Карательная психиатрия

 Что нам делать с престарелыми родственниками?  19.10.2011, 08:51

Елена Бобяк
медицинский аналитик
подходящие темы
Карательная психиатрия
Иллюстрация Антона Белова

Родственники называют их как угодно — больные, подопечные, но только не мама и не папа. И ещё говорят «мы», как про детей: «Мы пьем антидепрессанты, пьем нейролептики — они делают спокойнее». Буднично рассказывают об этом на форумах, чтобы хоть как-то выплеснуть эмоции с товарищами по несчастью, у которых те же проблемы, с кем не стыдно поделиться, что твой папа опять измазал фекалиями стены.


У женщин сенильное слабоумие встречается в 2-3 раза чаще, чем у мужчин

— Сначала отец был в хорошей физической форме, но всё забыл — не узнавал родственников, разучился читать, писать, даже смотреть телевизор. Ему нечего было делать, а сил было много. Поэтому он дрался, писал по углам в квартире, сдирал обои, разбирал унитаз, размазывал говно по стенам. Пришлось перейти на осадное положение — врезать замки во все комнаты, кухню и ванну, дабы он не сжег/затопил квартиру. На пол постелили линолеум, а шкафы и полки затянули пленкой. Маленьких детей, которых он мог ударить кулаком просто так, мы просто не оставляли с ним без присмотра. Теперь он не знает, кто он, совсем не осознает реальность. Он никто. И у него есть только его семья. И это просто наш долг — ухаживать за ним до последнего. Жалость и любовь уже ушли, осталось только слово «надо».

Какие там фильмы ужасов? Для миллионов семей это будни.

Переберите в уме знакомых и соседей — наверняка вы вспомните похожие истории.

И дай бог, чтобы никто, читая эту колонку, не вспомнил свою семью. Потому что никто не знает, какими станут его близкие, перешагнув семидесятилетний рубеж.

Старческим слабоумием в легкой или умеренной степени страдают порядка 15% пожилых людей. Чем дольше продолжительность жизни — тем больше риск заболеть.


Вероятность возникновения старческого слабоумия после 60 лет удваивается каждые пять лет

Первые признаки болезни чаще всего развиваются между 65-76 годами. Средний возраст, в котором начинается болезнь у мужчин — 73,4, у женщин — 75,3 года.

Слабоумие — не инсульт и не перелом шейки бедра, когда перед родственниками встает первоочередной вопрос спасти жизнь, поднять на ноги. Болезнь не лечится, редко — замедляется и всегда — прогрессирует.

Все родственники проходят одни и те же стадии. Сначала это раздражение на внезапно испортившийся характер близкого человека. Потом осознание того, что нужно идти к психиатру. Потом — понимание, что психиатр не поможет. Не поможет никто и ничто.

Они вступают в заранее проигранную войну: покупают самые дорогие лекарства, ищут врачей и новые методы лечения. Потом проходит и это. В конце концов, в каждой семье заканчиваются силы и встает вопрос: что делать? В разных странах — разные ответы.

В странах с высоким уровнем жизни выше и уровень сострадания в целом, и государственные гарантии для больных, нуждающихся в уходе. И самое главное: общество считает, что забота о таких пациентах — это дело государства, а не родственников. С членами семьи даже работают психологи, потому что это стресс, в первую очередь, для них.

В России в 90% случаев такие пациенты живут дома, часто — вместе с маленькими детьми. Я знаю две причины, почему так происходит.


Симптомы заболевания проявляются как медленно нарастающие изменения личности — огрубение, эгоцентризм, скупость

Первая — огромное чувство вины у родственников. «Сдать» своего близкого в психиатрическую больницу считается в нашем патриархальном обществе верхом безнравственности и неблагодарности. Ценности у нас перевернуты с ног на голову. Люди приносят в жертву свои жизни, жизни своих близких, профессию, остаются в одиночестве и с тяжелейшей депрессией. Но, несмотря на все эти жертвы, болезнь неуклонно прогрессирует. Вместе с чувством вины, как правило. Замкнутый круг. Об этом не говорят, про это не пишут, это считается постыдным.

Вторая причина — уже для тех, кто всё же решился. Ну, решился и решился, кто же вас ждет в интернате? Психиатрические стационары и интернаты сокращены (их в Новосибирской области всего пять). В итоге вас поставят в очередь, только вот подойдет она через много лет.

Кроме того, ещё нужно через суд признать недееспособность пациента. По закону положить действительно больного человека в психиатрический стационар практически невозможно без его согласия. А согласия он не даст. Он вообще давно не понимает, что такое согласие.

Мы помним времена, когда психиатрия в нашей стране была орудием наказания.

Тогда для того, чтобы надолго попасть в психбольницу, достаточно было рассказать политический анекдот. Это плохо, про это нельзя было молчать. Но ведь и про несчастных стариков и их еще более несчастных родственников молчать тоже нельзя. Им нужно помогать.


360 человек стоят в очереди на госпитализацию в специнтернаты в Новосибирской области

Врачам — вовремя ставить диагноз и рекомендовать стационарное лечение. Органам соцзащиты — обеспечить местами в специализированных интернатах, а если их нет — обеспечить уход, чтобы дать родственникам возможность хотя бы на несколько часов выходить из дома. Психологам — работать с родственниками. А нам всем — ни в коем случае не осуждать.

Все же попробуем отбросить эмоции и понять какие действия нужно предпринимать, если в вашей семье появился такой больной.

Во-первых, это главное, постараться не винить ни себя, ни заболевшего в случившемся.

В этом никто не виноват. Более того — от этого никто не застрахован. Если не получается справиться самостоятельно — обращайтесь за помощью к профессиональным психологам.

Во-вторых, нужно настоять на том, чтобы участковый врач организовал психиатрическое освидетельствование. Без согласия пациента освидетельствование проводится в следующих случаях:

— существует непосредственная опасность для самого пациента или для окружающих;

— беспомощность пациента, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;

— существующий вред здоровью вследствие ухудшения психического состояния.

Должен быть поставлен диагноз и пациент должен получать лечение, чтобы замедлить прогрессирование заболевания и улучшить состояние.


Дома престарелых есть в странах, где взрослые представители разных поколений живут самостоятельно друг от друга. Это США, Северная и Западная Европа, Япония

В-третьих, вам необходимо оформить опеку, а для этого предстоит признать пациента недееспособным. Процесс небыстрый. Оформляется через суд, нужно проводить судебно-медицинскую экспертизу. Заявление в суд на проведение экспертизы и признание недееспособности может подать родственник пациента, представитель органов опеки и попечительства, врач-психиатр.

В-четвертых, если вы не можете обеспечить круглосуточный уход за пациентом (что чаще всего и бывает, несмотря на все усилия и жертвы родственников), необходимо подать заявление на помещение пациента в специализированный психоневрологический интернат.

Несомненно, вы будете встречать сопротивление на каждом этапе. Помогать в таких случаях не хочет никто, даже если это входит в должностные обязанности. Поэтому — все заявления, просьбы, жалобы необходимо подавать только в письменном виде и обязательно оставлять у себя экземпляр с пометкой о вручении. Если есть возможность — обращайтесь за помощью к юристам. Действуйте.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!