Клавиши неба

 О чём писал лидер новосибирской группы «Коридор» Алексей Костюшкин накануне смерти  19.06.2015, 07:00
Клавиши неба
Фотография Андриана Козина

Утром 17 июня после долгой болезни скончался известный новосибирский музыкант, лидер группы «Коридор» Алексей Костюшкин. Поэт и писатель не дождался выхода собственной книги стихов «О любви и боли», на которую собирали деньги его поклонники. Сиб.фм публикует неизданные стихи Алексея Костюшкина.

Клавиши

Клавиши неба опять зазвучали,
Звуки, как звёзды, — лови!
В них квинтэссенция лютой печали
И бесконечной Любви...

В них торжество изначального света,
Злоба умерших богов.
Клавиш коснуться — плохая примета,
Если ещё не готов.

Если ещё не почувствовал ветра
Вечности, запах и вкус.
Если ещё не совпали приметы,
Душу не вынула грусть.

Если ещё в недосказанный вечер
Не прозвучали шаги.
Если ещё, в неназначенной встрече
Разум не шепчет: «Беги!».

Если в ещё неназначенной встрече
Не взорвалось тишиной
То, что в сырой, недоказанный вечер
В нас вызревало войной.

Если... но ты не пугаешься. Небыль
Чуть проступает в Любви.
Птичьими стаями в клавиши неба
Пальцы вонзятся твои!

И протрезвеет случайный прохожий,
Выронит тупость и злость
И никогда уже больше не сможет
Думать, что всё не сбылось.

Я онемею, но танца искусством
Вдруг овладею, легко,
Ты привела меня в нужное чувство
И повела далеко.

Здесь, за пределом всех жизненных линий,
Я буду слушать концерт.
Буду кончаться, вовек и отныне,
И возрождаться в конце.

Буду шептать, буду дрыгать ногами,
Буду держаться корней.
Буду тобой, буду ими и нами.
Буду о нём и о ней.

Буду, настану, устану и точка...
Выход найду, он простой:
Выпаду в сны: здесь, свернувшись клубочком,
Там — расцветая звездой.

Утро пронзит наступившую вечность
Лёгким туманом, и ты
Тоже уснула по-детски беспечно
Ангелом вне суеты

Нового дня, что не будет окончен
Больше уже никогда.
Леди-прелюдия, цепь многоточий,
Клавиши неба, звезда...

2.06.2015


«Мы все» — название нового альбома Алексея Костюшкина, вышедшего в 2015 году

* * *

За окном ураган, с грозой,
Наша комната — Домик Элли.
Ничего, что этаж седьмой,
Ничего, что лежим в постели.

Наша комната извлеклась
Как-то прямо из дома, в ветер!
И над городом понеслась
Странной небылью, на рассвете...

Мы готовимся к чудесам,
Нам почти что совсем не страшно.
Где-то Гудвин великий, сам,
Ожидает в высокой башне.

Открывается горизонт,
Расцветает гроза, раскатом.
А внизу догоняет зонт
Бедолага-прохожий, матом

Кроя всё, на чём свет стоит,
И ему плевать, делом грешным,
Кто, зачем и куда летит,
Исключая свой зонт, конечно.

Ветер бесится, хохоча,
И кидает наш домик. С Богом!
А из жёлтого кирпича
Нас заветная ждёт дорога.

Кто мы будем там, не вопрос,
Это, в общем, не столь уж важно.
Будешь Элли, а я твой пёс,
Очень маленький, но отважный!

Дровосеком железным буду
Львом, Страшилой, да без проблем...
В мире, где процветает чудо,
Кто, не важно, важней зачем!

Уплывает под нами город,
До свиданья, или прощай...
Нас другие зовут просторы,
Пусть остынет на кухне чай.

Пусть с улыбкой нас вспоминают,
И завидуют после пусть,
Домик-комната улетает,
Мысли светлые, как и грусть.

Ничего ведь не предвещало,
Вечер ровный был, как и ночь,
А теперь, чтобы всё сначала,
Мы уносимся с ветром прочь!

Вот уже Канзас пролетели!
Ещё пара часов и верь, —
Я скажу тебе: «Здравствуй, Элли!»,
Ты же скажешь, кто я теперь.

Воплям разума мы не внемлем,
Что он может ещё сказать?
Пока просто чуток подремлем,
Тихо, всё, закрывай глаза...


«Между ветром и небом» — роман и интернет-мюзикл, написанный Алексеем Костюшкиным с группой авторов

* * *
С усмешкой о костлявой

В распечатанном конверте
Взросло-детские обиды.
Если захотелось смерти,
Но не склонен к суициду...

Как тут быть, куда податься?
Штампы всякие вылазят.
Пусть свезут меня к швейцарцам,
К этой ихней эвтанази.

В чём тут спрятано злодейство?
Так, во сне, уж всяко легче!
«Не свезут, и не надейся», —
Смысл здравый тихо шепчет.

Мол, родился ты, дружочек,
Не по собственной же воле...
Умереть, когда захочешь,
Кто ж теперь тебе позволит?

Государственною властью
Официально-незаконно,
Коль родился тут, будь ласков,
Пригождайся уж по полной.

Будь реальным человеком,
Пароходом и мужчиной.
Долг гаси, через аптеку,
Пред родною медициной.

Церковь тоже не согласна,
Недвусмысленна во взглядах.
Знаю! Знаю всё прекрасно!
Но! Запретный плод же сладок!

Смерть вообще такая бяка,
«Чёрный ворон, шо ж ты вьёшься?».
То обрушится без знака,
То её не дозовёшься.

Как призвать её к ответу?
Чтоб над «и» расставить точки.
Может, смерти вовсе нету?
Может, так, эх, знать бы точно.

Вот бы был я самураем,
Викингом, да при оружии.
Те с улыбкой умирают.
Не всегда, но если нужно.

Но не ждёт меня Валгалла,
Не убит я, только ранен.
Мне судьба предначертала
«Овощное» умиранье.

В тыкве есть глаза и уши,
Варит мозг без неполадок.
Ритм сердечный не нарушен
Да с эрекцией порядок!

Кто-то скажет: «Ведь немало!»
А давай меняться, милый!
Что? Желание пропало?
Да не парься, пошутил я...

Чёй-то шибко стал циничен,
Ладно, ладно, не в обиду.
Третий год ведь на больничном,
И амнистии не видно.

Да ещё конец недели,
Завтра вновь не на работу.
Смерть устал я звать, смертельно,
Так, что снова жить охота!

Стану жечь свои обиды,
Запечатав их в конверты.
Нет привычки к суициду,
Пролетел, пока cо смертью.

* * *

Редакция Сиб.фм благодарит авторов проекта «Планеты» Светлану Тетерину и Елену Степанову за разрешение использовать материалы книги «О любви и боли».

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!