Конструктивные безумства Лады Юрченко

 О том, как перестать бояться и начать делать  27.02.2012, 06:38

Елена Шкарубо
журналист, соучредитель Сиб.фм
были упомянуты
подходящие темы
Конструктивные безумства Лады Юрченко
Фотографии Андрея Ксенчука

Про Ладу Юрченко, известного новосибирского деятеля, большинство людей интересуют две вещи: кем она приходится местному губернатору и сколько денег можно украсть на форуме «Интерра». Корреспондент Сиб.фм постарался понять, зачем нужны такие мероприятия и почему, невзирая на изрядную долю критики в свой адрес, руководитель «Агентства регионального маркетинга» не перестаёт заниматься развитием Новосибирской области.

Лада, как вы стали продвигать территории? Вы же работали в банке до того, как возглавили «Агентство регионального маркетинга»?

Банк был до 1995 года. А в 1997-м, после декрета, я вышла на работу в «Сибирский центр поддержки общественных инициатив» — общественную организацию, которая и по сей день даёт гранты, является ресурсным центром и большой экспертной организацией. Я вхожу в число её учредителей.

Что вы делали в то время?


Лада Юрченко родилась в Новосибирске в 1968 году в семье журналистов: папа работал редактором на ГТРК, мама — собкором центральной газеты

Мы занимались благотворительностью, создавали механизмы поддержки некоммерческих организаций, системы социального партнёрства и прочих вещей, связанных с зарождающимся гражданским обществом. Тогда же мы начали говорить о том, что граждане должны принимать участие в развитии территории, где они живут. Разработали программу и стали её внедрять в разных городах, но в основном — в моногородах.

Почему именно там?

Там было тяжелее всего. Когда корпорации в конце 1990-х — начале 2000-х избавлялись от непрофильных активов, заводы перестали содержать социальную сферу: поликлиники, больницы, детские сады, клубы... И если крупные города это ещё как-то выдерживали, то в маленьких, где всё держалось на одном предприятии, было совсем непросто. Других денег нет, работы другой нет, а жить надо. Вот мы и создавали новые концепции развития таких мест.

Постепенно у нас сформировалось видение, что территория — это объект, которым можно управлять, применяя социальные и бизнес-технологии.

Пришло осознание, что это всё называется маркетингом территории и работает в любом месте, вне зависимости от индивидуальных характеристик объекта. В конце 2006 года я подготовила документ о том, как внедрить в управление территорией маркетинговый подход, и пошла к губернатору. Он мою идею воспринял хорошо.

А в чём заключалась её суть?

В том, что нам надо понимать, как можно сделать Новосибирскую область конкурентоспособной. Сейчас, возможно, кажется, что это общие фразы, а тогда даже книги Портера не были на русский переведены. И когда мы спрашивали экономистов, читали ли они его теорию конкурентоспособности, это воспринималось как в анекдоте — «нет, мы его чаще пьём в тёмном виде».

Мы объяснили власти, что просто так Новосибирской области денег никто давать не будет. Что нужно здесь накапливать капитал, понимать свои отличительные черты. И если мы этого не будем делать, то в какой-то момент перестанем существовать не только на карте погоды, что к тому времени уже стало проявляться, но и вообще на карте экономической активности. Толчком для начала работы послужило снижение интереса к Новосибирску со стороны жителей других регионов. Сюда перестали ехать. Началась тенденция оттока людей. Мы долго продержались на харизме Академгородка, который был магнитом, такой всесоюзной гордостью, но потом это закончилось. И до сих пор из Новосибирска уезжают молодые, талантливые, активные и интересные люди. А ведь экономика региона держится исключительно на людях образованных и потому с большими требованиями к уровню жизни.

А что, власть сама этого не понимала?


В 1985–1990 годы Лада училась в НГУ на отделении филологии и тогда же получила специальность журналиста на факультете общественных профессий

Мы как общественная организация проводили экспертизу стратегии Новосибирской области до 2025 года и обнаружили, что статусные экономисты многое не учли, что они видят крупные мазки на карте региона — промышленность, например, СО РАН. А жизнь тогда очень сильно менялась. Появлялись сферы услуг, торговли, сервисов, электронных технологий, но никто не хотел принимать во внимание, что это будет превалировать. Мы поставили две задачи: удержать людей и привлечь сюда деньги.

А чем, собственно, маркетинговое управление территорией отличается от привычного, иерархичного?

Власть у нас устроена очень просто: сверху — главный человек, под ним — куча исполнительных министерств: образования, сельского хозяйства, транспорта, экологии и др. Каждое из них строит светлое будущее в отдельно взятой отрасли.

А в реальности жизнь такова, что мы с вами не являемся частью какой-то отрасли, мы одновременно клиенты и министерства здравоохранения, и министерства образования, и министерства природных ресурсов.

Маркетинговый подход построен на том, что все связи — горизонтальные, а программы ориентированы на какой-то единый результат. И нам важно понять, как увязать друг с другом межотраслевые программы, чтобы ежегодно измерять их результат с точки зрения влияния на качество жизни человека, объединения усилий для притока денег в территорию.

И как это решается?

Очень тяжело. Надо переделать сотни голов для того, чтобы это случилось, и чем меньше территория, тем легче на ней работать. Я горжусь тем, что в 2012 году нам удалось внедрить такой подход в концепцию программы развития сельских территорий Новосибирской области, они ведь все разные. Где-то одно подходит, где-то другое. Чтобы в одной части области было животноводство, надо вырастить определённое количество трав, а для этого нужно столько-то техники, на которую требуется столько-то кредитов. Постепенно доходим до первопричины.

Есть среди технологий вещь, которая упрощает восприятие любой действительности. Она называется «Как перевернуть дерево проблем в дерево целей». Люди всегда хорошо видят проблемы и готовы рассказать, что «не так». Дорог нет, зарплата маленькая, поликлиники нет. Им легко отвечать на вопрос «Что вас не устраивает?», но после этого мы предлагаем ответить на другой вопрос — что нужно, чтобы завод работал, здравоохранение было качественным и так далее. Чтобы медицина была хорошей, надо идти к выполнению этой задачи, а не просто ходить с митингами и кричать: «Доколе!» Доколе? Навсегда! Нужно предлагать решение, и это уже совершенно другой разговор. Но нельзя человеку просто сказать — иди и управляй. Самоуправление — это когда я как обыватель, но с активной гражданской позицией, прихожу к власти и предлагаю свой вариант решения проблемы, просчитываю его, защищаю, беру ответственность за реализацию.

Молодёжный инновационный форум «Интерра», который вы придумали, тоже по такому горизонтальному принципу работает?


Молодёжный форум «Интерра» проходит в Новосибирске с осени 2009 года

Да, там параллельно между собой взаимодействуют несколько министерств, объединены культура, экономика, транспорт, мэрия и правительство, федералы и полпредство. Это сегодня единственный междисциплинарный, межотраслевой механизм, мы на практике отрабатываем инструменты проектного управления.

Обратной связи на этот ваш механизм много негативной. Все убеждены, что на «Интерре» пилят деньги. Некоторые говорят — давайте организуем проверку, попросим отчётные документы...

Документы у нас третий год в интернете размещаются открыто. Просто их ищут на сайте «Интерры», а надо на сайте «Агентства регионального маркетинга», там лежат все отчёты. Но я не согласна с тем, что оценка в основном негативная, оценка разная. Для меня было показательно, когда изобретатель креативной экономики господин Хокинс побывал на «Интерре», а потом написал о ней статью и внёс изменения в свою книгу о новой форме проведения мероприятий.

С точки зрения технологий, мы в Новосибирске делаем уникальные вещи, во всём мире такого не существует.

А для чего вообще задумывалась «Интерра»?

Для демонстрации возможностей Новосибирска, его точек роста. И чтобы люди вспоминали про регион, находясь за его пределами. «Интерра» как демонстрационная площадка работает очень эффективно. Кроме того, нам официально разрешено экспериментировать и вытаскивать на форум всё, что накопилось в креативной среде города. «Интерра» на 90% делается новосибирскими коллективами из самых разных сфер.


Вадислав Милейко представил свой проект по ранней диагностике рака на форуме «Интерра», а потом получил «Зворыкинскую премию» от президента

Теперь о негативе, почему появляется что-то с этим связанное. Во-первых, слово «инновации» само по себе всех раздражает, и меня тоже. Я не понимаю, что такое инновации, нанотехнологии и могу смеяться над этим на уровне обывателя. А как специалист я могу сказать, что пока у нас нет законодательно описанного термина «инновация», мы можем подразумевать под ним всё что угодно. Но с точки зрения технолога я легко аргументирую, почему форум — инновационный.

И почему же?

Потому что есть система финансирования инновационных регионов, стратегия инновационного развития России, где Новосибирск должен быть представлен, потому что у нас здесь — экономика знаний в чистом виде. Можно так это называть, легче не станет.

А в вашем понимании инновации — это что?

Инновации бывают разные: социальные, культурные, в технологиях написания текстов, в чём угодно. Это способ делать что-то проще, но лучше, добиваться результата быстрее.

А ещё вызывает негатив то, что форум очень многоплановый, разнообразный. В нём очень легко потеряться, если не знаешь, что тебе нужно, или в одно время проходит несколько интересных событий, на которые ты не успеваешь. Конечно, возникает раздражение. И третий момент — на «Интерре» много культурных проектов, которые очень заметны, но в чистом виде никакого отношения к инновациям не имеют. «Ага, устроили свистопляску», — упрекают нас и на этот счёт.

И вы, несмотря на это, не против культуры на форуме?

Возможно, на форуме слишком много свободы. Но творческие люди очень активны, от них много предложений. Они приходят и говорят: «А мы уже договорились, все сюда уже едут». В результате получаем огроменный котёл. Не все это осознают, но нам очень нужна культура, потому что Новосибирск, несмотря на высокоинтеллектуальность и способность реагировать на культурные процессы, испытывает нехватку гуманитарного образования. Мы прекрасно знаем математику, физику, с инженерными вузами всё хорошо. А нехватка гуманитарной культуры чревата узостью мышления. Без неё мы не сможем перейти из индустриальной экономики в постиндустриальную, которая построена на вещах, меняющих принятие решений, работу человеческого мозга, людской потенциал.

Все развитые страны охотятся за людьми не потому, что те хорошо гаечки закручивают, а потому, что они создают новые среды, экономики, формы общения.

Поэтому, если мы не будем сами себя заставлять гуманитарно образовываться, учиться говорить, писать, рисовать, учить иностранные языки, общаться с другими людьми, не бояться нового, а пытаться его понять, мы сами будем тормозить развитие нашего города и, в конце концов, ослаблять его конкурентные позиции. Нам надо в какой-то момент перестать бояться, перестать видеть друг в друге врагов, просто понимать, что каждый из нас имеет право на новое.

Первую «Интерру» вы назвали авантюрой. Почему?


Культура влияет на язык, восприятие окружающего мира, поведение, структуру семьи, систему образования, форму правления и многое другое

А тогда мы вообще не понимали, что делали. Был один критерий — создать позитивный, долгоиграющий информационный повод федерального уровня. Пытались понять, как это всё работает. Думали, что если вторая «Интерра» будет похожа на первую, значит, изобрели технологию, а если не будет похожа — значит, это просто бардак. Оказалось, изобрели технологию — управления хаосом. Это то самое горизонтальное управление, когда одновременно во всём городе на самых разных площадках проходит более сотни открытых мероприятий, в которые вовлекаются носители идей. С помощью «Интерры» мы выводим Новосибирск в федеральное информационное пространство и экспертное международное сообщество, когда люди, влияющие на принятие решений в десятках стран мира, знакомятся с нашими предприятиями, людьми, начинают потом о них что-то рассказывать. «Интерра» изменяет среду, а изменение среды назавтра результата не даёт. И это нужно объяснять.

А нельзя придумать что-то такое, что будет понятно? Что не надо объяснять?

Мы не можем, мы всё время придумываем что-то необъяснимое. Я очень долго объясняла, что такое гражданское общество, у меня карма такая.

Кому?

Всем. С 1995-го по 2002-й я всем объясняла, что такое некоммерческие организации, как граждане могут участвовать в принятии решений. Когда в 2000-м я в первый раз услышала из уст президента по телевизору термин «гражданское общество», я просто села мимо дивана, потом позвонила коллеге — ура, сбылось, он выучил это словосочетание! А теперь для всех это общеизвестно.

Когда меня просят объяснить проще, я не могу объяснить проще, я просто понимаю, что это должно быть.

Когда я работала в банке, мне нужно было объяснять людям систему платежей по карточкам, что такое безналичные деньги и почему они будут работать в России. В то, что можно будет за коммунальные услуги платить по банковской карте, вообще никто не верил. Если честно, я всё время жалею, что не копаю траншеи, потому что тогда я бы точно могла сказать, сколько метров траншеи я сегодня выкопала или закопала. Работа такая — приходится заниматься социальными процессами, а социальные процессы очень трудно просто объяснять.

Мне интересно, как вы себя самоидентифицируете? Какую роль видите в жизни города, области?


В дипломе Юрченко шесть языков: английский, французский, итальянский, чешский, латынь и древнегреческий

Я умею профессионально разрабатывать технологии и делать проекты развития, стартапы. Но лучше всего мне удаётся вдохновлять людей на конструктивные безумства. На любые, хотя бы на то, чтобы они не отказывались от мечты. Когда я вижу на «Интерре» глаза молодых людей, у меня включается материнский инстинкт. Я не могу их обмануть, они увидели будущее в этот момент. И когда нам говорят, что мы делаем плохо, это значит, что ребята какое-то неправильное будущее увидели? Знаете, нет у меня особой миссии.

А что у нас сегодня с гражданским обществом, как вы его оцениваете на данном этапе?

Надо отметить, что гражданское сознание людей доросло до уровня требований по включению их в систему. Сегодня они говорят: мы — граждане, мы имеем право принимать решения, управлять страной, голосовать, отдайте наши голоса. Пару выборных циклов назад этого не было, люди говорили — да идите вы и сами голосуйте. Причём, наряду с молодёжью, выходят те, кому по 40–45 лет, и говорят, что у нас неправильная власть, которая всех зажимает.

Простите, а где вы были последние 25 лет? Почему вы только в 45 осознали себя гражданином? Ну, ладно, хотя бы не в момент смерти.

Молодёжи в этом плане проще, у нас выросли дети, которым со школы преподавали гражданские права, поэтому они по-другому к этому относятся. И как только народ ужали, он сказал — позвольте, я гражданин. Это называется — проснулось гражданское сознание.

А оно может снова уснуть?

Может. Оно уснёт в тот момент, когда... знаете, как в реакторе — давление изменилось, и процесс пошёл. Если мы сейчас изменим давление до комфортного или недостаточного, процесс может затухнуть. Он ведь ещё не вышел на второй уровень — уровень самоорганизации, когда гражданское общество формируется независимо от условий, которые может обеспечить государство. Я лично как гражданин понимаю, что за моего ребёнка, школу, жизнь, благополучие отвечаю я и никто другой. Вообще никто другой. Если у нас есть общие задачи, мы должны объединяться. Мы вправе обращаться в муниципалитет, работать с ним, но понимать, что бюджет — это чемодан, и если он заполнен на 100%, то надо из него что-то вытащить, чтобы что-то другое положить.

Третий уровень — когда мы как гражданское общество вступаем в социальное партнёрство с властью и бизнесом, когда мы организовались и развились до такой степени, что мы в состоянии на равных обсуждать вопросы развития. Мы некоммерческим организациям объясняем: вы защищаете слабых, поэтому вы должны быть сильными и профессиональными, только тогда с вами будут разговаривать.


«Гражданское общество — это союз индивидуальностей, коллектив, в котором все его члены обретают высшие человеческие качества». Шарль Луи де Монтескьё

Социальное партнёрство должно удовлетворять интересы всех трёх сторон. То есть общество не рыдает на коленях, мол, вы в бизнесе зажрались, давайте сюда деньги. Государство не давит бизнес, дескать, нашлю на тебя пожарную охрану, и ты вообще с колен не поднимешься. Общество не говорит государству, что если ты мне то-то не сделаешь, я с митингами и демонстрациями тебя смету. Государство не сажает общество в тюрьму и не бьёт палками, пока его не начнут любить. Мудрость медиаторов — сесть на эти три вулкана, которые находятся на территории одной страны, и договариваться. Хотя бы пытаться.

Что мешает, по-вашему?

Дефицит ресурсов, постоянная война за него. Устойчивое общество — с хорошим средним классом, за счёт увеличения которого сокращается разрыв между бедными и богатыми. У нас очень много людей с низкой социальной обеспеченностью. Тут и государство виновато, потому что у него народ не в приоритете, и сами люди, потому что чаще всего они не используют возможности, которые у них есть. Потому что для этого нужно рисковать. А можно не рисковать и получать ту зарплату, которую тебе готовы платить. С советских времён осталась привычка к социальному иждивенчеству. Ну, и надо помнить, что людей, которые сами решают свои проблемы, во всём мире 5%. За оставшиеся 95% проблемы решает система. Но латание социальных дыр — это не спасение, людям нужна возможность работать, не платить налоги первые три года, получать дополнительное образование, помощь с кредитами...

А ещё есть потребность как-то отдыхать, интересоваться чем-то помимо работы, устраивать общественные акции типа той же Монстрации, но к ней только недавно стали относиться как городскому карнавалу, а до этого власть её боялась.

Я тоже не понимаю, почему мы из каждого явления пытаемся сделать политическую точку роста. В Европе каждый день проходят какие-то митинги и демонстрации, это нормальная форма жизни правового государства. А в Новосибирске, который претендует на звание третьего города в России, очень мало событий, и мы вынуждены каждое замечать и устраивать возле него пляску с бубном. Что за вопрос, нужна нам Монстрация или не нужна? Конечно, нужна!

Если возвращаться к системе нормального гражданского общества, то его ценность — в уважении интересов другого человека и соблюдении законов. Если я хочу Монстрацию, я имею на это полное право, пока не нарушаю закон. Если я хочу проводить Новодень, я тоже имею на это полное право. Не надо придавать избыточной значимости явлениям нормальной и повседневной жизни большого города. Их просто должно быть по 100 в день. И вот этому мы должны научить детей: если хочешь самореализоваться, делай это, никто не запрещает. И не нужно вступать с кем-то в конфронтацию и воевать, если, конечно, вы не занимаетесь войной. Тогда другое дело.


«Василий Юрченко мне — губернатор», — отвечает Лада на вопрос про однофамильца

Но в последнее время часто говорят, что все общественные инициативы делаются на деньги Госдепа...

... или на деньги кровавого режима, у нас два варианта. Я вообще сижу на двух финансированиях: и на Госдепе, и на кровавом режиме. У меня ещё частные консультации есть, это, наверное, вообще бандитские деньги.

Как вы с этим уживаетесь?

Совершенно нормально. Мне повезло — я с детства живу в открытом мире, в котором существует много стран, культур и процессов, поэтому я в состоянии войны ни с кем не нахожусь.

Если есть ресурс, его надо использовать на благо развития своей страны, своей семьи и людей, которые тебе близки и дороги.

Если ты отказываешься от ресурсов, то у тебя должна быть веская причина, почему. Либо это противоречит твоим базовым ценностям, либо это противоречит конституции твоей страны. Моим ценностям развитие гражданского общества не противоречит, и развитие региона тоже не противоречит, поэтому пока у меня в голове всё в порядке.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!