжи, которые давно уже не пишут самописцами по бумаге, как в известной комедии «Знакомство с родителями», данные выводятся на компьютер.

Ещё один датчик похож на тонометр — он регистрирует изменение давления. Наконец, последние два крепятся на грудь и талию, а на испытуемого направляют веб-камеру, чтобы мимика не ускользнула от бдительного полиграфолога.

Точность определения намеренной лжи с помощью такого устройства очень высока, если, разумеется, исследование было проведено профессионалом, который способен отличить волнение, вызванное процедурой проверки, от реакции тела на произнесённую неправду.

Чаще всего полиграфологам заказывают проверки недоверяющие друг другу супруги или работодатели, которые хотят узнать «правду и только правду» о своих сотрудниках.

Жён чаще всего интересует, изменял ли им супруг, а мужей — сколько мужчин у жены было до него.

Семейного счастья полиграфная правда не прибавляет, считает Елена Романенко.

— В семье главное — доверие. Но бывают случаи, когда это помогает решить какие-то трудные вопросы. Например, мужчина проверил жену на предмет отцовства их ребёнка: жили-жили восемь лет — ничего, и тут внезапно появляется ребёнок. Проверил — и теперь живут спокойно.

9% российских директоров компании проверяют сотрудников на полиграфе (данные исследования SuperJob.ru)

Работодатели проверяют сотрудников в трёх случаях: когда в компании что-то украли (для внутреннего расследования), когда есть опасения, что могут украсть (для профилактики) и при приёме на работу. Мало ли, может быть, у соискателя диплом фальшивый или криминальное прошлое.

— Современные полиграфы очень точны, и когда мы говорим о вероятности, то имеется в виду вероятность не математическая, по теории Эйнштейна, а вероятность как философская категория, — говорит Елена Романенко.

Впрочем, у сибирских директоров такие методы проверки сотрудников не очень популярны, хотя, по словам Елены Романенко, в некоторых случаях детекция лжи может помочь принять более правильное кадровое решение.

— Подготовка квалифицированного персонала — достаточно затратный процесс. С одной стороны, легко уволить всех: и тех, кто украл, и тех, кого заподозрил, — всех без разбора. Но нужно будет найти новый персонал, обучить его, затратить время и, может быть, заплатить бизнес-тренерам и т. д. Опять же, не хочется увольнять людей, которые не воруют, — очень редко бывают случаи, когда воруют все.

Самое главное условие прохождения проверки на полиграфе — её добровольность: испытуемый должен дать письменное согласие. Но даже оно не позволит проверить несовершеннолетних, престарелых и людей страдающих психическими расстройствами.

Любопытно, что в деле, для которого, прежде всего, полиграф и создавался — расследовании преступлений — детектор лжи применяется нечасто. И при судопроизводстве, по-прежнему, результаты проверки на полиграфе используются достаточно редко.

— Наши следователи чаще всего отказываются от полиграфа, потому что не всегда знают, как с ним работать, как его результаты потом использовать в судопроизводстве. Мы очень мало экспертиз провели для следственных органов.

Зато в КГБ, как утверждают, полиграфом пользовались значительно чаще и раньше — с 1975 года, правда, проверить это сложно, а вот в органах внутренних дел официально применять детектор лжи было разрешено только с 1994 года.


Лучшим детектором лжи был нос Пиноккио, который удлинялся каждый раз, как тот врал

— Получается, что полиграфологии в России чуть более 15 лет, мы отстаём от всего мира в лучшем случае лет на тридцать.

Сегодня результаты проверки на детекторе лжи могут учитываться в суде как заключение эксперта, но только в совокупности других доказательств.

Кроме того, процедура должна быть проведена в добровольном порядке.

Одно из последних громких дел, которое помог раскрыть полиграф, — дело о жестоком убийстве предпринимателя в Москве в 2007 году.

Дмитрий Тихонов, которого признали виновным по этому делу и приговорили к восьми годам тюрьмы, отсидел три года, но продолжал бороться за справедливость: в 2010 году адвокату осуждённого удалось добиться того, чтобы дело пересмотрели, а Дмитрия проверили на полиграфе.

Детектор лжи показал, что мужчина невиновен, а дополнительными доказательствами этого стали записи видеокамер, установленных возле подъезда.

В этой истории полиграф счастливым образом помог оправдать невиновного и посадить за решётку настоящего преступника. Но всё же следователи, адвокаты и суды используют детектор лжи очень неохотно. Прежде всего потому, что данные о точности детектора лжи разнятся: от 70 до 93–95%. Именно это возмущает защитников прав человека: они считают, что в суде должны использоваться только абсолютно точные доказательства. Сами же полиграфологи полагают, что пока наше уголовное право просто не научилось правильно использовать эти результаты.

31 вид лжи выделяется в социологии: от детской лжи и лести до блефа, самообмана и лжесвидетельства

— Полиграф — не панацея от всех бед. В некоторых странах, например, в Германии, его использование запрещено, в ряде штатов Америки он может быть использован в качестве доказательства, если стороны заранее заключают соглашение о том, что результаты проверки принимаются как доказательство.

Обмануть детектор лжи могут специально обученные сотрудники, имеющие определённый тип нервной системы.

Обычному человеку обмануть «прибор правды» довольно сложно.

— Я могу обманывать курсантов только в самом начале обучения, — признаётся Елена Романенко.

В интернете описывают множество способов сбить с толку полиграф, об эффективности которых можно только догадываться. Советуют, например, накануне проверки выпить некоторое количество спиртного, мало спать или принять лекарства от гипертонии, снижающие артериальное давление и одновременно блокирующие выработку адреналина, а также помазать руки салицилово-цинковой мазью.

Считается, что обмануть полиграф можно, если читать про себя стихи, умножать в уме или подложить в ботинок под палец кнопку.

Здесь важно, чтобы организм реагировал на боль, а не на произнесённую сознательно ложь. Но все эти способы малоэффективны, и с лёгкостью распознаются полиграфологами.

О том, удавалось ли кому-нибудь обмануть её при проверке на полиграфе, Елена Романенко говорит, что может только догадываться.

— Современные полиграфы — очень точные приборы, а технология определения лжи постоянно совершенствуется. Оценки хороших экспертов-полиграфологов достаточно точны, — говорит Елена Романенко.

Полиграфолог — профессия штучная: в Новосибирской области специалистов не более шестнадцати, в Красноярском крае — около сорока. Лига помогает им находить работу и повышать квалификацию.

— Мы не ратуем за количество специалистов. Важнее их профессиональный уровень.

Учиться этому делу нужно всю жизнь, считает Елена Романенко. Сама она закончила Всероссийский научно-исследовательский институт МВД, полиграф-школу «Эпос», Национальную школу детекции лжи, плюс — каждый год курсы повышения квалификации. В Лиге она единственный тренер, который способен обучить полиграфолога «с нуля».

Лучшие «специалисты по лжи» получаются из психологов и юристов.

— Те, кто имеют медицинское образование, изначально обучены на более гуманный подход к людям и, чаще всего, не настолько успешны в этой деятельности. Например, когда нужно склонить человека к даче признательных показаний, они, конечно, испытывают трудности.

Для того, чтобы попасть на курсы полиграфологов, не нужно иметь какое-то специальное образование — достаточно иметь желание и деньги. Но случайных людей в этой профессии нет: как правило, на курсы приходят сотрудники правоохранительных органов и специалисты по кадровой безопасности.


Среднестатистический собеседник врёт 3 раза за 10 минут разговора

Стоимость четырёхмесячного обучения, куда входит и очная сессия, и практика, — около 90 000 рублей. Те, кто хочет заняться свободным бизнесом в этой сфере, за покупку полиграфа заплатят ещё около 200 000 рублей. Затраты окупают себя: полиграфологи в Сибири зарабатывают от 30 до 90 тысяч в месяц.

— У нас недавно в Новосибирске было несколько вакансий с зарплатой 45 тысяч, и мои выпускники ими не заинтересовались, — улыбается Елена Романенко.

Кроме расшифровки записи психофизического состояния, полиграфологов учат выявлять ложь и по поведению собеседника. И речь идёт не о каких-то явных ёрзаньях на стуле или «закрытых позах», о которых пишут в книгах по популярной психологии.

— Невербальные признаки — это сфера субъективного. Человек сел в позу Наполеона, мы думаем, что он что-то недоговаривает, а, может быть, он просто пузико прикрывает.

Чаще всего людей выдают ноги и глаза: жесты рук все худо-бедно стараются контролировать, а про остальное забывают.

Сложнее всего бывает выявлять ложь у аудиалов: люди этого психотипа чрезвычайно скованы и внешне малоэмоциональны.

— Оперативники поднаторели в определении явных признаков: ага, покраснел, позёвывает, вертится — точно причастен! В задачи полиграфолога входит фиксировать все проявления, возвращаться к ним и определять точно, почему они возникают.

Как правило, полиграфологи не задумываются о том, для чего заказчику исследования требуется установить истину с помощью детектора лжи и что потом человек будет делать с полученной информацией.

«Вы врёте?» — вопрос, который используют социологи во всех личностных тестах, чтобы отсеять настоящих врунов: в итоговые расчёты должны войти только те анкеты, где ответ на этот вопрос был «да» или «иногда».

У Елены Романенко, которая с математической точностью может отличить ложь от правды, своё отношение к этим категориям — отношение, которое может показаться неожиданным:

— Зачастую задумываешься и приходишь к мысли о том, что правда вообще человеку бывает не нужна. Я всё чаще убеждаюсь, что для большинства людей ложь нужнее.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!