Литературная обработка

 В библиотеках Алтайского края начали избавляться от «неправильных» книг  19.11.2013, 08:30

Василий Морозов
медиа человек
были упомянуты
подходящие темы
Литературная обработка
Фотографии Данила Чурилова

В Алтайском крае жителям пытаются навязать вкус к качественной литературе. Местные власти придумали, как воздействовать на городские и сельские библиотеки, чтобы те покупали себе не «Пятьдесят оттенков серого», а как минимум Захара Прилепина. Библиотеки региона уже укомплектовали по новым правилам. Корреспондент Сиб.фм выяснил, в чём суть литературных споров и узнал, обернётся ли инициатива чиновников вкусовщиной и цензурой.

1145 библиотек разного уровня насчитывается в Алтайском крае

В барнаульской центральной библиотеке им. Ядринцева книжка с воспоминаниями жены Шукшина о Шукшине стоит рядом с изданием «Легенда № 17» Фёдора Раззакова. И первую книгу, и вторую к шедеврам современной литературы не причислишь, обе — околобиографический нон-фикшн, вышедший по случаю. В библиотеке тем временем говорят, что эти книги, наверное, самое массовое и «неканоническое» из того, что теперь поступает в фонды. Среди других новинок — книги о Марине Цветаевой, биография Конфуция и лимитированное издание стихов Пушкина розничной стоимостью в 9 000 рублей.

Заведующая отделом комплектования Светлана Носырь признаётся, что после того, как власти региона обратили внимание на книги, которые закупают библиотеки в свои фонды, списки желаемых изданий стали фильтровать чуть тщательнее.

Особых вольностей, засилья иронических детективов Донцовой и любовных романов себе и раньше не позволяли, но стоп-лист сформировать всё же пришлось.

— Мы по закону не можем закупать литературу с признаками экстремизма и другую подобную, — говорит Носырь. — Но теперь пришлось отказаться ещё и от безобидных, но бездумных серий вроде «Баттерфляй», «Шарм». Мы всегда изучаем списки победителей важных литературных конкурсов вроде «Большой книги», «Букера» и на это при комплектовании фондов тоже ориентируемся.

Впрочем, фонды городских библиотек гораздо меньше беспокоят краевую администрацию, чем закупки в сёлах и райцентрах. Вполне обычная сцена, когда губернатор Александр Карлин во время визита в какой-либо район «песочит» служителя библиотеки за то, что на полках на самом видном месте стоят детективы Марининой, а не Толстой или Шукшин.

13,8 тысяч книг получили муниципальные библиотеки Алтайского края в 2013 году

Впервые о книжной политике алтайских библиотек заговорили в сентябре. На заседании оргкомитета по проведению в 2014 Года культуры Карлин раскритиковал перечень литературы, которую библиотеки хотят закупить, пригрозил сотрудникам штрафами и потребовал от глав сельских администраций «лично» отсматривать книжные списки.

— Эта литература отражает абсолютную, очень часто идеологическую враждебность, безвкусицу. Как правило, искажённо трактуется отечественная история и культура в целом ряде этих произведений, — цитирует Карлина «Интерфакс». — Вы посмотрели бы, какое непотребство они заказывают! И в библиотеке отечественных классиков очень часто не найдёшь.

Вот она — возможность обновить фонды и совершенная неготовность к тому, чтобы эту работу провести. И после этого мы говорим, что у работников культуры зарплата маленькая.

В своём блоге губернатор пишет: «На лавры Фамусова я не претендую. Если мы приобретаем производственное оборудование, тщательно выбираем только качественные образцы. Если выделяем 6 млн рублей из бюджета на пополнение фондов сельских библиотек — то вправе рассчитывать, что деньги пойдут на благие цели, и сельский читатель получит возможность прикоснуться к правильной книге. Начать надо с томиков Пушкина, Гоголя, Толстого, Чехова — это обязательный набор каждой уважающей себя библиотеки».


В Алтайской краевой библиотеке им. Шишкова работает киоск с шаурмой

Все книги на будущий год закуплены по новой процедуре: списки от муниципальных библиотек поступали в краевую библиотеку им. Шишкова. Их изучала специально созданная экспертная группа из учёных и библиотекарей, и она уже выносила решение: какие книги в списке оставлять, а какие заказы — выбраковывать.

— Некоторые списки приходилось резать на 90%, — говорит член экспертной группы, директор библиотеки АлтГАКИ Людмила Шаляпина. — Особенно те списки, которые состояли в основном из любовных романов, детективов. У всех была Маринина, без неё районным и сельским библиотекам жить, наверное, просто невозможно. Повсеместно присутствовал Бушков, заказывали сценарии популярных многосерийных фильмов.

Особенно впечатлило наличие сразу в нескольких списках «Записок молодой стервы» и книжек из серии «Как быстро разбогатеть». Такую литературу мы относили к браку.

Однако списки изданий, которые муниципальные библиотеки Алтайского края хотят иметь в своих фондах, однородным не назовёшь. Например, книжный лист библиотек одного из райцентров включает в себя девять томов Александры Марининой, несколько книг с названиями типа «Loveстория» и «Кремлёвский спецназ». Вместе с тем в списке фигурировали произведения Алексея Иванова «Золото бунта», «Сердце Пармы» и другие. В других заказах встречались и совсем уж недвусмысленные примеры: «Гарем шоколадного зайки», «Мороженое для горячей штучки».

— Конечно, мы одобряли русскую и зарубежную классику, произведения из школьной программы и внеклассного чтения. Но внимательно смотрели на современных писателей, — подтверждает Людмила Шаляпина. — Например, если это Маканин, Захар Прилепин или Дина Рубина, то такие пункты в заявках мы старались оставлять. Правда, их было не много.

Члены книжной рабочей группы допускали при отборе проявление если не вкусовщины, то некоторой субъективности. Если кто-то, допустим, не любит творчество Владимира Сорокина или Виктора Пелевина, то он мог вынести отрицательный вердикт писателю. Однако личные пристрастия нивелировались за счёт других участников процесса. И отбраковывалась уж совсем массовая литература.


Захар Прилепин рассказал Сиб.фм о коррупции, гражданской позиции и гламурном скотстве

— При комплектовании фондов люди руководствуются разным, — говорит начальник краевого управления по культуре Елена Безрукова. — Кому-то уровень образования и вкуса позволяет выбрать качественную литературу. Кто-то ориентируется на потребу дня, кто-то — на то, что больше берут и спрашивают. Но окончательную точку в переговорах ставит тот, кто выставляет закуп на торги, это краевая библиотека. Решения созданной рабочей группы для неё является ключевым. Это не цензура, это попытка привить людям хороший вкус.

Теперь же, если какая-нибудь библиотека и захочет приобрести условные «Записки молодой стервы» или «Гарем шоколадного зайки», то сделать это сможет лишь на самостоятельно найденные деньги. Понятно, что руководители некоторых библиотек нововведение восприняли в штыки: книги Марининой часто были одним из немногих аргументов, чтобы привлечь читателя.

Доходило и до открытого недовольства и обвинения в цензуре, но в целом новый порядок установился спокойно.

— Бывает, библиотеки нам активно возражают: мол, что хотим, то и заказываем, — рассказывает Татьяна Егорова, заместитель директора Алтайской краевой научной библиотеки имени Шишкова. — Но мы так не можем. Литература у нас должна быть качественной, соответствовать госзаказу. Понятно, что библиотекарь при выборе книг исходит из запросов среднего читателя, но хороший вкус надо пытаться сформировать. Сам собой он не образуется.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!