Кодекс шахматиста

 История про страсть  6.03.2015, 07:00

Вера Небольсина
международный гроссмейстер
подходящие темы
Кодекс шахматиста

Шоу «Истории большого города» появилось в Новосибирске пару лет назад благодаря Светлане Фоминых, руководителю школы ораторского мастерства «Человек Слова». Формат прост и понятен: шоу основано на личных историях людей, которые любят и умеют рассказывать о жизни. Сиб.фм предлагает вспомнить истории, которые уже были рассказаны, но которые невозможно забыть. Наш первый спикер — международный гроссмейстер Вера Небольсина с историей про страсть.

Когда мне было шесть лет, я уже имела чёткий план на жизнь: твёрдо знала, что хочу быть успешной. Тогда для меня это значило — выигрывать в шахматных соревнованиях.

Шахматные турниры проводятся по возрастным группам: от 8 до 10 лет, 12 лет, 14 и т. д. Я хотела выиграть сначала на областных турнирах, потом — на региональных, российских.

Для меня было важно в каждой возрастной категории стать гроссмейстером.

Теперь это не имеет значения, а вот обыграть маму — это очень важный пункт.

После того как созрел мой план, встал вопрос: как его осуществить? Что для этого необходимо? Ответ пришёл неожиданно — из телевизионной передачи я узнала удивительную историю успеха. Дело было в древности. Один китайский благородный муж имел преуспевающее хозяйство и благополучные отношения в семье. У него росли умные дети, и вообще всё было отлично. Друзья и родственники хотели узнать, как же ему это удаётся.

Вместо ответа он попросил бумагу, перо и 30 раз написал один и тот же иероглиф — «терпение».

Так я узнала древний секрет успеха и решила, что буду им пользоваться.


В 2007 году в Санкт-Петербурге Вера выиграла чемпионат России до 20 лет

План работал — я выиграла первые соревнования, потом соревнования России, мира в возрастной группе сначала до 10 лет, затем до 12, а дальше — случился первый кризис. При переходе в новую возрастную категорию я не смогла повторить результаты. Тренировалась каждый день, практически с утра до вечера, проводила по 2–3 турнира в месяц, но никаких побед.

Ситуацию удалось переломить в 14 лет, когда я стала международным мастером. В 16 меня приняли в училище олимпийского резерва. Там на самом деле школы нет: мы тренировались, проводили сборы, шахматы разбавляли только футбол, плавание и бег.

Однако за первое полугодие я потеряла 50% рейтинга, потом вообще было почти минус 100.

Мне казалось, что где-то закралась ошибка и нельзя одним терпением покорить шахматный Олимп, должны быть другие качества.

Я играла на чемпионате России, учебно-тренировочных сборах, я считала, что готова к турниру, однако нет: проигрываю партию, другую, потом — ничья, и понимаю, что если снова проиграю, то это будет мой последний турнир в жизни.


Участница «Историй большого города» рассказывает о своей страсти к кайтингу в интервью Сиб.фм

Партия была с Марией Фоминых, я играла чёрными, у меня была хорошая позиция, я сделала правильный ход, но слишком рано — нужно было ещё немножко подождать, подготовить, усилить позицию. Поспешив, я проиграла позицию — всё, последний турнир в жизни. Однако партия осталась за мной, и я вышла в чемпионат мира среди девушек до 20 лет...

И вновь история повторяется. Усиленно готовлюсь, но все турниры перед чемпионатом мира просто провальные. На турнир выхожу лишь потому, что духу не хватило отказаться от федерации. Играю и — выигрываю!

Такие зигзаги повторялись вновь и вновь. Последнее сокрушительное поражение я потерпела от индийских детей, когда уже решила, что шахматы — моя жизнь. После турнира закралось у меня сомнение — может, китайский мудрец ошибся? Тем не менее на вопрос, в чём мой секрет успеха, индийским коллегам отвечаю: «Терпение». А по-английски у меня получилось не patience (терпение), а passion — страсть.

А вдруг и у китайского мудреца тоже закралась ошибка, и ключ ко всему passion?

Может, нужно к решению задачи подойти с другой стороны? Не терпение проявить, а другие качества?

Помните, как в старом анекдоте. Нового послушника приняли в монастырь и назначили первое испытание — переписывать старые книги вручную, чтобы проверить его терпение. Послушник переписывает, переписывает, а потом спрашивает наставника:

— Я переписываю оригинал или копию?

— Копию, конечно, вдруг что-то случится с оригиналом?

— Но я переписываю хотя бы с копии оригинала?

— Нет, с копии копии.

— Как же так?! Мы, может, ложные знания транслируем?

Наставник подумал-подумал и дал оригинал. Послушник взял книгу и ушёл заниматься своей работой. Вдруг почти сумасшедший от радости он вылетает из кельи с криком: «Не целибат (англ. сelibacy), а селебрэйт (англ. сelebrate)!».

Сейчас я не знаю, какое качество мне проявить и как действовать: снова по старому плану преодолевать тернии шахматного пути терпением или остановиться? Я уже в любом случае шахматистка. Для того, кто с детства играет в шахматы, их язык становится родным. Может быть, будет лучше шахматные навыки применять в жизни, а спортивные выступления оставить случаться по ходу жизненного пути?

В любом случае заниматься следует тем, к чему есть страсть, огонь интереса.

Потому что жизнь питают именно эти чувства. В общем, вопрос для меня открыт.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!