Кино в массы

 Режиссёр Джаник Файзиев о катарсисе в коммерческом кино  19.01.2012, 07:03
подходящие темы
Кино в массы
Фото Михаила Афанасьева

Режиссёр и продюсер известных фильмов — таких как «Турецкий гамбит», «Адмирал», «Каникулы строгого режима» — лично представил новосибирским журналистам три эпизода из новой картины «Август. Восьмого». Фильм выйдет на экраны страны 21 февраля. Некоторые усмотрели в этом ту же магию чисел, что и в дате начала боевых действий на Кавказе, которым и посвящена лента. Однако Джаник Файзиев в такую магию не верит. Почему автор массового кино считает успех картины явлением закономерным, разбирался корреспондент Сиб.фм.

В фильме очень много компьютерной графики, я бы сказал, неприлично или беспрецедентно много, — объяснил господин Файзиев невозможность показать заранее весь фильм.

Графика, на которую мы замахнулись в этой картине, гораздо сложнее, нежели та, которую мне приходилось делать прежде, это высший пилотаж. Она выглядит максимально реалистично. По отечественным меркам мы выступили как рекордсмены. В рекордно короткие сроки, при скромном бюджете и довольно сложном уровне производства мы сделали кино в лучших традициях лучших высокобюджетных американских фильмов.


Звукорежиссёр фильма «Август. Восьмого» — обладатель четырёх премий «Оскар» Боб Бимер

Действие происходит во время военных действий на Кавказе. Снимая фильм, вы ставили перед собой какие-нибудь политические цели?

Никаких. У нас не было задачи разобраться, кто прав, кто виноват, выяснять политическую подоплёку событий. Мы ставили художественные задачи. Это война. Это катастрофа для любого. Это несчастье, которое может случиться с каждым из нас. Потому что эта история родилась из реальной, когда я слушал её от своего приятеля. Он ухаживал за девушкой, которая оканчивала медицинский институт. За месяц до выпускных экзаменов они страшно рассорились. Он собрал вещи и, хлопнув дверью, ушёл. Спустя три месяца он встречает общую знакомую и спрашивает о своей бывшей. «Её распределили в Южную Осетию», — говорит ему подруга. А он политический журналист и понимает, что она точно не осознаёт, куда поехала. Что было делать? Берёт билет на самолёт, прилетает — и в это время начинается война. И дальше он рассказал мне о том, как пытался найти свою бывшую девушку, вызволить оттуда, как, по сути, по телефону управлял ее манёврами. Я подумал — вот история про жизнь. И в ней нет никакой политики. Кстати, парень её вытащил, они встретились, но... не поженились.

В процессе написания сценария я пообщался с тремя сотнями, а может и больше, разных людей — очевидцев и участников событий, и мне ничего не пришлось выдумывать. Вы увидите практически реальность.

Правда была настолько изобретательна, что нам не нужно было проявлять особую смекалку.

Недавно я вызвал военных лётчиков, чтобы они помогли мне написать диалоги между пилотами. И приехал такой настоящий военный лётчик, офицер с большим количеством боевых вылетов, сел, посмотрел эпизод. А потом повернулся, показал ладонь и сказал: «Смотри — мокрая. Ощущение такое было, будто я внутри войны оказался, внутри боя. Только не я воевал, а будто я гражданский». И я понял, что мы добились, чего хотели.

В то же время в интернете пишут, что грузинские СМИ уже недовольны. Не видели, но говорят, что ложь. Может быть вам известно, в чём конкретно претензии?


В фильме Файзиева более 700 сцен с использованием компьютерной графики и спецэффектов

Вы, наверное, заметили, что если кому-то в драке набили морду, то этот человек всегда остаётся недоволен? Я никогда не видел ситуации, чтобы проигравший признавал чужую победу. Я даже не изучаю эти претензии. Наверняка они будут у той части населения, которая ведёт себя неблагородно. У меня очень много знакомых грузин, которые относятся с пониманием к тем событиям. Люди политически грамотные знают, что если бы Россия не отреагировала так, как отреагировала, то её политические потери были бы гигантскими. С точки зрения юридической, Россия была абсолютно чиста, и она как никогда имела все основания поступить так, как поступила. Прежде чем поместить своих героев в этот конфликт, я довольно подробно изучил его. И знаете, что для меня было одним из решающих факторов? Я узнал, что на десятый день после окончания войны независимая пресса США принесла извинения перед своими читателями за то, что неправильно освещала первые её дни. Дело в том, что грузинское правительство очень грамотно сработало с точки зрения пиара и уже на десятой минуте войны разослало свои пресс-релизы в информационные агентства мира. Чем молниеносно была создана всеобщая шумиха. А чтобы разобраться во всём, понадобилось как раз две недели.

В моей картине нет грузина-злодея, нет грузина, который пьёт кровь младенцев, режет глотки белокурым юношам. У нас нет персонифицированного образа врага. Есть просто враг как стихийное бедствие. Это и есть доктрина, с которой я вышел на эту работу. Я вообще человек аполитичный.

Вы говорите, что сделали кино для семейного просмотра. Почему вы в этом уверены?

Я думаю, в нём каждый найдёт что-то для себя. Юное и взрослое поколение, мужчины и женщины.

Кстати, в первый раз такое с отечественным кино — средняя оценка фильма у женщин выше, чем у мужчин.

Для картины, в которой почти час идёт война, я считаю, это очень большой плюс. А тем более мы знаем, что женщина является инициатором похода в кино. В этом смысле я был на седьмом небе от счастья, потому что такого исхода событий предположить не мог. Один мой знакомый удачно пошутил: вы сняли типичное женское кино для настоящих мужчин.


Гильдия киноведов и кинокритиков назвала лучшим фильмом 2011 года ленту Андрея Звягинцева «Елена»

Поскольку в последние годы я стараюсь работать в сегменте широкой аудитории, я делаю кино для массового зрителя, для меня важно, насколько фильм станет социальным явлением, насколько будет обсуждаться, насколько большее количество людей захочет дискутировать на его тему.

Какова, по вашему мнению, формула массового успеха?

Я твёрдо убеждён, что мы живём в эпоху, когда любой качественно произведённый товар — будь то заколки для волос или высокотехнологичные компьютеры — интересен потребителю. Я вот ехал вчера в поезде из Красноярска, и в ресторане мне сказали: тут есть станция Бузино — там прекрасные молочные продукты. Это означает, что о хорошем продукте, даже если это кефир, становится известно моментально, несмотря на то, что его производит огромное количество предприятий. Качественное кино любого жанра, про что угодно, будет востребовано.

Тем не менее, такое впечатление, что режиссёры ищут, чем «зацепить» объевшегося зрителя: например, крутой войной. Жванецкий говорит, что уже и на секс стало неинтересно смотреть. Слишком много всего показали.


В 2011 году выпущено 103 фильма российского производства — как в СССР в 1926 году

Я отношусь к людям, которые не считают, что бывает много. Бывает хорошо или плохо. В каждом фильме показывают секс, но это вовсе не значит, что его нельзя показать так, чтобы Жванецкому не на что было посмотреть. И большое количество фильмов о любви или войне меня не пугает. Ведь если я увидел плохой фильм про любовь, я не перестану любить, не разочаруюсь в любви. Ну и что! А мы сделали хороший фильм про любовь, у нас её много, и она другая. И если кто-то не заметит разницы между тем, что делаем мы, и тем, что было до нас — ну что ж... Есть люди, которые вообще не видят разницы. Когда я слышу, что «все бабы — дуры» или что «все мужики — сволочи», я понимаю, что у этого человека серьёзные проблемы в жизни. И для меня это точно такая же реплика, когда человек говорит, что все фильмы про войну плохие.

Зритель кино перестал думать, хочет только развлекаться?

Во все времена людям хотелось хлеба и зрелищ. Приходить в театр или в кино, чтобы учиться, постигать что-то новое — это не является прерогативой со времён Древней Греции. Но это не означает, что фильм или спектакль нельзя сделать предметом искусства. Можно и нужно это делать. Не всем такое даётся, но мы все к этому стремимся.

Катарсис — вообще вещь, которая ушла из нашего искусства. Но вот в фильме «Каникулы строгого режима», мне кажется, нам удалось вернуть это великое слово.

И в фильме «Август. Восьмого», я думаю, нам удалось сделать это ощущение катарсиса, очень редкое и во многом забытое, но которое должно являться неотъемлемой частью любого художественного произведения.

Какие самые большие проблемы у людей, которые работают в индустрии кино?

К сожалению, многие из них глобальные, общие. Отсутствие денег, отсутствие реального бокс-офиса, возврата денег и так далее. Это напрямую связано с тем, что надо как-то регулировать количество иностранных фильмов по отношению к российским. Кроме того, у нас практически нет опыта придумывания и производства фильмов, ориентированных на зрителя. Сейчас это двуглавая гидра, Тяни-Толкай, которому, с одной стороны, нужно собирать большие кассы, захватывать аудиторию, а с другой стороны, мало людей, которые качественно умеют это делать, мало опыта, мало рычагов, чтобы делать кассовые фильмы.

Вы тот человек, который снимает такое кино и который умеет находить деньги.

Мне кажется, как раз второе я делаю хуже. Скорее, деньги находят меня, чем я нахожу их.

На какие прибыли вы рассчитываете?


Самый кассовый российский фильм «Ирония судьбы. Продолжение» собрал $ 55 635 037

Вы знаете, я боюсь делать прогнозы. К сожалению, прогнозы объективных наблюдателей не очень меня радуют. В условиях возникшего недоверия к отечественному кино доказать аудитории, что мы сняли качественный фильм, достойный их внимания, можно только после того, как лента вышла на экраны и кончились основные заработки. Поэтому для себя я решил так: буду рад любой цифре, которую мы соберём, потому что я понимаю, что работаю на индустрию. Зритель, по крайней мере, благодаря мне подумает: «Всё-таки умеют снимать кино, может быть, в следующий раз схожу». Как я уже говорил, я буду удобрением для тех растений, которые вырастут потом.

Почему всё-таки наше кино остаётся продуктом внутреннего пользования?

Ровно по той же самой причине, почему мы не пользуемся косметикой или автомобилями российского производства. Чтобы кино получилось, в нём должны одновременно, синхронно, на пике своих возможностей работать 35–40 отраслей. Таким образом, состояние общества, уровень отечественной индустрии — прямое отражение качества нашей работы.

Мы не можем быть революционерами в отдельно взятом секторе, мы завязаны на всём, что происходит вокруг.

Очень смешно, когда говорят, что мы должны быть первыми и превзойти американцев. Мы не можем это сделать, они двести лет живут непрерывной историей. Мы можем только радоваться, что, так мало этим занимаясь, уже оказываем хоть какое-то достойное сопротивление, хоть как-то барахтаемся с ними в некоторых одинаковых цифрах.

А ваше честолюбие страдает?

Ну, я его уговорил. Конечно, мне хочется рвануть рубаху, сказать: смотрите, кто здесь главный. Как любому мальчику хочется быть самым большим и самым сильным. Но я же человек разумный, я понимаю, что откуда берётся. К счастью для себя я всегда делаю то, что хочу. То есть я всегда с удовольствием делаю то, что я делаю. У меня нет такого, что я мечтаю снять фильм о ромашках, цветущих на склоне горы, а тем временем снимаю что-то другое. Сейчас мы разрабатываем несколько новых историй, и мне это очень интересно. Отчасти это, наверное, плохо, но у меня всегда есть ощущение — чёрт, ещё столько можно сделать: и это, и то. И хоть все пальцы в рот засунуть сложно, а хочется все десять!

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!