Больше всех надо

 Как в Новосибирске появляются островки гражданского общества  2 июня, 07:00
подходящие темы
Больше всех надо
Фотографии Ильнара Салахиева

Традиционно считается, что в России люди равнодушны к территории за порогом их дома, так как не считают её своей. Медленно и трудно, но положение дел меняется — жители крупных городов, таких как Новосибирск, всё чаще осознают хозяйскую ответственность за пространство, в котором живут, поэтому cтроящийся дом, парковка во дворе или детская площадка могут стать причиной долгой борьбы активистов с властями, бизнесменами и равнодушием других горожан. Сейчас в Новосибирске сотни таких активистов и инициативных групп. Корреспондент Сиб.фм встретился с некоторыми из них и выяснил, чем они недовольны и какими средствами пытаются отстоять свои интересы.

По словам координатора движения «Искалеченный Новосибирск» и члена партии «Яблоко» Олеси Вальгер, общественники, стремящиеся изменить городскую среду, появляются постоянно, просто потому, что начав бороться за один конкретный уголок, они не останавливаются и поднимают одну проблему за другой.

— Старые не уходят, а новые появляются — поэтому их всё больше, — говорит Олеся, — Активность таких людей привязана разве что к сезону: зимой люди занимаются какой-то общественной деятельностью, а летом уделяют больше внимания даче. Или наоборот — часто активистами становятся учителя, у которых хорошие организаторские способности: из-за каникул летом у них времени больше.


Обращение к власти движения «Искалеченный Новосибирск»

При этом, констатирует Вальгер, общественная деятельность, будь то борьба против точечной застройки или попытка установить детскую площадку в собственном дворе, часто приносит плоды. Причина нетривиальна: «система» не рассчитана на появление активистов.

— У нас общественные объединения по факту не встроены в государственное и муниципальное управление. Всё решается без них, а в результате, когда они возникают и начинают что-то делать, «система» даёт сбой, — объясняет координатор «Искалеченного Новосибирска».

Часто активисты борются за своё годами и успевают за это время стать локально известными общественными деятелями. Так, в тихом центре Новосибирска уже второе десятилетие идёт тихая война жильцов и застройщика административного здания.

Двое против бизнес-центра

На пересечении улиц Октябрьская и Урицкого старинная пятиэтажка соседствует с современным девятиэтажным жилым домом. Для Новосибирска это нормальная ситуация. Однако в прошлом году, потеснив обоих соседей, на Октябрьской начал расти бизнес-центр, и у жильцов двух разных домов появилась общая цель — остановить стройку, которая оставит их без света в окнах и воды в кранах.

Серый бетонный каркас угрожающе ощетинился в небо балками, и его наступление на пятиэтажку по улице Урицкого, 4 останавливает только решётчатый забор стройплощадки. За забором толстый мужчина в трико и галошах подозрительно косится на меня и скрывается в каморке сторожа. Напротив возводят жилой дом, а с другой стороны — административное здание.

Таким образом последние свободные клочки земли в тихом центре Новосибирска рискуют исчезнуть, и его нынешним жителям это не по душе. В 2015 году, когда под окнами начало расти новое здание, проректор НГУЭУ и по совместительству представитель инициативной группы жильцов дома по адресу Октябрьская, 34 Павел Новгородов вместе с соседями обратился в суд.

Бизнес-центр, считают жильцы дома, строится с нарушениями. И, хотя эти нарушения выявила инспекция Госстройнадзора, заморозив стройку, суд горожане проиграли. Сейчас они подали на апелляцию и ждут рассмотрения иска в суде вышестоящей инстанции. Новгородов и его соседи, подав иск, стали участниками конфликта жильцов и компании «Желдорипотека», который длится уже больше 10 лет.

Тогда жильцы старинной пятиэтажки по адресу Урицкого, 4 заявили, что пришедшая на участок перед их домом компания-застройщик прирезала к своей площадке три сотки их придомовой территории, и развернули борьбу за свои права. Сегодня на многие вопросы ответов уже не найти.


Взглянуть на Генеральный план Новосибирска

— Например, там была старшая по дому, и на некоторых документах, подтверждающих согласие жильцов на строительство, стоит её подпись. Но её не спросить, она уже умерла, — рассказывает Новгородов. В «Желдорипотеке» этот вопрос прояснить не смогли.

По словам Новгородова, изначально жильцы пятиэтажки за свою землю встали горой, в суд обратились порядка сорока человек, но после того как дело было проиграно, их энтузиазм угас. Сегодня в доме на Урицкого остались лишь несколько активистов, которые продолжают борьбу. В новостройке на Октябрьской ситуация похожая — по словам Новгородова, этим вопросом занимаются три семьи.

Жители новостройки выступают против нарушения строительных норм, активисты из пятиэтажки требуют вернуть им землю.

Сходство инициативных групп в том, что в глазах соседей их члены стали людьми, которым «больше всех надо», и им приходится регулярно рассказывать другим жильцам, как идут дела.

Идущая через двор женщина, увидев, как я беседую с Павлом, интересуется, идёт ли речь о стройке. Получив утвердительный ответ, она спрашивает, что будет дальше. «Не знаю», — пожимает плечами Новгородов. Женщина разражается трёхминутным монологом о том, что коммерсанты застроили всё вокруг, с детьми выйти некуда, а что с этим можно сделать, решительно непонятно.

Излив душу, она уходит домой.

— Таких, как эта женщина, очень много, — говорит Павел, — они очень недовольны и всегда готовы пойти и высказаться. Но людей, которые готовы дойти из точки А в точку Б, что-то сделать, куда-то написать — на порядок меньше. На практике нас вообще единицы.

Если все три подъезда пятиэтажки выходят к стройплощадке, то в случае с новостройкой на Октябрьской ситуацию осложняет ещё и то, что к участку бизнес-центра она примыкает торцом, и жильцы другого края дома вообще не понимают, почему им нужно за что-то бороться — лично им стройка не мешает.

— Я им объясняю, что это в принципе ухудшение качества жизни. Одно дело — у вас здесь деревья росли, другое — будет офисное здание. Это поток людей, машин, у нас и так припарковаться негде. Опять же, нагрузка на коммунальную инфраструктуру, вода, электричество. Народ говорит: «Да, плохо, мы, дескать, сочувствуем, но ничего делать не будем», — говорит активист.

Порой доходит до смешного: соседи подходят к активистам с претензиями и спрашивают, почему они чего-то не сделали.

— Я в ответ спрашиваю: «А почему вы этого не сделали?» Такое ощущение, что я тут нанятый менеджер, и свою работу плохо выполняю, — возмущается Новгородов.

Он считает, что, если бы активистов было больше, борьба за свои права у жильцов была бы эффективнее. Было бы как минимум больше людских и временных ресурсов, больше возможностей отвозить документы в различные инстанции, встречаться с юристами. Но жильцов пятиэтажки многолетняя борьба уже утомила, а их соседи из новостройки включаться в неё вообще не хотят.

И те, и другие убеждены, что всё вокруг куплено, и если коммерсантам надо, они свой бизнес-центр всё равно построят.


В 2016 году жители дома на Урицкого, 17 организовали собственную «Ночь музеев» с вечеринкой в стиле 1930-х

— Это такая типичная российская позиция — ничего не надо делать, всё равно всё куплено, а моя хата с краю, — сетует Павел Новгородов, — А если граждане не могут заявить о своих интересах, не идут дальше комментариев в интернете, о чём мы можем говорить? Гражданское общество формируется, когда люди осознают себя как граждане и начинают вести себя как граждане. На разговорах на улице и комментариях в интернете гражданского общества не построить.

По словам Олеси Вальгер, ситуации, когда за общее дело выступают несколько лидеров, тщетно пытаясь подключить к нему соседей, в городе нередки. Однако в то время как одни горожане устают от борьбы, другие только вступают в неё со своими проблемами.

Исчезновение рощи

Двор дома № 19 по улице Гоголя похож на сотни других: кирпичный пятиэтажный дом, асфальтированная дорога, несколько деревьев и стихийно организованная парковка между ними. Напротив и слева ещё два обычных дома. В квадрате между ними на снимке со спутника в Google.maps — сплошной ковёр древесных крон. Но снимок немного устарел: сейчас кленовой рощи здесь нет, а участок огорожен высоким металлическим забором, за которым копается экскаватор.


Разочарованные горожане

Жительница дома № 19 Юлия Зайцева говорит, что о готовящемся здесь строительстве частного детского сада узнала, как и многие соседи, только в начале мая.

— Здесь живёт очень много пенсионеров. Мы общаемся с ними, но видим их достаточно редко, поскольку днём мы на работе, а вечером в летнюю пору, когда можно было бы во дворе беседовать, они в основном на даче. И о том, что здесь будет стройка, мы узнали совершенно случайно, — говорит Юлия.

Оказалось, что пенсионеры уже несколько лет пишут в различные инстанции, стараясь не допустить уничтожения зелёной зоны. Выяснилось, что участок, окружённый четырьмя домами, не является придомовой территорией — он муниципальный, определён под застройку, и торги на него в 2014 году выиграла компания «Акварель Плюс». Теперь компания решила участком воспользоваться, на законных основаниях спилила 65 деревьев и развернула строительство детского сада.

— Детский сад — это, безусловно, важно. Пусть даже и частный, кто-то может его себе позволить. Но в этих дворах живёт другая категория населения — пенсионеры, у которых не остаётся ничего, — считает Юлия.

Жильцы четырёх домов в большинстве своём быстро организовались в единую инициативную группу, провели пикет против застройки двора и обратились в прокуратуру, чтобы проверить законность выдачи разрешения на застройку.


Как прошёл первый в истории Новосибирска гражданский сход

— Мы понимаем, что эта земля принадлежит мэрии. Но просим мэра перевести данный участок из категории участков под застройку в категорию скверов. Мы тоже жители этого города и тоже имеем право на какую-то комфортную среду проживания, — говорит Зайцева.

Подозрение у жильцов вызывает не только то, что им не показали протокол собрания жителей, на котором несколько лет назад якобы было решено, что детскому саду быть. Недавно возник ещё один вопрос — забор, ограждающий стройку, зашёл на дорожку, которая раньше шла через двор.

Житель одного из соседних домов несколько лет назад интересовался в администрации Центрального округа о возможности установки освещения на этой тропинке. Ему ответили, что она относится к придомовой территории, вопрос освещения находится в компетенции жильцов. Если так, то застройщик, установив поперёк дорожки забор, вторгся на их землю. Но по документам мэрии забор стоит ровно в границах муниципального участка, торги на который выиграла «Акварель Плюс».

Существует ли протокол собрания жильцов, было ли собрание и кому принадлежит часть участка с дорожкой, выяснять предстоит прокуратуре. Если нарушения есть, бороться за свой двор жильцы четырёх домов намерены и дальше. Но зелёной рощи уже не вернуть, и, если участок удастся отстоять, активистам ничего не останется, кроме как направить свои приобретённые в ходе спора с застройщиком организаторские способности на восстановление маленького сквера.

— Думаю, проблем с этим не возникнет: во всех четырёх домах есть советы жильцов, и они достаточно активны. Вскладчину мы постараемся это делать, — уверена Юлия Зайцева, —Как — пока рано говорить. Но, если потребуется, станем благоустроителями.

Директор компании «Акварель Плюс» Татьяна Клюшницина, в свою очередь, рассказала, что инициативная группа, собирая подписи жильцов против строительства детского сада, дезинформировала соседей.

-Когда они собирали подписи, они пришли и сказали: «У вас детский сад будет в четырёх метрах от дома, а под окнами сделают сквозную дорогу. Хотите вы этого?» Те говорят: «конечно, не хотим». Тогда родился новый протокол против строительства. Но потом жильцы при мне подходили к этим активистам и спрашивали, почему их обманули, — сказала Клюшницына.

Что касается протокола, согласно которому собственники жилья разрешают проезд через их территорию строительной техники, то он, по словам Клюшнициной, действительно был. Собственники договорились с компанией, что разрешат проезд техники, если им поменяют козырьки на подъездах и лестницы, а также благоустроят придомовую территорию. Однако требовавшие протокол активисты собственниками жилья не являются, поэтому и предоставлять им документ не стали.

Что касается спиленных деревьев, то они, отметила директор компании, были аварийными, о чём свидетельствуют экспертные заключения агрономов.

— Мэрия этот участок с аварийными деревьями определила под строительство детского сада, у нас есть разрешение на строительство, всё по закону, против чего тут можно протестовать? — говорит Клюшницина,— Там были бабушки, которые говорили, что им не нравится детский смех. Я спрашивала: «У вас, наверное, своих детей нет?» Отвечают: «А наши дети уже выросли». Вот и весь разговор.

Становиться благоустроителями жителям Новосибирска приходится нередко. В 2016 году мэрия Новосибирска выделила на городское благоустройство 50 миллионов рублей. Мэр Анатолий Локоть признался журналистам, что деньги небольшие, но отметил, что «в прошлом году, когда по известным причинам произошёл обвал в бюджете, мы этой теме вообще не уделяли внимания».

Средства разделили по районам, исходя из численности населения. В итоге они пойдут на благоустройство 37 дворов. Это и впрямь немного, и тем горожанам, дома которых в программу не попали, остаётся только ждать следующего года или облагораживать придомовую территорию самостоятельно. Так поступили жители улицы Лазурная, которым достался не вписавшийся в стандартную программу объект — озеро.

У озера нет адреса

Родниковое озеро, чудом сохранившееся в дебрях городской застройки, зажато между гаражами на улице Лазурной и складами на Гусинобродском шоссе. Полюбоваться на него можно, если пройти по тропинке мимо складов и ветхих сараев к гаражам. Из других достопримечательностей — кучи грунта, который годами вывозили сюда со всех окрестных строек и внушительные башни из автопокрышек, складируемых за соседним СТО.

Несколько лет назад и само озеро не особенно выделялось в окружающем пейзаже, пока жильцы домов на Лазурной не решили что-то изменить. Озеро заросло ивняком, город добавил стоки в воду и мусор на берега, а в довершение всего лет десять назад уровень воды в нём искусственно понизили, как говорят жильцы,— в попытке превратить природный уголок в площадку для застройки.

— Изначально здесь было всё заболочено, было очень много ивняка. Тот мусор, который остался — это уже немного, всё это выносилось, вывозилось. Ивняк вырубали, заходила техника, выкапывались корни, — рассказывает один из активистов Владимир Менщиков.


Гражданское общество
с научной точки зрения

Вокруг озера суетятся люди — кто-то собирает мусор, кто-то складирует ивовые ветки, кто-то разравнивает грунт лопатой. Мимо проходит сосредоточенный рыбак — сегодня в озере вполне можно поймать окуня или пескаря.

Полноценную работу, говорят жители Лазурной, удалось организовать только в этом году. Мусор вывозили целыми грузовиками, площадку на берегу выровняли, а на самом берегу посадили деревья. Активно включились в работу около 50 человек — кто-то приходит по выходным, кто-то вечерами, после работы. Сочувствующих гораздо больше.

— Мы ни одного человека не видели, который сказал бы: «Что вы делаете, да это безобразие, у вас ничего не получится». Наоборот — говорят, правильно люди делают, надо их поддерживать, — говорит Менщиков.

Власти, однако, подхватывать инициативу горожан не спешат. Председателю совета общественной организации «Вместе с природой» Олегу Ташкину за несколько лет борьбы за озеро удалось лишь добиться при зонировании территории признания участка с озером рекреационной зоной, в которой застройка не допускается.

— Когда я обращался в прокуратуру, мне прямо сказали, что эта территория не является природоохранной. «Это ж у вас, — говорят,— обводнённый карьер». Я спрашиваю: «А как же родники?» «Никаких родников, это у вас заболоченное место». То есть, по документам здесь нет водоёма. Вот рекреационная зона — это пока всё, что удалось отстоять, — говорит Ташкин, отложив для разговора со мной лопату.

Ещё сложнее оказалось изменить выработавшуюся в этой части города за много лет привычку захламлять озеро. Со стороны Гусинобродского шоссе на берег въезжает самосвал с полным кузовом грунта и, развернувшись, собирается высыпать его, приумножив выросший здесь земляной вал. Ташкин вместе с другими активистами едва ли не бросается под колёса.

Водителя останавливают, и вылезший из кабины гость из ближнего зарубежья на гневные расспросы отвечает, что машина его собственная, работает он сам на себя, то есть, да, получается, нелегальный предприниматель, а землю пополам с песком, камнями и кусками старого асфальта ему заказали вывезти со стройплощадки АЗС.

Почему сюда? Так все сюда возят, если б здесь чисто было, он бы не возил.

— Ты зачем это делаешь? — возмущается Ташкин. — Если б я к тебе домой приехал и вывалил у тебя перед домом КАМАЗ мусора, ты бы взял ружьё и пристрелил меня, правильно? Так почему себе такое позволяешь?

— Так тут же нет ни знака, ничего, что нельзя. Мне другой водитель сказал, что можно.

— Это рекреационная зона, а знак вон стоит. Ты его не видел?

— Нет, не видел. Может, я поеду, а? Давайте, я у вас машину мусора бесплатно увезу.

— Нет, мы сейчас будем полицию вызывать.

Пока ждём полицейских, жители Лазурной рассказывают о своих планах. В благоустройство озера они вложили уже около 20 тысяч рублей, но для того, что им хотелось бы сделать, это мизерная сумма.

В ближайшей перспективе активисты планируют завершить очистку озера от мусора, обустроить площадку для сцены, чтобы проводить здесь праздники, сделать на берегу небольшую пляжную зону. Но полная программа предусматривает целый парк с аллеями и беседками и даже центром русской культуры и народного творчества.


Как в Новосибирске спорили
о вреде самодельных зебр и картонных знаков

Стоимость проекта измеряется в сотнях миллионов рублей, и самостоятельно такую сумму горожанам не собрать. Нужна поддержка государства. Впрочем, то, что активисты называют малой родиной, они готовы поддерживать сами — насколько смогут.

Приехавший полицейский принимает у Олега Ташкина заявление и записывает объяснения водителя грузовика, между делом интересуясь, ловится ли в озере рыба. Водитель в ответ на вопрос представителя власти, знал ли он, что возить мусор сюда нельзя, отвечает, что не знал, но теперь больше в жизни сюда не поедет, и всем знакомым расскажет, чтоб не ездили. Материалы об инциденте передадут местному участковому.

— Да, какое место тут всё-таки, — кивает полицейский, убирая папку с документами, — такое озеро загадили. Надо что-то с ним делать.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!