Рисуй как Бэнкси

 Почему Новосибирск до сих пор серый город  18.11.2011, 08:28
были упомянуты
подходящие темы
Рисуй как Бэнкси
Фото из архива арт-группы «Такнадо!»

Три парня и одна девушка, команда новосибирских художников-граффитчиков «Такнадо!», не прячут своих лиц и не скрывают имён. Наоборот — гордятся тем, что делают, уверены, что сибиряки оценят их работы, и с оптимизмом оценивают перспективы: «Город очухается и всё будет хорошо». Хорошо — это значит ярко, красиво, гармонично. Можно ли посеять прекрасное или хотя бы относительно вечное, рисуя краской на стенах домов, гаражах и в подворотнях, пытался выяснить корреспондент Сиб.фм.


Граффити — изображения, рисунки и надписи, выцарапанные, написанные или нарисованные на стенах и других поверхностях

В разговоре принял участие весь боевой состав арт-группы «Такнадо!» — Марина Calipso, Иван Ягода, Иван Fans и Миша Mack. Они — настоящие профессионалы, даже зарабатывают деньги росписью. Марина — художник-монументалист, Иваны — студенты архитектурно-художественной академии, Миша — мастер tatoo.

Как сформировалась ваша группа?

Мы все познакомились в мае 2008 года, на первом в Новосибирске фестивале граффити. Там же впервые порисовали профессиональной краской. Мы попробовали, и всё! Из граффити-тусовки мы как-то больше всех подружились, а потом и название придумали — «Такнадо». В принципе, граффити-движение появилось, потому что стала продаваться нормальная краска. До этого были только баллончики с автоэмалью, но это совсем не то, ею настоящую работу не сделать. Сейчас в городе есть специальный магазин «всё для граффити», и на улицах появляются настоящие картины...

Почему вы делаете то, что вы делаете?


Самые ранние граффити — это наскальные рисунки, появившиеся около 30 тысяч лет назад

Обычно на этот вопрос мы говорим — «Такнадо!» Но если серьёзно, у каждой работы свой смысл. Недавно рисовали картину по принципу «золотого сечения». Человек подходит и спрашивает — Что рисуете? А мы отвечаем — Код вселенной.

Совесть не мучает, когда на стенах рисуете?

Красивая работа никому не мешает. На Советской, 65 нарисована девушка — туда свадьбы приезжают фотографироваться, потому что качественно сделано. Но в Новосибирске большинство таких работ — во дворах и на окраинах, не на виду. В других городах, например, в Екатеринбурге, искусство граффити интегрируется в современную среду, преобразовывает и украшает её. Надо, чтобы и местная власть предоставляла художникам легальные поверхности. А те каракули, которые мы видим на заборах и стенах в Новосибирске, к искусству отношения не имеют. Это тэги. В Америке таким образом помечали, что за этот район отвечает такая-то группировка. А у нас это способ сказать «здесь был Вася».

А вами что движет? Вы не хотите увековечить своё имя, как «Вася»?

Мы каракули на заборах не рисуем, нам для работы нужны не холст или бумага, а другие поверхности — дома, улицы, стены. Но при этом мы хотим, чтобы наш арт-объект гармонично сочетался с архитектурой города. Чтобы не было конфликта. В галереях мы тоже не выставляемся — нам нужно пространство, свобода.

Граффити — это искусство, официально признанное, работы художников-граффитистов продаются на аукционах.

Жители Новосибирска как-то своё мнение по поводу вашего творчества высказывают?


В 2011 году на «Оскар» номинировался фильм про уличных художников «Выход через сувенирную лавку». Автор фильма — английский художник и политический активист, работающий под псевдонимом Бэнкси

Люди всё лучше и лучше начинают реагировать, особенно если ты что-то хорошее рисуешь. А так любой может выйти и рисовать где угодно, никто и слова не скажет. Ну, если не рисовать на офисных зданиях или каких-то серьезных объектах.

У нас нет стремления портить и пачкать, с кем-то конфликтовать. Мы просто делаем лучше то, что очевидно уродливо и никому не нужно. Рисуем на серых будках и заборах, на заброшенных гаражах. Трансформаторная будка во дворе школы, глухой торец здания, арки — все эти объекты можно использовать. При этом нужно чётко разграничивать граффити и стрит-арт. Стрит-арт внедряется в город, взаимодействует со средой, в которой он находится, и с социумом.

Каким образом осуществляется это взаимодействие?

У стрит-арта есть четкое сообщение. Например, наша «пачка сигарет» рядом с медуниверситетом — такое место, куда люди приходят и бросают курить. Это мы никому не нужную трансформаторную будку саму трансформировали — не просто в украшение улицы, а поместили в социальную плоскость, напоминая, в том числе, и студентам-медикам: «Ребята, курить вредно».


123 члена Британского парламента, включая Тони Блэра, подписали хартию, которая гласила: «Граффити не искусство, граффити — преступление»

Как вы решаете, что нарисовать? Это коллективное творчество?

Мы просто живём с открытыми глазами. Современное искусство должно быть актуальным. Бывает, что увидим правильную стенку, которая расположена в интересном месте, и немедленно захотим её разрисовать. А потом и идея приходит. На фестивале в Екатеринбурге нам дали на роспись два гигантских резервуара-бочки неработающей котельной, чтобы мы сделали работу по заданной теме «Европа — Азия». И мы не стали воплощать ее буквально, а нарисовали «Сгущенку» рядом с банкой супа «Кэмпбелл». Получилось «Сгущенное молоко» — это как бы Россия, то есть Восток, в общем смысле. А «Кэмпбелл» — это Запад: США, Европа, поп-арт, цивилизация. И вот они взаимодействуют, два контрастных объекта, два противоположных визуальных формата, это и красиво, и по теме.

Но прохожие часто не видят в нашем объекте какого-то национального характера или скрытого смысла. Просто голубая с белым банка сгущёнки даже у взрослых людей вызывает приятные чувства. Это банка со своей историей. Так же, как и «Кемпбелл», с одной стороны — дешевый суп для массмаркета, с другой — знаменитый арт-объект, потому что эту банку Энди Уорхол рисовал. Получается, у одной работы может быть куча смыслов, у каждого свой — у того, кто рисует, и у того, кто смотрит.


Один из узнаваемых объектов стрит-арта в Омске — маленькая птичка

Сколько объектов в Новосибирске вы разрисовали за то время, что вы вместе?

Больше пятидесяти точно. А вообще мы за этим не следим. И кроме уличных делаем ещё и коммерческие работы — роспись, рекламу. Недавно, например, ездили в Белово, оформляли там витрину торгового комплекса. Многие сейчас 3D-картину на асфальте хотят заказать — бизнес свой рекламировать таким образом, чтобы все фотографировали и размещали в интернете.

Дорого стоит заказать у вас оформление?

Мы обычно говорим цену от 1000 до 2000 рублей за квадратный метр. Это средняя цена — чтобы человека сориентировать. Хотя мерить картины квадратными метрами не очень хорошо... В общем, всё равно на граффити нельзя сколотить состояние.

Что планируете сделать в ближайшее время?

Зима — это время раздумий. На холоде баллоны не рисуют, есть время поразмышлять. Скоро будем серию мастер-классов проводить в шоу-рум OGOROD. Учить людей будем. Это для тех, кому просто интересно послушать про граффити. XX век так быстро пролетел, что суть зародившихся в нём вещей многие даже не успели понять. Нам кажется, многие хотели бы попробовать подержать в руках баллончик с краской, чему-то научиться.

То есть вы хотите, чтобы занятие граффити стало массовым?

Скорее, чтобы оно стало осознанным. Если люди всё равно будут рисовать на стенах, пусть работают над собой, учатся и делают всё красиво и к месту. Если тебе хочется известности, то добивайся её через качество. Чтобы не было так, как сейчас: «Блин, кто нарисовал этот ужас в моем подъезде? Мне хочется его убить!» Это плохая популярность, которая не принесёт добра. Сейчас мы можем слепить из движения граффити что хочешь, иначе это станет бедой, как в Европе.

Получается, у вашего занятия граффити есть сверхзадача?

200 зданий «украсил» Дэниел Джозеф Монтано в Питтсбурге, за что был назван «Королем граффити» и приговорён к 2,5 годам лишения свободы

Мы хотим разбудить Новосибирск. Этот город сонный, очень серый. Здесь нет художественного пространства. Например, в Екатеринбурге заборы, которые опоясывают стройки, все разрисованы — на них длинные истории изображены. Город выделяет краску, художники рисуют кистями, баллонами. Идёшь по улицам и глаза разбегаются, потому что на каждом углу что-то интересное. А у нас так скучно. Особенно осенью и зимой. Можно свихнуться же! Ты идёшь на работу — у тебя серая работа. Ты идёшь домой — у тебя тоже всё серое. Только билборды и баннеры, которые тоже ужасные, потому что нет культуры подачи рекламы. Всё равно застройщики и рекламисты никогда не смогут сделать город таким интересным, каким его смогут сделать художники.

И как вы предлагаете преодолевать серость?

Если хотя бы одну улицу сделать полностью яркой и живой, было бы уже веселее. Но это должно быть согласовано с архитектором города, чтобы всё было правильно и гармонично. В Екатеринбурге это есть, у нас нет. Нет стен, на которых легально можно рисовать. Если направить движение граффити на благо города, а не во вред, тогда всё сложится и получится. Нужно с уважением относиться к художникам. И художники будут с уважением относиться к городской среде.

А городские власти к вам обращались с предложениями сотрудничества?

Сейчас, когда власти города обращаются, разговор обычно такой: «Сделайте то, что нам нужно, и желательно бесплатно». А нам это зачем? Нет никакой свободы, никакого творчества. Мы хотим делать красивые художественные работы, масштабные. Но тяжело нести позитив, когда всех граффитчиков без разбора считают врагами общества. Поэтому волшебный Екатеринбург стал для нас образцом успешного диалога города и художников. И мы с улиц никуда не уйдём, галереи — не наш формат. Наш формат — город, и когда он очухается, всё станет хорошо.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!