Посыл с картинкой

 Как одежда из Сибири получила признание в столице  14.05.2012, 07:02

Оля Дмитриева
журналист
&

Елена Шкарубо
журналист, соучредитель Сиб.фм
&
были упомянуты
подходящие темы
Посыл с картинкой
Фотографии Никиты Хнюнина и из архивов Harm’s

Harm’s — созданная в Новосибирске марка уличной одежды на каждый день. Дизайнеры Юра Ясюк и Артём Тарасов (инженер и журналист по образованию) рассказали корреспондентам Сиб.фм, как непросто делать простые вещи и почему в Москве их ценят больше, чем в Новосибирске.

Вашей компании чуть больше года, за это время вы успели выпустить три коллекции. А с чего всё началось?

Артём: Была зима, довольно суровая, как это часто у нас в Сибири. Я постоянно ходил в пальто, и мы с Юрой всё думали — ну почему в местных магазинах нет нормальных тёплых кофт. В процессе этого осмысления родилась идея делать свитшоты.

Юра: Действительно, тяжело найти простую вещь, чтобы она была нормально скроена и сидела по фигуре. Однажды мне понадобилась белая футболка — обычная, хорошо сшитая, без рисунков. Я не смог её отыскать. А когда дело дошло до свитшотов, стало ясно, что нормальный белый, серый или чёрный свитшот без лишних надписей купить также практически нереально. Поэтому решили заняться одеждой самостоятельно.

Сиб.фм при поддержке Tele2 продолжает спецпроект «Своё дело» — каждый понедельник читайте на нашем сайте статьи о малом бизнесе в Сибири

Как перешли от идеи к реализации?

Юра: Всё получилось довольно спонтанно. У меня была студия веб-дизайна, но ушёл партнёр и предстояло чем-то заниматься. Идею с производством одежды я посчитал неплохой — Артём, как выяснилось, умеет делать эскизы, а я рассчитал варианты развития нашего предприятия — с вложениями и без. Это был очень простой бизнес-план, фактически на салфетке. Нашли фабрику, конструктора, как-то стартовали, решая все проблемы по мере их возникновения.

Артём: Когда ты делаешь одежду, ты должен быть готов к тому, что порой приходится что-то быстро менять, ориентироваться в трендах. Идеи возникают очень быстро, и спланировать всё заранее с максимальной точностью практически невозможно.

С какими сложностями пришлось столкнуться на старте?

Юра: Мы начали производство одежды, почти ничего не зная про эту сферу. До всего своим умом доходили.

Что нужно, чтобы сшить вещь? Придумать идею, нарисовать эскиз, лекала сделать, найти ткань нормальную, закройщика, хороших швей...


Кашкорсе — трикотажный материал, имеющий структуру по типу «английская резинка»

Артём: Поначалу так было: я иду с эскизом к женщине-конструктору, и она начинает со мной говорить какими-то терминами, спрашивать — резинку из кашкорсе делаем? А я вообще не понимаю, о чём идёт речь. Или приношу эскиз, там деталь, мне её снова как-то профессионально называют. Нет, говорю, это просто пунктирная линия, давайте так её называть.

Начинать было страшно?

Артём: До сих пор бывает страшно. Особенно в части обратной связи. В первое время вообще переживали — как нашу одежду воспримут. Когда сегодня создаём эскизы, постоянно думаем — а как на это отреагировали бы дизайнеры тех брендов, которые нам нравятся. Это помогает не лениться и тщательно всё прорабатывать.

Где вы ткань берёте?


Свитшот — (от англ. sweatshirt) — тёплая трикотажная кофта без молнии

Юра: Сейчас заказываем в основном из Турции. Для первых партий покупали здесь, в Новосибирске — фабрика дала нам кое-какие контакты, сами нашли местных оптовиков. Казалось — вот, это то, что нам надо. Сшили, начали носить и обнаружили, что ткань через какое-то время покрывается катышками.

Артём: Практически любая вещь, купленная в масс-маркете, тоже так закатывается.

Юра: Многие используют такую ткань. Это дёшево, в первую очередь. Поэтому никто не заморачивается.

А нам хотелось сделать идеальную вещь, чтобы мы сами были всем в ней довольны. Чтобы нам не приходилось краснеть за результат.

Вы идеалисты?

Юра: Идеализм — это врождённое. Или врождённо-приобретённое. Если ты хорошо воспитан, ты стараешься всё делать хорошо и честно. Лично мне было бы неприятно продавать людям плохие вещи. Я хочу продавать хорошие. Поэтому стремимся к тому, чтобы результат удовлетворял не только нас, но и покупателей нашей марки. У нас нет цели продать, просто чтобы продать.

Кто носит вашу одежду?

Юра: В нашем классическом сером свитшоте можно представить и пожилого мужчину. Но целевая аудитория — молодые люди, которые чем-то увлекаются и пытаются что-то самостоятельно делать. Мы выпускаем для них одежду, которая годится для повседневной носки.

1,5 метра ткани нужно, чтобы сшить один свитшот

Сейчас у вас футболки, свитшоты, штаны. Планируете дальше расширять ассортимент?

Артём: Мечтаем делать куртки, пуховики. Нам в Сибири нужна хорошая тёплая одежда, но выбора нет. То, что сегодня делают в этом направлении в России, выглядит некрасиво. К тому же, чтобы шить куртки, нужны серьёзные вложения, качественное производство. Конечно, можно производить и за рубежом, но там сложнее всё контролировать.

Как вы продаёте ваши вещи?

Юра: Есть три канала сбыта. Розница — наш интернет-магазин. Опт — продажа в магазинах через дистрибьюторов. И спецпроекты — например, для МГУ мы делали толстовки с их символикой, выпускали футболки для новосибирского бара Friends, сейчас делаем совместный проект с Сиб.фм. 70% — всё-таки оптовые продажи.

А где оптовики реализуют вашу продукцию?

Юра: Сейчас — в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Братске и Владивостоке.

Как в этот ряд попал Братск, небольшой город в Иркутской области?

Артём: Мы с Юрой оттуда родом. Правда, познакомились только в Новосибирске.

Как вы искали дистрибьюторов? Как позиционировали себя?

Юра: Harm’s — простая лаконичная одежда, классно скроенная, отличного качества, по доступной цене. Из Сибири.

Артём: Причём мы думали, что слово «Новосибирск» нужно скрывать. Мы хотели, чтобы нашу одежду воспринимали на одном уровне с Москвой и Питером, боялись, что про Новосибирск скажут — да, провинция, что вы там вообще можете.

Приехали на «Пикник „Афиши“», познакомились там с оптовиками. И те сказали, что если бы не знали, что мы из Новосибирска, они на нас просто не обратили бы внимания.

Юра: Оказывается, в Москве всё одно и то же, и это уже никому не интересно. А когда ты заявляешься как производитель из Новосибирска, это вызывает интерес. Не пренебрежение, которого мы опасались, а именно интерес. Один португальский блог публиковал у себя фотографии со съемок нашей коллекции и писал, мол, мы знаем, что в России есть балет, наука, но откуда там взялась такая одежда?

Сибирь — неизведанный край. Мало кто из коренных москвичей представляет, что здесь вообще творится. А когда есть какой-то посыл с красивой картинкой — всем интересно.


+1,8 °C — среднегодовая температура в Новосибирске

Расскажите, где вы проводите съемки?

Артём: Первую снимали в Заельцовском парке.

Юра: Вообще это секрет, никто про это не знает.

Артём: Ну теперь уже знают.

Юра: Мы ищем такие места, которые вроде бы всем знакомы, но показываем их в другом ракурсе. На первую съёмку пригласили модель Элеонору, нашу подругу, и парней знакомых, которые подходили по типажу. Элеонора на следующий день должна была лететь на кастинг «Топ-модель по-русски» и очень переживала, что заболеет: съемки проводились на улице, было 22 градуса мороза. И надо было бегать по лесу в одном свитшоте.

Артём: А нам причём тогда казалось: о, минус 22, тепло, едем снимать. Повезли их лес и заставили бегать по снегу.

Как в Новосибирске относятся марке Harm’s?

Артём: Весьма скептически.

Юра: Новосибирск — странный город. Здесь и так мало толковых вещей, а когда появляется что-то новое, многие всё равно воротят нос. В Москве с этим попроще. Начинаешь что-то делать и уверен, что минимальную аудиторию ты получишь. Здесь только сейчас начинают нормально нас воспринимать и лояльно относиться. А поначалу реагировали, что вот какие-то дерзкие ребята, толстовки здесь же сделали и нам их ещё и продают за такую цену. В Новосибирске хотят, чтобы всё было не только хорошо, но ещё желательно и бесплатно. А у нас всё-таки очень демократичные цены.

Переезжать в Москву не планировали?

Юра: Это палка о двух концах. С одной стороны, нас там хорошо воспринимают. С другой, — это мы пока такие уникальные, делаем что-то в Новосибирске, вот на нас внимание и обращают. А там мы станем одни из многих. К тому же, чтобы куда-то переехать, надо переносить производство. А это очень непросто.

Артём: Не обязательно куда-то переезжать. Интерес к Сибири есть, и он будет возрастать.

Юра: Не важно, где ты находишься — в любом месте можно что-то делать, создавать, творить. Просто приходится корректировать планы с учётом обстоятельств.

Какой вы видите марку Harm’s через два-три года?

Артём: Нам бы хотелось, чтобы жители Европы знали нашу марку и понимали, что это российский бренд, что в России делают такую одежду. Fred Perry — Англия, Le Coq Sportif — Франция. Это бренды, за которыми видно территорию. Было бы неплохо и у нас в Сибири сделать что-то подобное. А потенциал для этого есть.

Harm’s интересуется

Юрий: Примерно 7 лет я пользуюсь связью одного оператора, меня устраивает качество предоставляемых услуг, услугами других операторов я не пользовался, поэтому не уверен в их уровне. Можно ли, например, тестировать связь?

Отвечает Денис Бессараб, руководитель отдела тарифов для бизнеса Tele2 Новосибирск:


В 2012 году Tele2 на 20% увеличит количество базовых станций в Новосибирской области

Когда организация или её руководитель планирует воспользоваться специальными условиями, которые существуют только на тарифах для бизнеса, но беспокоится о том, будет ли достойным качество связи, мы можем предоставить SIM-карту для тестирования. Такое беспокойство по отношению к другим операторам нормально. Тем более оно нормально по отношению к Tele2, потому что самый молодой оператор в регионе всегда воспринимается наименее качественным. Действительно, на старте невозможно построить сеть, на создание которой другие операторы затратили 10 лет. Сегодня у всех операторов в регионе примерно одинаковый уровень качества покрытия и звучания голоса. Это подтверждают не только абоненты, но и независимые исследования. Конечно, несмотря на зрелость сетей, все операторы продолжают увеличивать количество базовых станций, так как, к сожалению, в области до сих пор есть населённые пункты, где нет ни сотовой связи, ни даже стационарной. Например, Tele2 Новосибирск в 2010 году построила на 50% больше базовых станций, чем в 2009-м, а в 2011-м — на 30% больше, чем в 2010-м. В этом году компания планирует увеличить их число ещё на 20%.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!