Сами себе Москва

 Результаты «Ново-Сибирского транзита-2014» с высоты прожитых недель  7.07.2014, 08:30

Яна Глембоцкая
обозреватель
подходящие темы
Сами себе Москва
Фотографии Евгении Цвеклинской, Яны Колесинской, Виктора Дмитриева, Юлии Лебедевой

Чемпионат мира по футболу, конечно, уже стирает из памяти «Ново-Сибирский транзит», который можно было бы назвать чемпионатом по драматическому искусству среди театральных команд Сибири, Урала и Дальнего Востока. Автор идеи фестиваля — директор театра «Красный факел» Александр Кулябин. Его жена — Ирина Кулябина — уже много лет возглавляет фестиваль, и это тот случай, когда семейное дело процветает благодаря организаторскому таланту, деловой хватке и самоотверженному труду этой семейной пары. Фестиваль готовится в течение двух лет: сначала назначенные оргкомитетом эксперты составляют программу фестиваля (это, так сказать, отборочный тур соревнований), а затем уже в Новосибирске компетентное жюри смотрит конкурсную программу и вручает награды. Три ступени пьедестала — это награды за лучшую режиссуру, за лучший спектакль «малой формы» и за лучший спектакль на большой сцене. Ещё есть призы за главную мужскую и женскую роли, роли второго плана, работу художника, «За честь и достоинство». Одним словом, формат награждения напоминает правила вручения национальной театральной премии «Золотая Маска», и это правильно.

Отзывы на любой фестиваль, как правило, содержат два сорта упрёков: в адрес отборщиков (как можно было такое выбрать?!) и в адрес членов жюри, распределивших призы и награды (ну, я не знаю!).

Не скрою, в кулуарах и я позволяла себе легкомысленный троллинг в подобном духе, но с высоты прожитых недель хочется во многом согласиться с коллегами. Тем более что уровень судейства на «Ново-Сибирском транзите», несомненно, гораздо выше, чем на ЧМ по футболу. Можно было бы воскликнуть, обращаясь к директору фестиваля Ирине Кулябиной: «Пала сцена, Ирина Васильевна! Но средний эксперт стал гораздо лучше».


«Суждения Толстого (в „Крейцеровой сонате“) о сифилисе, отвращении женщин к совокуплению и проч. не только могут быть оспариваемы, но и прямо изобличают человека невежественного». Антон Чехов

Вернёмся к нашим слонам. Обзор розданных слонов начну с безусловного лидера в актёрском многоборье среди женщин. Награда «За лучшую женскую роль» досталась актрисе красноярского ТЮЗа Наталье Розановой за роль Герды в спектакле «Снежная королева» по сказке Андерсена (режиссёр Р. Феодори). Герда в исполнении Розановой не имеет ничего общего с нежным цветком, хрупким созданием, которое, если задуматься, нипочём не доберётся в Лапландию, завянет. Красноярская Герда похожа на бодрого, решительного скаута — на своих крепких ножках она везде домарширует и всех доймёт. Отличная работа, хотя спектакль в целом впечатление производит несколько эклектичное, он собран отовсюду понемногу. Цирк Дю Солей , «сНежное шоу», новый цирк, визуальный театр — как говорят в таких случаях, взболтать, но не перемешивать. Дети смотрят спектакль с удовольствием, хотя маленьким иногда страшно. В драматических сценах есть юмор, спектакль динамичен, особо хочется отметить обаятельных ворон-рассказчиц, которые разговаривают с детьми всерьёз, без пошлого заигрывания.

Лучшей мужской ролью жюри объявило работу Лаврентия Сорокина в новосибирском «Глобусе» — его Позднышев в спектакле «Крейцерова соната» по Л. Толстому (режиссёр А. Крикливый) — одна из самых серьёзных актёрских работа прошедшего сезона. Возможно, не все знают, что Лаврентий Анатольевич не только блистательный артист, но и терпеливый педагог. Студентам театрального института (мастерская С. Афанасьева) свезло, надеюсь, они это ценят. Рассказывать о «Крейцеровой сонате» в Глобусе, я полагаю, не стоит. Надо идти и смотреть.

Приз за лучшую мужскую роль второго плана уехал в Тюмень. Его получил Николай Аузин за роль Шервинского в спектакле «Дни Турбиных» (режиссёр П. Шерешевский). Николай Аузин действительно хорош в роли Шервинского: красив, свободен, статен, лёгок. Со спектаклем сложнее. Режиссёр зачем-то переселил в революционный Киев колоритную троицу ведьм из шекспировского «Макбета». Актрисы играют с азартом (ведьма и шлюха — желанные роли для любой актрисы), они не только воду мутят, но и справляют свою домашность (картошку чистят, например). Загвоздка в том, что ведьмы, перемещённые на Украину, напоминают ряженую фольклорную нечисть с гоголевского хутора.

Не знаю, одобрил бы Булгаков такое самоуправство. А Шекспира, как известно, не было, так что и спрашивать не у кого.

Лучшей работой художника признана работа Алексея Вотякова в спектакле магнитогорского драматического театра «Время женщин» по роману Елены Чижовой. Три одинокие старухи хитростью отняли у государства сироту и втихаря воспитали девочку не советским человеком, а просто человеком, женщиной и художником. Когда старухи назначали малышке каждая своё приданое (скатерть, вышитую рубашку и бриллиантовые серьги — у кого что осталось от прошлой жизни), зритель в моём лице растрогался до слёз. Думаю, что у инсценировки романа Чижовой будет счастливая сценическая судьба, больно хороши три старухи, выписанные автором романа, таких ролей для актрис среднего возраста поискать.

Лучшая работа режиссёра, если верить жюри, — это режиссура Бориса Павловича в спектакле по пьесе Клима хабаровского Театра юного зрителя «Анна Каренина». Мне не удалось попасть на спектакль — малый зал, много желающих, всех не посадить. Возможно, на следующем транзите организаторы смогут сделать качественную трансляцию для обойдённых местами зрителей прямо во время спектакля. Допустим, в малом зале идёт спектакль, а в кафе в это время транслируется настоящий телевизионный продукт с нескольких камер. Как футбол на чемпионате мира.

Лучший спектакль малой формы, по мнению жюри и многих гостей фестиваля, это спектакль «Унтиловск» Сергея Афанасьева в городском драматическом театре. Приятно было слышать от коллег, что давно они не видели таких живых артистов, блестящей труппы и такого внятного режиссёрского высказывания. Пьеса 1929 (!) года Леонида Леонова не ставится в России после провала в том ещё МХТ в постановке К.С. Станиславского.

У Станиславского не получилось, а у Афанасьева — очень даже.


Главный режиссёр театра «Глобус» показал Сиб.фм, что происходит за кулисами

Этой весной на фестивале в Самаре «Унтиловск» был встречен восторженно публикой и столичной критикой. Триумф спектакля теперь неоспорим, и меня занимает вопрос, обратят ли режиссеры свое внимание на забытую пьесу Леонова. Будем смотреть.

За лучший спектакль большой формы наградили спектакль в «Красном факеле» Тимофея Кулябина «KILL» по пьесе «Коварство и любовь» Шиллера. Тимофей продолжает прививать ветвь европейского театра к дичку русской школы переживания. Холодная красота спектакля делает ставку на изобразительный ряд, а не на милые русскому сердцу психологические кружева. «Онегин» Кулябина для меня куда более понятен, там есть юмор, страсть и — о радость! — подобран режиссёрский ключ к главному тексту русской словесности.

Справедливости ради нужно сказать, что «KILL», несомненно, имеет свою публику — это молодые интеллектуалы из фейсбука и других модных мест. Они едут на ярмарку, им виднее, каким должен быть современный театр.

Я же присоединяюсь, скорее, к людям старшего поколения и придерживаюсь того мнения, что театр не имеет права быть скучным, будь он хоть трижды постдраматический.

Дальше скажу о специальных премиях. Премию «Новация» получил «Ручейник» по пьесе В. Дурненкова в новосибирском театре «Старый дом» режиссёра С. Александровского. Об этом спектакле много написано, так что добавить нечего.

Действительно, новация, а вот театр ли это — вопрос дискуссионный. Возможно, этот эксперимент всё-таки должен проходить по ведомству акционизма.

Впрочем, теперь граница между театром и не-театром столь же эфемерна, как тот пенообразный спрей, которым на футбольном поле арбитры рисуют линии для штрафных ударов.

Премию «Надежда сцены» вручили Екатерине Девятовой за роль Стефании в спектакле «Камень». С этим спектаклем у меня отношения не сложились даже на уровне фабулы. Инсценировка, в которой время прихотливо переносится то в 30-е, то в 90-е, то в 50-е годы, создаёт трудности для восприятия истории. Я только поняла, что речь идёт о доме, в котором до войны жили евреи, а потом он достался немцам, членам нацистской партии. И выросшая уже девочка возвращается посмотреть на своё родовое гнездо. Спектакль показался мне неясным по мысли и приблизительным по средствам актёрского существования. Разговор в нём идёт о гуманизме, фашизме, чувстве вины, коллективном и индивидуальном. Но это всё как-то «вообще». Актёры играют состояние и почти не общаются друг с другом на сцене. Как говорила Нина Заречная: «В вашей пьесе нет действия, одна читка». Екатерине Девятовой приз вручили справедливо, она одарённая актриса, с темпераментом, её работа запоминается. Надеюсь увидеть её в другом спектакле на следующем «Транзите», благо ждать осталось не четыре года, а всего два. Большие надежды подаёт и Александр Шарафутдинов, солист в спектакле «Очи чёрные» Курганского драматического театра (режиссёр Анна Бабанова).


Дмитрий Хоронько рассказал Сиб.фм о «музыке для толстых»

Он исполнял песни и романсы из репертуара «Хоронько Оркестра» в сопровождении живых музыкантов. Атмосфера декадентского кабаре, созданная аранжировками Хоронько, как нельзя лучше подошла для инсценировки «Ямы» Куприна. На мой взгляд, спектакль интересный, но в нём не хватает чувства меры, и в нём два, а то и три финала. Впрочем, публика смотрела «Очи чёрные» с удовольствием и даже подпевала Александру Шарафутдинову, благо репертуар в спектакле — общедоступный, как и девушки. Александру достался специальный приз СТД — творческая командировка.

Особое значение Александр Кулябин придаёт премии «За честь и достоинство», врученной на этот раз дважды. Премию получил Валерий Аркадьевич Дьяконов, народный артист России, с 1965 года — актёр Красноярского драматического театра им. А.С. Пушкина. В зале были ученики Валерия Аркадьевича, в том числе Илья Паньков, вышедший на сцену поздравить своего педагога с букетом. Не менее трогательным было вручение премии «За честь и достоинство» Татьяне Фёдоровне Козицыной, прослужившей на посту директора Молодёжного театра Алтая 16 лет.


Режиссёр Антонио Лателла рассказал Сиб.фм, что должно подвергаться цензуре в театре и для чего он дописал четвёртый и пятый акты «Пер Гюнта»

После несправедливого и поспешного увольнения Татьяны Фёдоровны театральное сообщество встало на её защиту. В Алтайском королевстве явно пора что-то подправить. Скандалы в театральной среде часто бывают симптомом серьёзных проблем в управлении территорией в целом. Но это уже тема для диссертационного исследования. Можно было бы сказать ещё много о спектаклях фестиваля, но всего не переговоришь. Кроме спектаклей, мы каждый вечер смотрели дивные капустники, придуманные молодыми актёрами «Красного факела» по главе с Павлом Поляковым. Капустники ещё не попадали под действие последних цензурных нововведений, и народ отрывался напоследок — потому что нельзя. Шутки не перескажешь, а вот частушку можно спеть:

А у нас така беда:
Не приехал Коляда.
Ой, тля буду, тля будУ.
Не увижу Коляду.

К счастью, «Ново-Сибирский транзит» (как сибирская «Золотая Маска») способствует вовсе не сепаратизму и местечковой заносчивости, а упрочению престижа театрального искусства на территории к востоку от Урала.

Замечательный театральный критик, редактор «ПТЖ» Евгения Тропп входила в состав экспертного совета и жюри, и она так комментирует состояние театрального хозяйства Сибири: «...Очень много молодых режиссёрских сил едет именно на Урал и в Сибирь, здесь очень сильные труппы, здесь проходит множество лабораторий. Поэтому театральная жизнь здесь постоянно бурлит. Есть, конечно, „мёртвые зоны“, но, в принципе, города, которые не слишком далеко от центра, чувствуют себя немножко хуже, чем те, кто находится очень далеко. Потому что те, кто далеко, вообще не обращают внимания на то, что есть какая-то Москва. Они сами себе Москва».

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!