Лакмус российской промышленности

 Как промдизайн сказывается на бизнесе и наоборот  24.02.2015, 10:33
&
подходящие темы
Лакмус российской промышленности
Фото Smirnovdesign

В Советском Союзе, как известно, секса не было, но все им занимались. Примерно то же самое происходило с дизайном. Его как бы и не было, но занимались им целые коллективы: конструкторские бюро, проектные институты, опытные лаборатории. Позже всё это сошлось в одном слове «дизайн» английского происхождения. Что такое настоящий дизайн и в чём заключается его роль в современной российской действительности, разбирался журналист Сиб.фм.

В русском языке термин «дизайн» потерял или, верней, до сих пор ещё не приобрёл должную смысловую нагрузку. Человек, заявляющий: «Я — дизайнер», сообщает нам нечто едва уловимое. К примеру, он подразумевает своё отношение к творчеству, к декоративно-прикладному искусству или украшению окружающей среды. Но — не к промышленности, не к проектированию вещей. Хотя, если вернуться к истокам, дизайн (или, если быть точным — промышленный дизайн, промдизайн) — это прежде всего отрасль, которая занимается проектированием рыночной продукции. Это не только и не столько рисование красивых картинок (хотя эстетика, безусловно, тоже важна), но прежде всего это функциональность, эргономичность, логичность продукта для пользователя, понимание дизайнером технологических процессов и затрат на производство.

— Если разбираться в понятии промдизайна, то здесь ключевое, скорее, — технология, чем просто дизайн. Ведь суть дизайна в английском понимании — это «разработка», а в русском понимании — это «образ», — объясняет генеральный директор нанотехнологического центра «Сигма.Томск», созданного при участии Фонда инфраструктурных и образовательных программ РОСНАНО, Олег Лысак. — Сегодня абсолютно всё, начиная от приборостроения и заканчивая продуктами потребительского назначения, требует внимания промдизайнеров, которые разбираются в технологии разных процессов производства и понимают потребности будущего пользователя. Вот хороший пример: сейчас мы разрабатываем культеприёмную гильзу для людей с ограниченными возможностями.

Тут ошибки просто недопустимы.


Этот проект совмещает в себе аддитивные технологии, 3D-сканирование и протезирование

И чтобы избежать их, мы обратились к «Смирнов Дизайну», с которыми давно сотрудничаем, с просьбой провести дизайн-исследование. В течение полутора месяцев дизайнеры провели большую исследовательскую работу совместно с разработчиками культеприёмных гильз, со специалистами протезирования, с инженерами и, что самое главное, с самими пользователями культеприёмных гильз. Основная сложность состояла в сочетании удобства последующего использования этой гильзы человеком и эффективности её изготовления с точки зрения стоимости, срока, технологических требований. В результате специалисты сформулировали выводы, которые мы будем учитывать уже на следующих этапах разработки.

5127 вариантов пылесоса разработал Джеймс Дайсон, чтобы найти единственно верный

В условиях перепроизводства и отсутствия дефицита платёжеспособный потребитель теоретически становится всё более требовательным к свойствам товара: предметы должны быть практичнее, удобнее, безопаснее. Поэтому работа промышленного дизайнера сейчас не просто влияет на успех бизнеса, а определяет его. Например, англичанин Джеймс Дайсон перевернул весь рынок, изобретя первый в мире пылесос без мешка для сбора пыли. Не так давно рынок буквально взорвал новыми свойствами тот же Apple, над продукцией которого работали грамотные американские специалисты. Или шведская IKEA, основная задача которой — максимально удешевить продукт, разрабатывает его таким образом, что признаки экономии в результате почти незаметны. Сделать продукт наименее затратным для его последующей реализации — одна из многих задач, стоящих перед промдизайнерами в том или ином проекте.


Спроектированные LOGEEKs воздушные фильтры первыми получили сертификат «Российская нанотехнологическая продукция»

— Все проекты абсолютно разные по своему содержанию и сложности реализации. Продукт не «компонуется», а фактически создаётся «с нуля». К тому же, это почти всегда итерационный процесс — в ходе работы над проектом, углубления в тему не только понимание, но даже образ, внешний вид конечного продукта может меняться, и не один раз. К этому важно относиться спокойно, потому что наша общая с разработчиками цель — не потешить своё самолюбие, а сделать качественный продукт, который будет востребован и будет приносить бизнесу деньги, — поясняет руководитель отдела дизайна новосибирской компании LOGEEKs, которая занимается полным циклом производства продукта для компаний Технопарка, Ксения Никонова.

— В России плохо развита промышленность, производство потребительских товаров. И это основная проблема, — поясняет ситуацию Сергей Смирнов, генеральный директор компании «Смирнов Дизайн» и участник проекта «Фабрика промдизайна», созданного совместно с троицким наноцентром «Техноспарк». — Соответственно, промдизайну сложно развиваться в таких условиях. И очень логично, что в образовательных учреждениях нашей страны, готовящих будущих дизайнеров, крайне редко работают преподаватели, которые сами практикуют промышленный дизайн. И это исходит из главной проблемы. Был бы спрос на промдизайн — промдизайн сделал бы спрос на всевозможные образовательные программы. Одно зависит от другого, и наоборот. Вообще, промышленный дизайн — это лакмусовая бумажка промышленности, её индикатор. Мы не управляем промышленностью, в то время как в других странах уже есть глобальные запросы к дизайну о подъёме производства.

— Пятнадцать лет назад мне было легче начать готовить свою собственную школу дизайна на основе собственных же технологических возможностей. Чтобы она была, что называется, суть от сути, плоть от плоти, развивалась и совершенствовалась вместе с совершенствованием технологии, — рассказывает Константин Бессонов, основатель новосибирской компании «Термофор», специализирующейся на производстве печей и котлов. — Вообще, я думаю, что хороший дизайн в принципе не заметен: это необязательно что-нибудь вычурное. Это прежде всего должно быть адекватно тем условиям, в которых разрабатывается проект. Многочисленные работы, которые мне периодически присылают на конкурсы, — это зачастую полная оторванность от технологической и экономической привязки.

То есть большинство дизайнеров в погоне за оригинальной формой часто не понимают сути того изделия, дизайн которого они разрабатывают.

Наш «Термофор» — один из примеров самостоятельного дизайна, признанного в России и за рубежом. На выставках в Италии — впрочем, так же, как и в Германии, США, Турции, Финляндии, Польше — нашу продукцию встречали фразой: «Вы меняете наше представление о России». Показательно и то, к примеру, что через три года после существования нашей, термофоровской, печи «Саяны» финская фирма «Харвия» сделала её технологический клон.

— За десять лет работы из конструкторского бюро мы выросли до инжиниринговой компании и освоили новые направления работы: механическую обработку, прототипирование, литьё пластмасс, проектирование, промышленный дизайн и производство новых продуктов. И долгое время мы работали со своими клиентами над тем, чтобы они пришли к пониманию необходимости и даже неотвратимости промдизайна, — рассказывает Ксения Никонова.

— Сегодня наши заказчики осознают, что им необходим высококонкурентный продукт. Создать подобный своими силами невозможно, да и неправильно. Ну, вот, к примеру, есть компании-разработчики устройств. Они очень хорошо понимают физику и электронику своих изобретений. При этом им сложно разработать оболочку, разобраться с эргономикой продукта. Но им просто невыгодно принимать в штат какого-то отдельного специалиста под эти задачи. Такого специалиста надо воспитывать, взращивать. И не факт, что это будет эффективно. Поэтому они разумно предпочитают оттачивать мастерство в том, что умеют. А промышленный дизайн в этом случае поручают нам, дизайнерам. Радует, что сегодня растёт взаимопонимание между нами и заказчиками в процессе реализации проектов. Конечно, есть кое-какие моменты преодоления, но с ними удаётся успешно справляться.

Например, одной из трудностей коммуникации можно назвать «вкусовщину». То есть иногда заказчик при выборе вариантов воплощения продукта в реальность опирается на собственный вкус, а не на объективные характеристики.

Тогда приходится объяснять, почему нужно забыть про свой вкус и полагаться на видение профессионала. В некоторых случаях целесообразно потратить немного больше времени и провести дизайн-исследование — проанализировать рынок в прямой и смежной областях планируемого продукта, изучить сервисные и инженерные решения продуктов-конкурентов, а также динамику трендов и, разумеется, выявить реальные потребности предполагаемых пользователей будущего продукта. Такой подход позволяет избежать субъективности в принятии решений как заказчику, так и самому дизайнеру.

Для развития проектной культуры в России компания «Смирнов Дизайн» вместе с Фондом инфраструктурных и образовательных программ РОСНАНО запустила в Троицке «Фабрику промдизайна». Основная идея этого проекта — создание достойной площадки с оборудованными рабочими местами для деятельности команд высококвалифицированных дизайнеров. Специалисты «Фабрики» имеют доступ к большому количеству российских заказчиков, в том числе из сети наноцентров РОСНАНО. Выполнение мастерами каждого заказа в области промдизайна — это целое научное исследование и последующая кропотливая разработка. Как результат — качественно осуществлённый продукт, готовый конкурировать даже на мировом рынке.

И тут важно всё: как содержание изделия, так и его форма.

К примеру, уникальный лазерный перфоратор для бесконтактного забора крови, недавно произведённый «Фабрикой» совместно с компанией «НСЛ», при новаторской технологичности изначально выглядел вовсе не современно и эргономично. Новая оболочка, сделанная командой специалистов, позволит этому прибору быть наиболее востребованным среди конкурентов: дизайнеры не только упаковали громоздкий лазер в простой и компактный корпус, но и разработали понятный сценарий взаимодействия пациента, врача и прибора: куда класть палец, сколько держать и куда нажимать. А между тем компаний, которые разрабатывают промышленный дизайн и рассматривают его в качестве основной формы своей деятельности, в России, по сравнению с другими странами, мало.


Реализация подпрограммы «Развитие инжиниринговой деятельности и промышленного дизайна» планируется с 2014 по 2018 год

— Не первый год уже государство пытается стимулировать промышленный дизайн, — рассказывает Сергей Смирнов. — И я в том числе вхожу в экспертный совет Минпромторга. До этого входил в экспертный совет Минэкономразвития, когда мы обсуждали стратегию развития промдизайна. И я всегда открыто говорил, что развивать надо спрос, потому что именно спрос позволит развиться всей отрасли. Сейчас есть программа развития инжиниринга и промышленного дизайна в России. Минпромторг её создал и продвигает. Есть в ней аспекты, связанные и с образованием, и с помощью в приобретении лицензионного программного обеспечения, есть и какая-то помощь по субсидиям. Может быть, эта программа даст однажды какие-нибудь результаты.

Как замечают сами промдизайнеры, в текущих экономических условиях страны среди производителей возрастает спрос на дизайн-исследования. Это означает, что бизнес настроен на то, чтобы лучше понимать своего потребителя и снизить вероятность ошибки, что вполне разумно. Только вот говорить о полноценном рынке в этой сфере пока трудно: руководители многих российских компаний грамотный промышленный дизайн несправедливо недооценивают.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!