Крыша поехала

 Точечная застройка в Новосибирске и её разрушительные последствия  22.01.2014, 11:00
были упомянуты
подходящие темы
Крыша поехала
Фотографии Сергея Мордвинова

Жильцы последнего подъезда в доме на Урицкого, 17, в самом центре Новосибирска, встречали Новый год нестандартно: вместо оливье — судебные приставы с отмычками, вместо украшенной ёлки — трещины в стенах с видом на улицу, вместо весёлых гуляний — поспешные сборы. Проблемы у дома начались в 2006 году, когда компания «Лауда», получив все необходимые разрешения, пристроила к двум домам семиэтажку. После этого фундамент «поплыл», и все три здания начали заваливаться вбок. О чём беспокоятся жильцы и кто за это заплатит, разбирался корреспондент Сиб.фм.

Дом на Урицкого, 17 построен в 1930-е годы по проекту архитектора Ширяева, а в 2001-м был признан памятником архитектуры регионального значения. Как говорят местные жители, в последний раз капитальный ремонт проводился здесь почти 40 лет назад, но, несмотря на это, состояние дома было весьма сносным. Дом начал разрушаться в 2006 году из-за построенного впритык к нему семиэтажного здания по адресу Горького, 47. Досталось и жилому дому на Щетинкина, 34, на который также упёрлась стенами новостройка.

Строительством занималась компания «Лауда» по проекту Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии, о чём свидетельствуют несколько исков строителей к проектировщикам в городском арбитраже, поданных после того, как дом начал трескаться. При этом проект получил положительное заключение Управления Главгосэкспертизы России по Новосибирской области (29.12.2006 № 723-06/УГГЭ-НСО), а сам дом — разрешение мэрии на ввод объекта в эксплуатацию (№Ru54303000-418 от 08.12.2008).

Примечательно, что жильцы домов восприняли возможность столь близкого соседства в штыки ещё в 2004 году и с тех пор вели ожесточённое сопротивление.

4 млн рублей стоит самая дешёвая трехкомнатная квартира на улице Урицкого в Новосибирске. Самая дорогая — 22 млн

— Строительство началось без разрешительных документов. Мы опротестовали это дело, и на полтора года стройка была заморожена. При этом фундаменты домов были оголены, всё заполнялось, пошло их ослабление, — рассказывает житель дома Валерий Данилюк. — У нас фундамент бутовый, старый, но строители посадили на него фундамент нового дома. Независимые экспертизы показали, что это и стало первостепенной причиной разрушения. Кроме того, при утверждении документации было ещё одно нарушение — никто не провёл геодезические исследования грунтов. Грунты на улице Горького склонны к подвижкам, не была сделана шпунтовая стенка, развязывающая фундаменты — в итоге новый дом стал оседать и увлёк наш.

Валерий Данилюк занимается резьбой по дереву, раньше ажурные панели ручной работы украшали стены и потолок его прихожей. Сейчас они сняты и убраны до лучших времён — мэрия, которая взялась сделать капитальный ремонт за свой счёт, расселила всех жильцов в манёвренный фонд.

Основу бутового фундамента составляют крупные неровные куски булыжника — известняка, песчаника, доломита

Во всех квартирах подъезда, прилегающих к новостройке, картина одинакова: подоконники уехали вниз, пластиковые стеклопакеты потрескались, через трещины в стенах видно улицу. До расселения жильцы заделывали их монтажной пеной и затыкали тряпками, но температура в квартирах всё равно не поднималась выше шести-семи градусов, а местами замерзала вода в трубах.

— Если залезть на крышу, будет видно, что стены отошли со сдвижкой от капитальных стен на 50 см. И никакой стяжкой их вернуть на место не получится. Произошла сумасшедшая просадка: несущая балка в доме на 14 см прогнулась: она из двухопорной превратилась в консоль. У нас в квартире уклон пола составляет более 15 см, — показывает Данилюк.

В квартире Лидии и Альберта Дёмкиных, которая находится на пятом этаже, помимо всего прочего, начал проседать потолок. Чтобы он не рухнул, строители подтянули его с помощью металлических уголков, прикреплённых к толстым доскам на чердаке. По словам жильцов, дело могло дойти и до монтажа опорных колонн буквально в каждой комнате. Сейчас они требуют у мэрии заключения договора, где были бы прописаны все её обязательства, сроки ремонта и объём работ. Без этого свой переезд в манёвренный фонд жители называют выселением на улицу.


В 1997 году в Днепропетровске ушёл под землю 9-этажный дом

— Нас фактически как бомжей выгоняют: не даётся никаких документов. Выселили в манёвренный фонд, а сколько мы там будем жить, когда мы вернёмся, будет ли финансирование, сроки, смета — ничего неизвестно, — объясняет Данилюк.

— Как можно просто так, безо всего отдать такую квартиру? А нам даже в суд пойти не с чем. У нас тут комиссии каждый год, а от УКСа (управление капитального строительства мэрии, — прим. Сиб.фм) ничего не можем дождаться. Семь лет длится это издевательство!

Ради 12 квартир разрушили два дома, один — памятник архитектуры! Ради прихоти 12 человек, которые там даже не живут.

Вы придите вечером, посмотрите — в двух-трёх окнах свет горит, и нас столько пострадало из-за них, — восклицает Лидия Дёмкина. — В мэрии говорят, что действовали в рамках закона. Да они нарушили наши права! Нарушили наше право на жильё, на землю — они же на наш фундамент залезли, а это частная собственность жильцов! К Городецкому на приём мы ни разу не смогли попасть. Мы в демократическом ли государстве живём? Мы, отработав по полвека, можем в один момент лишиться всего просто из-за того, что кому-то так захотелось. Берия однажды сказал: «У каждого ЧП есть свои фамилия, имя, отчество». А среди жильцов того дома знаете кто есть? Светлана Стынина — начальник управления по жилищным вопросам мэрии и Сергей Авилов — бывший глава Железнодорожного района.

По словам замначальника городского департамента энергетики и ЖКХ Андрея Аркашова, капитальный ремонт дома мог начаться ещё три года назад — в бюджете для дома закладывали не меньше 10 млн рублей. Однако, как утверждает чиновник, всё это время ушло на конфликты с жильцами.

— Все эти годы мы проводили работу с каждым собственником персонально. С каждым заключили соглашение о намерениях и взаимодействии, где оговорили условия переселения, проживания в манёвренном фонде. Каждая квартира была обследована, составлен акт.

Велись фото- и видеофиксация, чтобы после ремонта привести квартиры точно в тот вид, в каком они были до этого. Если дорогой унитаз разобьётся — будет поставлен точно такой же.

Но если обои были обычные, золотом и шитьём ничего делаться не будет, — говорит Аркашов.

За три года из дома добровольно съехали жильцы половины квартир, с остальными пришлось судиться — подъезд признали аварийным и непригодным для проживания. Сейчас невыселенными остаются две квартиры, но и то на бумаге — люди уже несколько лет в них не живут, но документы подписывать отказываются.


Покосившиеся дома на сваях — один из символов Амстердама

— Собственники говорят: «Вы разрешили вставку, у нас поплыл дом». Кто это доказал? Какими органами это определено? Никем не определено. Разбираться по всем делам надо с застройщиком. Все эти проблемы жильцы должны были повесить на него. Пострадали собственники, мэрия говорит: «Мы готовы вам сегодня помочь максимально — вернуть вам те условия, в которых вы проживали». Что мы получаем взамен? Три года разборок, — продолжает Аркашов. — Никакой договор с ними мы заключить не можем в принципе. Заключим только с той подрядной организацией, которая будет работать на этом объекте. А она определится только после того, как дом будет освобождён.

По словам чиновника, мэрия планирует финансировать ремонт из городского бюджета на основании решения комиссии ГО и ЧС. Общая стоимость проекта вместе с ремонтом каждой квартиры составит порядка 15 млн рублей — часть денег пойдёт из бюджета, часть — из резервного фонда ГО и ЧС.

Некоторые работы взял на себя застройщик — компания «Лауда» за свой счёт осуществит укрепление конструкции пострадавших домов — сделает увязку, укрепит оконные проёмы, на это уйдёт от 40 дней до двух месяцев. Далее, как рассказывает Аркашов, по технологии необходимо произвести накачку бетонной смеси для укрепления фундаментов.

— Это тоже требует времени: производится накачка, а потом необходима выдержка от полутора до трёх месяцев для того, чтобы отследить, как себя ведёт дом, а затем залить ещё раз.

Работа, которая предстоит, предусматривает укрепление фундаментов под тремя домами, а не под одним.

Этот период может продолжаться от полугода до полутора лет, но другой технологии на настоящий момент не существует, — объясняет чиновник. — После того, как дом стабилизируется, и будет получено экспертное заключение, что всё нормально, тогда мы приступим к ремонту подъезда и каждой из квартир. На Щетинкина, 34 также будет отремонтирован подъезд. Техдокументация уже есть по каждой квартире, по подъезду в целом. Проектно-сметная документация, конечно, не готова. После стабилизации дома мы ещё раз заактируем состояние квартир, общедомового имущества, и уже тогда она будет составлена.

Всего, по словам Аркашова, восстановление домов может занять от двух до трёх лет в зависимости от состояния фундамента.

— Никто не вспомнил, что на этом месте раньше стоял двухэтажный барак деревянный, и из него расселили 18 семей — из ветхого аварийного жилья. Это непростое решение — эту вставку воздвигнуть. Это как раз по программе расселения застроенных территорий. Что касается причин чрезвычайной ситуации, я не хотел бы здесь их рассматривать, так как в этом может разобраться только суд, — заключил Аркашов.

Комментарий юриста

Ирина Гребнева, управляющий партнёр адвокатского бюро «Гребнева и партнёры»

— Кто виноват в том, что дом стал аварийным, я думаю, будут разбираться суды и правоохранительные органы. Они детально изучат, какие разрешительные документы на строительство пристройки существовали, насколько они были правомочны, соответствуют ли возведённые объекты проекту и соблюдены ли при строительстве все нормы и требования закона.

Однако уже сейчас жильцам дома нужно приложить усилия, чтобы не допустить увеличения имеющихся у них неудобств и убытков, а также документально зафиксировать имеющиеся доказательства нарушения своих прав.

Если говорить о юридическом аспекте конфликта, то моя точка зрения такова. Действительно, обязанность ремонта аварийного жилья возложена на муниципалитет.

Формально мэрия действует в рамках своей обязанности — принимает меры для подготовки аварийного объекта к ремонту и освобождению его от проживающих лиц. При этом сама же мэрия и заключает договор с подрядной организацией.


Если у вас есть своё видение проблемы жилого дома на Урицкого, 17 —
!

Поскольку данные правоотношения безусловно повлияют на права и обязанности жильцов, они должны добиваться от мэрии максимально детальной инвентаризации своего имущества. А также формализации именно с мэрией своих взаимоотношений в части объёма проводимых ремонтных работ и ответственности мэрии за сохранность имущества, оставленного в квартирах. Нужно конкретизировать результаты работ. Кроме того, максимально полно зафиксировать процесс освобождения квартиры и передачи её мэрии для детализации технического состояния помещений и находящегося в них имущества.

Данная ситуация повлечёт значительное количество судебных разбирательств, поэтому всё, что можно зафиксировать письменно, лучше фиксировать. Неформальные обещания чиновников не могут быть использованы в качестве доказательства в суде.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!