Странный Норильск: взгляд через объектив

 Что снимать фотографу в северном городе во время полярной ночи  10 ноября, 11:57

Андрей Шапран
фотограф с необычной судьбой
подходящие темы
Странный Норильск: взгляд через объектив
Фотографии Андрея Шапрана

Фотограф Андрей Шапран уже много лет ездит по самым удалённым уголкам России, куда обычного фоторепортёра не заманишь: Курилы, Чукотка, Таймыр. Он едет на край земли и подолгу, по несколько месяцев живёт там, снимая жизнь и быт людей. Проект называется «Крайние земли». Сиб.фм представляет первый материал этого большого фотопроекта — о Норильске.

Норильск расположен в двух часах лёта от Новосибирска и четырёх часах от Москвы. Полярная ночь здесь наступает в конце ноября, но уже с середины месяца солнце не появляется из-за горизонта, лишь временами — в промежутках между метелями и пургой — подсвечивает северный небосклон. В такие дни, говорят норильчане, за городом хорошо видно северное сияние. В городской черте свет от многочисленных фонарей, промышленных и жилых зданий, отражаясь в искусственных облаках, исходящих от невообразимого производства норильского никелевого комбината, гасит небесные явления.

Многие приезжие говорят про депрессию и отсутствие энергии для дальнейшей жизнедеятельности. Местные жители, привыкшие к невероятной смене погоды (вечером минус девять, утром за тридцать градусов мороза) и продолжительной даже по северным меркам зимы (почти девять месяцев), к подобным природным явлениям относятся хладнокровно. Искусственный свет на несколько месяцев заменяет им настоящее солнце, тепло они черпают во всех жилых помещениях, невероятно щедро отапливаемых в Норильске. В городе замёрзнуть попросту негде.

Крайний Север диктует свои условия, порой крайне категоричные.


Андрей Шапран — член Союза фотохудожников России с 2002 года. Лауреат и дипломант десятков российских и международных выставок-конкурсов. Родился и вырос в Риге. С 1992 года живёт и работает в Сибири

Накануне видел последний в этом году солнечный закат: солнце, красный раскалённый кусок его с полчаса опускался за горизонт — невероятно медленно, казалось, не исчезнет никогда... В конце концов распался на линии и исчез за горизонтом, только красное облако ещё какое-то время висело над тем местом. Мистический небесный ритуал.

Странный город

Норильск — один из наиболее холодных городов мира, существенно более холодный, чем, например, Мурманск, находящийся почти на такой же широте.

Зима здесь долгая и холодная, средняя температура января — 30 градусов ниже нуля. Период устойчивых морозов длится почти 280 дней в году, при этом половину составляют ветреные дни с метелями. Среднегодовая температура воздуха в Норильске — 9,8 градуса со знаком минус.

Норильск входит в пятёрку самых ветреных населённых пунктов планеты.

Для чего нужны все эти арифметические данные — для точного понимания географического места, в которое вы собираетесь. Ветрено, холодно, в условиях метели или пурги — небезопасно.

Современный Норильск начал строиться в конце 1940-х годов на берегу озера Долгого. На строительстве были заняты заключённые Норильлага. Местные жители современного Норильска вспоминают, что их колоннами проводили через город на общие работы по возведению жилых домов.

Норильск — странный город. Странный из-за своей неоднозначной истории. Странный — благодаря людям, чьими усилиями был возведён.

Впечатление странности не покидает ни на центральной улице Норильска — на Ленинском проспекте, с невероятными домами с колоннами и арками, созданными в сталинский период, ни в районах и жилых кварталах, построенных в более поздние времена. Ночная подсветка зданий была осуществлена в городе несколько лет назад. По всей видимости, она кардинально изменила облик города, придав ему неповторимый столичный облик. В условиях полярной ночи, когда солнце на несколько месяцев не появляется над небосклоном, такая иллюминация имеет чисто прикладное значение: центральный проспект от недостатка освещения не страдает.

Дворы-колодцы в этом городе в большей степени напоминают по масштабам городские площади. Безлюдные и заснеженные, в сумерках и глубокой ночью они производят странное впечатление: кажется, что люди только что покинули эти дворы. Но ни следов самих людей, ни активного движения вы не обнаружите. Нет здесь привычных для столичного жителя автомобильных пробок, дворы не захламлены автотранспортом, а вдоль дорог и автотрасс не стоят рекламные баннеры.

Северный характер и жёсткие, а порой и жестокие условия географической местности, диктуют, по всей видимости, свои правила поведения на улицах Норильска.

В арках жилых домов вы обязательно увидите перила, которые призваны помочь перебраться жильцам при внезапно налетевшей пурге.

А номера домов на стенах потрясают своим масштабом. Но после рассказа о так называемой норильской «чёрной» пурге, в которую удаётся разглядеть едва ли половину собственной руки, циклопического масштаба цифры и опознавательные знаки в жилых кварталах уже не удивляют.

В Норильске здания выстроены особым способом, нигде на Севере такого нет. Северные люди удивительным образом способны будто проходить сквозь стены норильских зданий. Дома стоят перпендикулярно друг к другу так, что щель между двумя высотными жилыми постройками почти и не видна. Идёт человек до угла здания и вдруг исчезает. Следуешь за ним — и видишь узкую щель с поднимающейся лестницей и перилами. В сумерках или в глубокой тени такое исчезновение кажется невероятным. Которую неделю живу на северной земле — и не перестаю удивляться способности местных людей к исчезновению.

В облике многих зданий Норильска есть стилистическое сходство с архитектурой Ленинграда — Санкт-Петербурга. Объясняется это количеством приглашённых в своё время в Норильск ленинградских архитекторов. Позже, во времена «комсомольских десантов», архитектура Норильска, как по всей стране, основывалась на принципах типового панельного строительства.

Сформировался внешний облик города двумя основными факторами: во-первых, особенностью возведения зданий на вечномёрзлых грунтах, во-вторых, существовавшими типовыми проектами.

Собственно, это всё — столичность, влияние севера — и являются теми фотографическими «фишками», за которыми и приходится охотиться на улицах Норильска.


Фотографии, фоторепортажи и статьи представлены в таких изданиях, как «Российская газета», «Труд», «Известия», «Красная звезда», «Эксперт-Сибирь», «Вокруг Света», русский «Newsweek», «Русский Репортёр», «Огонёк», «ГЕО», «Русский журнал», «GQ», «Forbes», «Неизвестная Сибирь», «Невское время», «National Geographic», «Русский Пионер» и других

Дополнительным элементом является построенная в Норильске самая северная мечеть. Пятничные службы здесь являются, как и повсюду в мире, наиболее посещаемыми, для съёмки в мечети не требуется специального разрешения, достаточно устного согласования накануне.

В настоящее время население Норильска почти полностью состоит из переселенцев, выбравших Крайний Север в качестве постоянного места жительства. В то же время в Норильске проживают и потомки заключённых, попавших под амнистию в 1953-м году.

Но эта страница истории требует отдельного рассказа.

Примечательно, что в 90-е годы Норильск был открыт для въезда любому иностранцу. Но прошло время, и он снова стал закрытым: вот уже на протяжении более чем полутора десятков лет разрешение на въезд выдаётся по решению местной власти.

Норильск старый и новый

Норильск разделяет на две части — так называемый Старый город и город новый — условная граница, расположенная в районе озера Долгого. Первая — и наиболее древняя — часть Норильска была заложена в 20-е годы прошлого столетия. Сегодня она представляет многокилометровую исключительно промышленную зону. В эту часть города с завидным постоянством ходят городские автобусы, а на дороге можно встретить увесистые многотонные БЕЛАЗы и прочую промышленную технику.

Именно в этих местах в 1921 году во время экспедиции геолога Урванцева под горой Шмидтиха была построена деревянная изба, считающаяся первым домом Норильска. А в 1935 году силами заключённых началось строительство Норильского горно-металлургического комбината имени А. П. Завенягина.

Впоследствии вся зона была застроена промышленными и жилыми зданиями. В наши дни на вопрос о маршруте следования того или иного транспорта вы непременно услышите: «Следуем в Старый город».

Сегодня этот город остаётся уникальным в плане опыта, полученного архитекторами и строителями. Время показало, что практически вся часть старого города и здания «сталинской архитектуры» стали непригодными для жилья. Это привело к переосмыслению строительства на вечномёрзлых грунтах.

Однако ряд зданий, построенных для общественного использования (первый Дом культуры, к примеру) и некоторые офисные сооружения являются «жилыми» до сих пор.

Собственно, именно эти здания, расположенные вдоль многокилометровой транспортной магистрали в старом городе, а также сама промышленная зона, наиболее интересны и доступны для фотосъёмок.

Как только добираешься сюда, сразу появляется ощущение, что ты попал в город-музей или в город-историю. Ну, в город с историей.

Впечатляют выбросы из промышленных труб, которыми массово застроена эта старая зона. Как они воздействуют на здоровье человека, выбросы (смог, туман) — понятно. Но эти дымы ещё и создают порой невероятные сюрреалистичные картины на пути продвижения по старому городу. В зависимости от освещения — утреннего или вечернего, времени суток, скорости ветра, сезона — картины в окрестностях меняются до неузнаваемости.

В поисках тепла

Тепло, кажется, — единственное гарантированное благо в этом бесконечно сумеречном мире. Почти все помещения без исключения, в том числе и остановки — отапливаются, и отапливаются щедро. Люди перегреваются в жилых и офисных помещениях, чтобы потом выйти на улицу и не промёрзнуть.

С приходом настоящей северной зимы, с её бесконечными ветрами и снежными метелями, меняется и окружающий ландшафт, и городские, и промышленные строения.

10 лет Андрей Шапран работает над проектом «Крайние Земли» — серии фотографий «Южные Курилы: люди на краю земли», «Камчатка. Кочевники», «Чукотка. Зверобои», экспедиции в Якутию, на Ямал, в Норильск, Дудинку, на Таймыр

И если в конце осени и начале зимы мой объектив в старой части города всё чаще был направлен в сторону труб и восходящего солнца, то после череды снежных бурь фасады заброшенных и полуразрушенных зданий стали основным и наиболее фактурным объектом.

Мне посчастливилось застать город в не самые сильные морозы, почти при полном отсутствии снега и дожить до момента прихода метелей и начала Полярной ночи.

В психологическом плане жить и работать в Норильске крайне сложно. Особенно если говорить об уличной и жанровой фотографии. С одной стороны, однообразие сюжетов компенсируется природными явлениями — в том числе и северным сиянием, которое, впрочем, в черте города плохо поддаётся восприятию из-за массовой уличной засветки. А есть ещё метель, пурга, слабое освещение и вышеупомянутые выбросы в промышленной зоне, создающие в сильные морозы (до сорока градусов и ниже) собственную неповторимую северную атмосферу.

Возвращаться или нет в этот северный город — каждый сам решает для себя. Мой опыт подсказывает, что вернуться можно, и лучше сделать это в конце весны, когда на всей остальной материковой части страны цветут сады, а в Норильске местная публика вовсю катается на горных лыжах прямо за городом.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!