Руины скорби

 Архитекторы и историки разошлись во мнениях о сносе бывшей тюрьмы  5.06.2012, 07:03
подходящие темы
Руины скорби
Фотографии Сергея Мордвинова и Motors Nsk

В начале мая в центре Новосибирска завершился, пожалуй, самый громкий снос здания в городе за последние годы. Экскаватор сгребал куски стен и обломки мебели на фоне скромного пикета противников «вандализма», к радости жителей близлежащих домов. Здание психоневрологического диспансера, в прошлом — следственно-пересыльной тюрьмы НКВД, окончательно прекратило своё существование буквально на глазах корреспондентов Сиб.фм.

Обитатели дома скорби вместе с медицинским персоналом и оборудованием покинули мрачноватые стены ещё три года назад, и переселись на улицу Светлая. Название по-салтыковски символичное; впрочем, полвека, проведённые в бывшем каземате, были не менее символичны. Один из новосибирских психиатров заметил, что в России психиатрическая больница и сейчас весьма схожа с тюрьмой — то же бесправие, то же бесчувствие и те же решётки на окнах.


Бедлам — название психиатрической больницы в Лондоне (1547 г.), стало нарицательным

Оставляли больницу, забрав всё нужное. Ненужное бросили, как во время бомбёжки. Вещи постепенно покрывались толстым слоем пыли, становились добычей тусующихся в лабиринтах здания школьников и ночующих тут бомжей.

Стену на первом этаже украшал «Закон о психиатрической помощи населению», а на полу в комнатах валялись груды чьих-то альбомов с фотографиями, тетради с записями анамнеза. В бывшем кабинете в банке для анализов — засохшие ветки вербы на столе. Коробки с противогазами — в подвале. А в зале с растащенными по углам креслами — пианино «Иртыш»: расстроенное, но ещё пригодное для использования.

В ноябре 2009 года здания выставили сначала на аукцион, не увенчавшийся успехом, затем на продажу; здания психоневрологического диспансера архитектурной ценности не представляли: рядовая застройка сталинского периода.

Но группа общественников Новосибирска выступила за сохранение опустевших зданий и создание в них музея памяти жертв террора, а часть из них даже попыталась самовольно увековечить память одного из арестантов.

В сентябре 2011 года местные национал-социалисты поместили на стене табличку: «В этом здании 15.09.1921 года был расстрелян легендарный человек, лидер Белого Движения, барон Унгерн фон Штернберг». Акция не увенчалась успехом — активистов тут же поймали полицейские, а табличку сорвали.

К слову, барон Унгерн, автор идеи реставрации империи Чингисхана, был осуждён в Новониколаевске и приговорён к расстрелу, но так и не был реабилитирован.

25 сентября 1998 года президиум Новосибирского областного суда отказал в реабилитации после повторного рассмотрения дела.

Когда в феврале 2012 года со зданий больницы начали снимать крышу, с протестом выступил Александр Рудницкий, председатель координационного совета историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал».

«Одиночный пикет против сноса здания тюрьмы вызвал неожиданно бурную реакцию общественности и эмоциональное обсуждение на форумах, — написал в своем ЖЖ Александр Рудницкий. — Мнения, как всегда, разные: от „спасибо“ до „рехнулся, старый дурак“. Здание реставрировать уже невозможно. А протест — способ помешать предпринимателям в их благородной деятельности. Некоторые убеждены, что это мрачное здание следует снести, а для репрессированных и их близких оно лишь служит болезненным напоминанием».

— К сожалению, в России сейчас не редки случаи, когда даже памятники архитектуры всероссийского или регионального значения сносятся по каким-либо причинам, — поделилась своим мнением Ирина Орлова, главный хранитель фондов Новосибирского краеведческого музея. — Я считаю, какая бы ни была здесь энергетика — это наша история. Вполне возможно, что если бы сделали в здании музей истории НКВД, он бы пользовался огромным спросом.

Сегодня, когда от прошлого остались одни воспоминания, на месте психоневрологического диспансера собственник намерен построить 4-подъездный жилой дом в 13-15 этажей, с автостоянкой под ним.


Подрядчик работ по сносу Бастилии установил табличку: «Здесь танцуют и всё будет хорошо»

— Я на стороне людей, которые борются за то, чтобы о репрессиях не забыли, — говорит архитектор Игорь Поповский, доцент кафедры архитектуры гражданских зданий НГАХА. — Возможно, на этом месте нужна памятная доска, а в новом здании, может быть, имело бы смысл организовать музей.

Но я при этом считаю, что французы правильно сделали, когда снесли Бастилию. Охранять здание, в котором проводились пытки и насилие?!

Я бы даже сказал, что ликвидация бывшей новосибирской тюрьмы должна была сопровождаться оркестром.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!