Автор прав

 Как и от кого защищают интеллектуальную собственность  16.04.2012, 07:01

Ива Аврорина
журналист
&
были упомянуты
подходящие темы
Автор прав
Фотографии Веры Сальницкой

«Метро» и Мetro, Friends и Friends’ Club — за последние месяцы в Новосибирске появились заведения и газеты с практически одинаковыми названиями. Местные компании, похоже, не ожидали массового нашествия тёзок федерального, а то и международного значения. То, что защита авторских прав — это настоящее поле битвы, не испугало трёх молодых женщин — Екатерину Шехтман, Анну Войцехович и Олесю Ермакову. Они создали и возглавили компанию ИНКО и с 2006 года защищают авторские права и интеллектуальную собственность. О том, зачем и от кого нужно охранять названия и изобретения, а также почему в малом бизнесе так много женщин, они рассказали корреспонденту Сиб.фм.

Первое, что приходит в голову, когда говорят о защитниках интеллектуальной собственности: это вы забираете авторские отчисления, из-за вас потребители доплачивают за каждый носитель?

Нет, мы занимаемся совсем не этим. Мы не собираем отчисления, а оформляем права на интеллектуальную собственность — начиная от картинок, книжек и до разработок компьютерных программ. К нам обращаются из самых разных областей: вот недавно творческий коллектив оформлял авторское право на костюмы. Как-то приходил один новосибирский ресторатор, хотел зафиксировать рецепты.

Сиб.фм при поддержке Tele2 продолжает спецпроект «Своё дело» — каждый понедельник читайте на нашем сайте статьи об интересном малом бизнесе в Сибири

И что, запатентовали?

Нет, если рецепт не является уникальным, то мы ничего, к сожалению, сделать не можем. Предложили ему другой формат — отснять его блюда и зафиксировать на фотографии, как они подаются. Изобразительный формат в виде блюда, но не в виде рецептуры.

А например, авторскую методику преподавания запатентовать можно?

Зарегистрировать преподавание как авторскую методику достаточно сложно. Поэтому мы предлагаем другие форматы: например, написать методичку, или предлагаем придумать объект, который помогал создавать ту или иную методику. Например, одной нашей клиентке, которая обучала английскому маленьких детей, мы подсказали запатентовать специальный языковой конструктор. Преподавание нельзя зарегистрировать как объект авторского права, а конструктор можно, но методика-то без конструктора работать не будет. Получается, защитили и то, и другое.

Варианты почти всегда найти можно, придумать какие-то ходы, но бывают ситуации, когда говоришь: к сожалению, нет.

В каких ситуациях приходится говорить «к сожалению, нет»?

Как правило, это касается бизнес-идей. В России они не охраняются. У нас можно защитить результат: либо способ производства, либо продукт на выходе.


Компания Михаила Прохорова «Ё-авто» подала заявку в Роспатент на ряд товарных знаков, начинающихся с буквы «ё». Среди них «ё-фон», «ё-тариф», «ё-да», «ёнергетик», «ё-вклад» и «ёууу»

А в других странах?

В Америке бизнес-идею можно запатентовать. Законодательство США в этом плане более либерально, чем наше. Можно получить охрану — было бы желание и деньги. Как правило, останавливает цена вопроса. Там всё значительно дороже, и действовать эта охрана будет только на территории Штатов, а в РФ — уже нет.

А что с IT? Там интеллектуальная собственность как защищается? Вот создал программист уникальный продукт — он может его защитить?

Сложная сфера. У нас регистрируются программы, но они охраняются как литературные произведения. 70 страниц программного кода подаются на регистрацию и они хранятся. Фактически охрана программы нужна только для того, чтобы потрясти бумажкой перед инвесторами, клиентами, контрагентами и т.д. Но не для конкурентного преимущества.

Если компании нужно конкурентное преимущество, то она должна озаботиться приобретением патента на изобретение — а это проблема. У Microsoft, например, очень много патентов на программные продукты в России, при этом отечественным разработчикам в их выдаче отказывают — говорят «нет технического характера изобретения». То есть для Microsoft есть техническое решение, для наших — нет.


В России основные понятия патентного права были впервые установлены в 1830 году

И как они это объясняют?

Никак не объясняют. Так и говорят: «Извините, у нас разный подход по отношению к иностранным компаниям, у которых уже есть иностранные патенты, и к российским». Своим проще отказать. В результате мы договорились с американским поверенным, что будем писать заявку в Штатах.

Надо ещё понимать, что в России оформление заявки на патент стоит максимум 50 тыс. рублей, а в США ценник 10-15 тыс. долларов. Не все начинающие айтишники могут себе это позволить, к тому же, это первоначальная цена, во что выльется получение патента, в итоге никто сейчас не знает. Пойдут почасовые ставки за переписку с патентным ведомством, и это может стоить ещё 20-30 тыс. долларов. В итоге патент обойдётся тысяч в 50.

Работа патентного поверенного стоит так дорого?

Патентные юристы считаются одними из самых дорогих юристов во всём мире. В России это не так. Нас очень мало. Наверное, потому, что в такой работе есть одна большая проблема: когда ты приходишь в суд, то абсолютно не можешь спрогнозировать решение. Прецедентное право тут не работает. В отношении налоговых обязательств ты, по крайней мере, знаешь практику и субъективного мнения судьи тут, скорее всего, быть не может.

А вот по интеллектуальной собственности у одного судьи красное — это красное, а у другого красное — это уже бордовенькое.

А патентным юристам нужно убедить судью, что красное — это красное. Так что в России нас мало и мы не являемся элитой в денежном формате.


Патент на изобретение в США обойдётся в 10-15 тысяч долларов, в Европе — 10-12 тысяч евро, в Японии — порядка 15 тысяч долларов

Сколько человек у вас работает и как вы подбираете персонал?

Сейчас — 8 человек. С бухгалтерами — 10. Для подбора персонала в нашем случае кадровые агентства неэффективны. Мы все трое преподаём: Катя и Олеся в Новосибирском госуниверситете, Аня — в Сибирской академии госслужбы. Присматриваемся к студентам, приглашаем на практику. Если подходит — оставляем. Вот в прошлом году взяли девочку.

У вас, кажется, одни девочки и работают? Вообще, такое ощущение, что малый бизнес, если это не IT и не шиномонтажка, исключительно женщины развивают.

Наверное, это потому, что женщины готовы открывать новые сферы, они не боятся нового, не боятся получить меньше, чем мужчины. Вот мы сейчас этот рынок разработаем, поставим его на поток, а потом придут маститые патентные поверенные — мужчины с четырьмя образованиями и будут стричь прибыль.

Так что нам кажется, что это свойство малого бизнеса и способности женщины приспосабливать ситуацию под себя и находить новые варианты развития. Мы не хотим уезжать в Москву. У каждой из нас была в своё время дилемма — ехать или нет. Всех троих звали, но мы решили создать успешный бизнес здесь. И пока эта стратегия себя оправдывает. Новосибирск очень интересный город в плане инноваций, нового бизнеса, и пока у нас всё получается. Вот, форум скоро проводить будем — тоже инновация, за Уралом таких ещё не было.

А что за форум?

Это будет первый в Новосибирске форум по интеллектуальной собственности, он пройдёт 27 апреля. В основном такие мероприятия проводят Москва и Питер, поэтому далеко не все патентные поверенные, юристы могут туда слетать и послушать. А тем более — те, кому нужно запатентовать изобретение или зарегистрировать товарный знак. Так что интересно будет не только юристам. Семинар по охране IT-решений в Технопарке Академгородка проведём — нам это нравится, мы получаем от этого кайф.


С апреля 2012 года исключительное право производить сыр «Советский» принадлежит 10 алтайским предприятиям

Ваши клиенты в основном из Новосибирска?

Ещё Красноярск, Хабаровск, Владивосток, Калининград, также Москва и Питер. У нас очень широкая география. Казахстан есть — оттуда обращаются к нам, чтобы охранять свои права в России — сюда идёт большой поток импорта и компании заинтересованы, чтобы права на их товарные знаки охранялись. Мы с точки зрения территории очень близки к ним. С нами проще общаться, потому что, с одной стороны, московские юристы дороже, с другой — большие компании — это поток, они не могут уделить много внимания всем клиентам, а у нас пока что, к нашей радости, клиенты получают внимание в равной степени.

Сколько времени нужно на то, чтобы зарегистрировать товарный знак?

В общей сложности на это уйдёт год.

Так долго? Может, тогда проще купить готовый, уже зарегистрированный? Есть же компании, которые регистрируют знаки специально, чтобы потом продать?

Если клиент готов заплатить за товарный знак 200 тысяч и больше вместо 32-х — то, конечно, это действительно сокращает его временные затраты. Хотя и 200 тысяч — это не потолок, «афганцы» продают существенно дороже.

Какие «афганцы»?!

Союз ветеранов Афганистана. Они начали работать в этом направлении до 2006 года — тогда пошлины на регистрацию были чрезвычайно низкими, всего 360 рублей. Подавали пачками, и теперь они работают на то, чтобы хорошие, «вкусные» регистрации защищать, поддерживать. Сейчас у них цены на товарный знак начинаются от 300 тысяч — рентабельное занятие.

Но, на самом деле, существование такого бизнеса в России — это очень печально. Потому что когда на наш рынок заходят большие международные компании, они сталкиваются с тем, что их товарный знак уже зарегистрирован на имя местной фирмы.

600 тысяч долларов просил за свой отказ от прав на марку Starbucks юрист Сергей Зуйков, специализирующийся на регистрации чужих брендов

Абсолютно абсурдная ситуация была со «Старбаксом». Индивидуальный предприниматель из Москвы мало того что зарегистрировал на себя торговый знак «Старбакс», он ещё и кафе под этим названием открыл. И когда «Старбакс» решил работать в России, владелец кафе предложил продать им их же собственное название за безумную сумму. Если бы он был не слишком жадным и попробовал договориться — наверное, тысяч сто долларов с компании мог получить. Они боролись до 2008 года. Решали эту проблему на уровне правительств обеих стран и только тогда вернули права на бренд настоящим владельцам. В итоге этот прекрасный человек остался ни с чем.

В той ситуации вмешались высшие силы. А с обычными компаниями такое случается?

Да, по товарным знакам споров больше всего. Если нарушаются правила использования товарного знака, то судом выносится решение, которое предписывает прекратить его использование. Всё просто.

А бывает, что не прекращают?

Бывает. У нас служба судебных приставов, к сожалению, не всегда работает, хотя за нарушение прав на товарные знаки, авторских прав и патентов предусмотрена уголовная ответственность — вплоть до двух лет лишения свободы.

Хотя плох тот юрист, который доводит дело до суда, хороший может привести клиентов к согласию.

Судебные процессы — это очень часто убийство бизнеса. Они могут привести к гигантским затратам, они непредсказуемы. Это всегда минус репутации.

Даже в случае выигрыша?

Даже в этом случае. Это как с ложечкой — она нашлась, но осадочек остался. Лучше всё решать миром. Потому что суд, по крайней мере, в России, это процесс длительный, куда он выведет — неясно. И ещё один минус: даже положительное решение ничего не гарантирует. Например, по одному нашему клиенту есть решение суда, было доказано, что его авторское право нарушается, но добиться исполнения мы пока не можем.

Тогда стоит ли тратить столько времени и денег на защиту?

Стоит. Вот классический пример — история одного из наших клиентов. В Новосибирске есть два крупных производителя круп. Один защитил свой товарный знак, а другой — нет, считал, что это не нужно. Тогда первый зарегистрировал на себя бренд компании-конкурента и, как только та начала набирать обороты и оттягивать приличную долю рынка, подал в суд. Через полтора года нам удалось доказать факт недобросовестной конкуренции, права на торговый знак вернули, но компанию это изрядно подкосило — они вылетели из крупнейших сетей, из Мetro, из «Гиганта», долго и тяжело отвоёвывали утерянные позиции. Они вернулись, но сколько потеряли денег и нервов! Это была настоящая борьба за бизнес. Там была война. Так вот, тем, кто считает, что товарный знак — это ерунда, мы отвечаем: он может спасти вам имя и бизнес.

ИНКО интересуется:


При поездках в 36 регионов России входящие звонки в роуминге для новосибирцев бесплатны

Отвечает Денис Бессараб, руководитель отдела продаж тарифов для бизнеса Tele2 Новосибирск:

— Наши клиенты находятся не только в Новосибирске, хотелось бы знать, есть ли какие-то условия для звонков в роуминге из Хабаровска, Питера, Москвы и других городов.

— Предложение, конечно, есть. Все абоненты тарифных планов Tele2 для бизнеса при нахождении в роуминге в городах и областях России, где присутствует сеть Tele2, не платят за входящие. Сейчас Tele2 предоставляет услуги связи в 37 регионах России, в том числе в таких городах, как Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, Омск, Томск, Кемерово, Сочи и других. Исходящие звонки абонентам Tele2 Россия в этих регионах обходятся в 1,5 рубля за минуту, звонки на телефоны других операторов России — 5 рублей за минуту. При нахождении в других регионах России все входящие стоят 5,5 рубля за минуту, исходящие на все телефоны России столько же.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!