Никто не хотел побеждать

 Выборы мэра Новосибирска глазами члена избирательной комиссии  7.04.2014, 08:30
были упомянуты
подходящие темы
Никто не хотел побеждать
Фотографии Сергея Мордвинова

Как и многие постсоветские дети, я ещё застал то время, когда поход на выборы был праздником для всей семьи. Ярмарки, концерты, весёлая музыка и бутерброды с колбасой делали выборы событием вселенского масштаба. От тех времён сохранилось немногое. Разве что старушки, которые, приходя на избирательные участки, по привычке поздравляют друг друга с праздником. Да другие старушки, которые с незапамятных времён заседают в избирательных комиссиях. Для простого человека: выдают бюллетени. Но даже этот «ядерный» контингент на нынешних выборах мэра снабжал свои посещения участков фразами типа «ой, сколько много желающих поворовать у государства» и «хоть бы кто-то работал».

5 дочерей у одного из кандидатов в мэры, Сергея Южанина

Свои первые выборы как член избирательной комиссии я провёл в 2009 году: хотелось посмотреть, как всё это устроено изнутри. И заодно поискать гнусных врагов, которые окапываются в избирательных комиссиях и упорно подделывают результаты в угоду провластным кандидатам.

С самого начала привычное мировоззрение начало ломаться. Привычная многим работа бабушек из избиркома по выдаче бюллетеней жаждущим проголосовать гражданам — только верхушка айсберга. Избирательные комиссии на местах начинают работать примерно за два-три месяца до выборов. И работы им на это время хватает, хотя всё делается по давно накатанным рельсам.

Кстати, именно поэтому я никогда не поверю, что референдум в Крыму, подготовленный впопыхах за неделю, прошёл честно и по всем правилам.

За пару месяцев до выборов на пост заступают несколько тысяч человек — секретарей и председателей комиссий (всего комиссий в городе около тысячи — в школах, вузах, театрах, ДК и так далее). Их задача — получить списки избирателей из МВД, УФМС, районных администраций. Сверить их во всех инстанциях и утвердить.

Второе направление — заверить бюллетени. Без подписей двух членов избирательной комиссии они недействительны. То есть один человек на нашем участке должен подписать более двух тысяч листков — попробуйте на досуге. Наконец, третье — нужно вручную заполнить приглашения на выборы. В век компьютеров и интернета не придумали, как автоматически заполнять листки адресами и фамилиями на выборах. Когда приглашения подписаны, в дело вступает ещё более внушительная армия — собственно, члены избирательных комиссий. Каждому достается по три-четыре многоквартирных дома. Задача — разнести приглашения.

1,5 тысячи рублей — оклад члена участкового избиркома за один день выборов. Ещё столько же — премия

И это только то, что потом увидят избиратели. А ещё у этих людей — воз и маленькая тележка внутренних документов, учёбы, стажировок и так далее. Занятость — полная в течении двух-трёх месяцев, поэтому комиссиями и руководят пенсионеры.

День выборов — это испытание на прочность. В этот раз всем отчего-то сказали прийти на рабочие места на час раньше — в половине седьмого утра, так как в нашем Ленинском районе на этот раз работали КОИБы — комплексы обработки избирательных бюллетеней. В Новосибирске их около сотни, и они постоянно мигрируют по районам города.

О машине — разговор отдельный. Она единственная на участке знает результаты выборов в реальном времени, потому что считает голоса по мере того, как в неё поступают бюллетени. Это заметно облегчает работу избиркомов. После закрытия участков почти сразу готовы итоговые цифры — и не нужно вручную считать каждую бумагу.

Некоторые таким машинам не доверяют. Например, Владимир Путин. Именно поэтому на его президентских выборах 2013 года всё считали вручную.

Более того, каждый бюллетень нужно было показать на веб-камеры и произнести имя того, за кого там отдан голос. Фамилию «Путин» я тогда произнёс на камеру около тысячи раз за полчаса. Наверное, президент может пересматривать эту запись перед сном и радоваться, как его любит народ.

Другими интересными выборами были позапрошлогодние, в Госдуму. Тогда «партия власти», видимо, не на шутку испугалась, и в ход шло всё: пропаганда во время дня голосования, подвозы правильно мотивированных избирателей и так далее. Но на результат, как мы помним, это всё равно не повлияло — КПРФ в Новосибирске тогда выиграла у «Единой России». Что же, самое время поговорить о самых распространённых в народном создании методов подтасовки результатов на избирательных участках на городских выборах.

Вброс бюллетеней. Он невозможен в массовых количествах. Урны перед опломбировкой проверяют члены местного избиркома вместе с наблюдателями от разных партий. Обычно наблюдатели от КПРФ кровно заинтересованы в малейших проблемах — а потому председатели избиркомов особо тщательно следят и за урнами в том числе.

Махинации на надомном голосовании возможны, но не имеют смысла. Возьмём наш участок № 1767. Тут почти 2,5 тысячи зарегистрированных избирателей, на эти выборы пришли примерно 750 человек. На дому обычно голосуют до 40 человек, не больше. На этих выборах — всего около 20. Даже если всех этих людей убедить проголосовать за кого-то конкретного, для участка это — меньше половины процента голосов. Да и чтобы провести такую махинацию, нужно договориться с членом избирательной комиссии, избирателями от двух партий и полицейским — в таком составе мы ходим с «выборным чемоданчиком».

Я сам хожу к надомникам. И это скорее похоже на просветление Будды, чем на прогулки жуликов.

Помните, как он прозрел после того, как увидел за пределами своего дворца мёртвого, больного и нищего? Так вот, в случае с надомниками за два часа можно обойти таких человек 30. Поверьте, сознание меняется.

И, кстати, то, что надомники голосуют за власть — ложь. На этих выборах мне попадались бодрые 90-летние бабушки, которые уже не могут толком выходить за пределы квартиры, но точно знают, кто в избирательном списке самый главный негодяй — газеты они читают.

То же и с подвозом избирателей, «вертушками» — возможны, но имеют мало смысла. Сколько избирателей реально можно привезти на участок? Допустим, два ПАЗика — и то это будет скандал городского масштаба, учитывая, что «оппозиция» ищет каждую мелочь, чтобы раздуть её донельзя. Два ПАЗика — это около 50 человек. Опять же максимум — это 2% дополнительного результата на выборах.

Остальное — продукт политтехнологов, к теме отношения не имеющий. Посему видно, что весь пафос «честных выборов» с веб-камерами, десятком наблюдателей на каждом участке, прозрачными урнами и прочими атрибутами — по сути, блеф. Как и блеф — «разоблачение» подобных акций «оппозицией».

Реальные подтасовки проще совершить уже за пределами участковых избирательных комиссий. Куда проще подтасовать сведённые данные с участков уже позже, ночью, в тиши районных администраций и мэрии Новосибирска.

Если коротко охарактеризовать нынешние выборы мэра, то это — болото. Изнутри в избирательной комиссии казалось, что нет вовсе никакой интриги. Вялотекущий поток людей, резко контрастирующий с весной, не сыпал политическими лозунгами, не обещал «разобраться», не стоял в очереди перед открывающимися участками. Только одна дама с ходу объявила мне, что, в отличие от нас, у неё голова работает нормально. Но это ничего: есть такой сорт людей, который специально ходит на выборы, чтобы скандалить. На каждом участке таких пара-тройка, они стабильны, и их знают в лицо.

Но даже в 2009 году, когда переизбиравшемуся Владимиру Городецкому не придумали достойной альтернативы, и то была какая-то движуха. Может быть, потому, что многие были слишком возмущены моделью «один и трое непонятно кого».

10 голосов набрал Сергей «Паук» Троицкий на участке 1767 в Новосибирске

Но эти выборы были ещё хуже. Все перипетии узкой новосибирской тусовки, интересующейся местной политикой — вроде участия в выборах Андрея Ксензова или отставки Виктора Козодоя — на окраинах левого берега неизвестны. И вроде есть единый кандидат от оппозиции, и вроде за него проголосовала почти половина избирателей, но былого энтузиазма уже не было. Все, даже избиратели Локтя, шли с ощущением, что победит Знатков. Потому что власть побеждает всегда, а эти... «Эти сейчас наберут наши голоса, потом повозмущаются у телевизора, что их обманули, и снова исчезнут до следующих выборов», — заявила мне одна старушка, намеревавшаяся испортить бюллетень.

Самое печальное то, что, похоже, в этих выборах никто не собирался побеждать.

О кандидатах-спойлерах ни слова. Знатков не собирался побеждать в нормальном смысле этого слова: он мобилизовывал бюджетников, посылал открытки пенсионерам, пресекал в своей огромной бюджетной вотчине любое инакомыслие. Локоть не хотел становиться мэром, но просто не мог не идти на эти выборы. Тоже «по должности» позволял себя любить. И население это очень остро чувствует.

Лично я этой ночью видел сотни голосов за Владимира Знаткова — и с этими подписями ничего не поделаешь, они есть. На нашем участке Знатков победил с минимальным отрывом — 350 против 335 голосов. За и. о. мэра голосовали две категории людей. Первые — потому что это «наше начальство», «хозяйственник» и «вообще работает». Вторые как будто постоянно оправдываются за свой выбор, делают его украдкой и стараются скрыть отметку в графе «Знатков» в бюллетене. Сюда же добавим бюджетников и всех, кто голосует за власть «по должности».

У Локтя другая аудитория. Делают ли они это из светлых побуждений, памяти о прошлом (читай — о молодости) или просто назло власти — в любом случае это люди, которые не стыдятся своего выбора.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!