Кто здесь власть?

 Колонка про новосибирскую политику и организаторов победы Путина  13.03.2012, 08:01

Елена Шкарубо
журналист, соучредитель Сиб.фм
были упомянуты
подходящие темы
Кто здесь власть?
Фотографии Андрея Ксенчука, Петра Лохова, Александра Бендюкова

Сегодня, 13 марта, мы удовлетворим потребность в осмыслении окружающей нас действительности небольшими рассуждениями на тему новосибирской политики в 2010-2012 годы. Наверное, мы заслужили себе право о ней, этой политике, порассуждать. Как и чем — другой вопрос, речь не об этом.

Не будем уделять много внимания городским и областным районным чиновникам — это материал для отдельного цикла историй, особенно во время электорального периода в российской глубинке. Оставим в стороне (пока) и персоналии муниципального уровня. Начать нужно с правительства. Естественно, нашего, а не московского. Возглавляет его 51-летний Василий Алексеевич Юрченко, который перешёл на этот пост с должности первого вице-губернатора в сентябре 2010 года, когда Виктора Толоконского «сослали» в сибирские полпреды.

50% всех сеялок в стране в 1960-е годы были изготовлены на заводе «Сибсельмаш», утверждает Википедия

На момент повышения Юрченко шестой год работал в администрации Новосибирской области, однако вряд ли мог забыть (и пока живы политические оппоненты, ещё не скоро забудет) о том, как руководил НПО «Сибсельмаш». Завод, кстати, в некотором смысле является кузницей высокопоставленных политических кадров: первым новосибирским губернатором в 1991 году стал Виталий Муха, за пару лет до этого оставивший кресло гендиректора некогда крупнейшего в стране предприятия по производству сельскохозяйственной техники.

Василий Юрченко пришёл на завод в 80-х обычным мастером и проработал здесь более 20 лет, в том числе — непосредственно на производстве. Спустя два года после его ухода в администрацию области предприятие оказалось на грани банкротства. А ещё спустя год здесь неожиданно нашли 10 тысяч тонн опасных отходов, которые якобы в секрете хранились на территории завода какое-то продолжительное время. «Это уже тюрьма», — уверенно прокомментировал тогда ситуацию глава сибирского Ростехнадзора Леонид Баклицкий, чуть позже сам угодивший в заключение — попавшись на взятке. В общем, Юрченко, как высокопоставленному чиновнику, приходилось неоднократно отвечать на неудобные вопросы журналистов по поводу всех событий, связанных с его предыдущим местом работы.

К слову, в медийной среде у него был определенный запас доверия. Василий Юрченко в отличие от большинства чиновников воспринимался довольно адекватно, особенно радовались его пресс-конференциям девушки-журналистки — высокий, статный, симпатичный. К тому же, первый вице-губернатор отличался неплохим чувством юмора и часто весело шутил, отчего всем становилось ещё радостнее. Отдельные симпатии выражали сотрудницы информационного агентства «Интерфакс» — Василий Юрченко конкретно (а не по десять минут) отвечал на вопросы, быстро оперировал цифрами. В завершение всего, он не только не стеснялся давать журналистам номер своего мобильного телефона, но еще и брал трубку, даже когда комментарий приходилось просить ближе к полуночи. Конечно, сейчас все эти номера не работают. Ни один.

Ситуация, в которой Юрченко стал главой региона, являлась, мягко говоря, непростой. Уже в то время ругать «Единую Россию» было настолько хорошим тоном, что это стали делать сами члены партии.


Преступное сообщество под руководством Александра Трунова зародилось в Новосибирске в конце 90-х годов и действовало более десяти лет

Общественные настроения усугублял экономический кризис, полная неясность с переменами и перспектива очередной долгой сибирской зимы. Масла в огонь подливало уголовное дело в отношении отца и сына Солодкиных: Александр Солодкин-старший, который тогда уже был просто спортивным экспертом при Толоконском, а не руководителем областного департамента спорта, и Александр Солодкин-младший (превратившийся из депутата городского совета в одного из заместителей мэра Новосибирска Владимира Городецкого — видимо, в качестве отступных за неучастие в выборах мэра весной 2009 года) оказались втянуты в неприятную историю с ОПГ, сгоревшими геленвагенами и установлением сомнительных связей между органами государственной власти и мощным преступным сообществом. Мужчины были задержаны, арестованы и уже третий (!) год находятся в заключении, ожидая суда.

К тем, кто на этом фоне считает повышением переход губернатора Толоконского (со всеми его амбициями и любовью к родине) в статус полпреда, лично у меня есть большие вопросы.

Хотя их ещё больше к самому Толоконскому, неоднократно просившему вышестоящие инстанции за судьбу Солодкиных, в том числе — через СМИ.


Станцию метро «Золотая нива» повторно открыли лишь спустя четыре месяца после первого «предвыборного» запуска

Первой неудачей при губернаторстве Юрченко стал проигрыш «Единой России» на выборах в законодательное собрание в октябре 2010 года, когда партия показала самый худший результат из шести субъектов федерации, где в этот сезон формировали региональные парламенты. Перед выборами от лица и с участием всех влиятельных единороссов в Новосибирске торжественно открыли станцию метро «Золотая нива». Спустя пару недель после того, как выборы состоялись, станцию закрыли. Горожане занегодовали, а отвечавшим за результат «Единой России» Алексею Беспаликову и Олегу Иванинскому пришлось оставить региональное отделение партии, которым они руководили. Видный партфункционер Вячеслав Володин, который сейчас трудится в Администрации президента, назвал тогда новосибирских единороссов недостаточно открытыми и технологичными. Хотя они сделали некоторые вещи, чтобы считаться технологичными. Например, запустили систему дозвона до абонентов сотовых операторов — принимая звонок, ничего не подозревающие люди слышали голос Толоконского, который убеждал их прийти на выборы и проголосовать сердцем. Ничего не напоминает, нет?

А потом вовсю началась информационная война. Самыми заметными на поле боя оказались новосибирские пенсионеры, которые в течение 2011 года провели в городе около 20 акций протеста. Повод был и довольно серьёзный — Юрченко отменил им безлимитный проезд, ограничив пожилых людей 30-ю поездками в месяц. Рейтинг губернатора, и без того весьма несущественный, стал стремиться куда-то к нулю, чему только способствовала яростная контрпропаганда, запущенная на областном телеканале ОТС. Всё бы ничего, вот только пенсионеры под предводительством ряда городских оппозиционеров маршировали от областного правительства до сибирского полпредства, как бы намекая, где здесь власть.

Слухи в то время ходили разные, но в основной своей массе опрошенные эксперты (депутаты, чиновники, представители бизнеса) делились на две группы. В первой были свято уверены, что скоро власть переменится обратно. А во второй не менее свято полагали, что новый губернатор вот-вот сделает из региона область-сад. Вы только не мешайте.


Поводом для начала войны между Толоконским и Юрченко послужило увольнение Елены Гамарник с поста руководителя новосибирского ФОМС — за ограничение доступа на рынок независимым страховщикам

Череда политических проигрышей тем временем продолжала нагнетать обстановку. Весной 2011 года оппозиция показала зубы (что в некоторых случаях было абсолютной случайностью, произошедшей из-за желания одних заработать на выборах, получив хорошие отступные, и ошибок других, не сумевших вовремя договориться с первыми) и взяла два крупных города — Обь и Бердск. А уже осенью, на выборах в Госдуму, Новосибирск прогремел на всю страну — в областном центре и вовсе победили коммунисты. Отвечавшие за результат единороссы и работавшие технологи всё разъезжались и разъезжались. Последним ушедшим в отставку по «политической» статье стал первый вице-губернатор Алексей Хомлянский, которого в городе воспринимали в разных статусах — от помощника (по характеру и весу) до самостоятельной фигуры, способной в случае чего возглавить регион или хотя бы город. Это, впрочем, многие вполголоса называли мистикой.

По большому счету, за последние полтора года все мы стали свидетелями какой-то пьесы, в которой действующими лицами оказались бывший заводчанин и ныне губернатор (с соответствующей для директора завода манерой речи, кругозором и уровнем политических решений), бывший губернатор и ныне полпред (со страстным желанием вернуться в исполнительную власть региона, где по-прежнему находится внушительное количество верных соратников), областные и городские депутаты (до поры умело игравшие на вторых ролях), а также чиновники мэрии и даже некоторые городские общественники. Ну и, конечно, возмущённый народ.

По ходу пьесы губернатор берет уроки ораторского мастерства, начинает больше и чаще разговаривать с людьми и если ещё не слышать их, то хотя бы слушать.

Он открывает новые дороги и обещает деньги на новые развязки и объезды, формирует пул независимых советников на общественных началах и встречается с местными активистами, недовольными жизнью региона. Более того, с наступлением 2012 года он возвращает пенсионерам безлимитный проезд, объяснив, что за предыдущий год удалось скопить на эти цели деньжат и теперь заживём.

Вряд ли он мог поступить иначе — на носу были выборы президента, за результат которых больше некому было предъявить недостаточную открытость и технологичность. В условиях сильнейшего кадрового голода пришлось рассчитывать только на себя. И возникло чувство, что путинские 56% в Новосибирской области, исторически считавшейся «красным поясом» и убедительно подтвердившей это звание всего три месяца назад, обеспечили Юрченко карт-бланш на руководство регионом, по крайней мере, в ближайшие годы. Ну, как минимум до первых прямых выборов губернаторов.

Пока ещё предстоит осознать, что на самом деле послужило залогом этого результата. Наверное, нельзя на 100% утверждать о зависимости между рейтингом «Единой России» и рейтингом национального лидера — у последнего он объективно выше. Но требовалось сдерживать силы оппозиции — причем, не той, карманной, а этой, народной, — и потому без мобилизации ресурсов на местах было не обойтись. Юрченко организовал работу депутатов всех уровней, объяснив, что народные избранники умеют побеждать на выборах, а значит должны внести свою лепту в дело сохранения стабильности (как минимум) и роста всеобщего благополучия (как максимум).

Василий Юрченко сделал то, что от него требовалось — победил на самых главных выборах.

Победителем себя чувствует не только он — некоторые депутаты, участвовавшие в кампании, в твиттер-переписке называли себя «новыми лидерами» и совершенно точно были готовы ещё раз немедленно отправиться в какой-нибудь бой. Но у пьесы есть продолжение с героем в виде непримиримого и считающего себя непобеждённым экс-губернатора, а ныне сибирского полпреда. Он среди прочих нёс ответственность за результат этих выборов и если не особо участвовал в работе, то хотя бы не мешал. Однако период обязательств, в приказном порядке вменённых старшими федеральными начальниками, закончился, а значит война с высокой долей вероятности будет продолжена. И предстоящие выборы мэра, которые только кажутся такими далёкими, лишь добавят масла в огонь.

А с третьей стороны, невероятно печально, что местные политические фигуры тратят силы на изматывающие конфликты друг с другом. Как будто, блин, делать больше нечего.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!