Дорогой, дыши!

 Инновации как локомотив социальных реформ  8.08.2012, 14:28

Юлия Исакова
журналист
были упомянуты
подходящие темы
Дорогой, дыши!
Фотографии Сергея Мордвинова

Житель современного мегаполиса не привык обращать внимание на воздух, которым дышит. Однако проблема очистки воздуха, в том числе из-за ежегодных природных пожаров, выросла до таких масштабов, что видна невооружённым глазом и требует решений в социальной сфере. Корреспондент Сиб.фм посетил лабораторию резидента Технопарка новосибирского Академгородка компании «Тион», которая разрабатывает и производит инновационные воздухоочистительные системы, узнал, как пахнет расплавленный полипропилен и поговорил с генеральным директором «Тиона» Михаилом Амелькиным о совместной миссии общественных организаций и специалистов-аэробиологов.

Недавно благотворительный фонд «Здравоохранение — детям!» распространил информацию о том, что вы оснастили реанимации в детских больницах Новосибирска установками по очистке воздуха. Как вы начали сотрудничать?

С Дарьей Макаровой мы знакомы давно, в том числе и лично — я знаю и уважаю всё, что делает основанный ею фонд. Мы общались по проблеме загрязнения воздуха в результате лесных пожаров, и Дарья говорила о том, что больницы и население нужно подготовить к подобной ситуации заранее.

Представьте себе ребёнка, который только родился, у него не до конца развиты лёгкие, а вы вставляете ему сигарету и говорите: дорогой, дыши!

И два месяца, пока стояла жара и над городом держался смог, новорождённые дети в больницах были вынуждены дышать этим дымом — не каждый взрослый такое выдержит. Но из-за существующего законодательства быстро поставить воздухоочистительные системы в больницы оказалось невозможно — так же, как в Крымске из-за тендерной системы государство не смогло быстро закупить медикаменты. Поэтому было принято решение оснастить больницы в благотворительном порядке немедленно, а не через два месяца, когда проблема уже не будет такой острой. Сейчас мы передаём установки фонду, и он расставляет их в самые горячие точки: туда, где находятся наиболее незащищённые пациенты — новорождённые дети, недоношенные, тяжелобольные.


Автономные установки Тион-А установлены в восьми больницах Новосибирска, а также в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре и других городах, используются на АЭС, фармацевтическом производстве

Сейчас необходимо в прямом и переносном смысле «затушить пожары», а дальше разработать системное решение, чтобы здравоохранение было готово к повторению подобных ситуаций. Хорошо, что подключились общественные организации и власти, это даёт основания верить, что проблема будет решаться.

В больницах каких сибирских городов появятся воздухоочистительные установки?

14 систем уже переданы в новосибирские больницы, также оборудование будет установлено в больницах Томска и Омска, ведутся переговоры с Красноярским краем — в тех регионах, где находятся основные очаги лесных пожаров. Стоимость одной установки составляет около 50 тысяч рублей, мы выделили на приборы сумму более миллиона.

Как они работают?

Это самые компактные из наших приборов, которые работают автономно, очищая и обеззараживая воздух без подключения к вентиляции. Можно подключить генератор дыма и наглядно показать, как установка очищает воздух, — Михаил берёт в руки два фильтра в разрезе, белый и тёмно-серый. — Этот фильтр в чистом состоянии, а вот этот простоял в реанимации месяц. Соответственно, можно представить, чем больные дети и взрослые дышат в чистых больницах даже в обычное время, без смога.

Стандартно, уличный воздух очищается обычными вентиляционными фильтрами, которые не решают большую часть проблемы. Суть нашего фильтра в том, что он может задерживать самые мелкие частицы, сочетание технологий позволяет залезать в субмикронную область: все загрязнители, которые есть в воздухе (микрочастицы, бактерии, вирусы), приобретают электростатический заряд и притягиваются к фильтру.

Эффект точно такой же, как в случае с прилипающими к расчёске волосами. Это сочетание позволяет на пористом материале большой ёмкости — в отличие от очень плотных и дорогих пассивных фильтров — получить очень высокую эффективность фильтрации, соответствующую классу Н14, самому высокому, который нужен для медицины и фармацевтики. Как вы видите, на выходе из фильтра воздух абсолютно чистый.

Чтобы обеспечить полную безопасность, бактерии надо инактивировать, убить, поэтому в электростатическом фильтре из кислорода продуцируется озон.

Он токсичен, и бытовые озонаторы, на самом деле, могут представлять большую опасность.

Озон убивает все микроорганизмы, поэтому установки не будут, как фильтры кондиционера, рассадником заразы. Цвет этого фильтра, месяц простоявшего в реанимации, обусловлен механическими частицами, например, сажей.

Озон из прибора выпускать нельзя, поэтому на финальной стадии воздух проходит через адсорбционно-каталитический фильтр. Он полностью переводит озон обратно в кислород и удаляет вредные вещества: формальдегид, угарный газ, окислы азота и серы и прочую неприятную гадость. Даже в мирное время превышение по формальдегиду в черте города бывает десятикратным, а формальдегид — очень сильный канцероген.

Давно ваша компания этим занимается?

Проблемой очистки воздуха — около пяти лет, основным заказчиком является медицина, фармацевтика и микроэлектроника. В этих сферах самые жёсткие требования к системам обеззараживания и очистки воздуха, которые наше оборудование не только выполняет, но и опережает.


Узнать данные о загрязнении атмосферного воздуха в Новосибирске в режиме реального времени можно на сайте новосибирской гидрометслужбы

Есть официальные нормативы — как нужно измерять и снижать загрязнённость воздуха. А есть понимание с точки зрения науки и здравого смысла: то, о чём говорят эти нормативы — только часть ситуации. Поэтому мы специально исследуем другие области, наноразмерных частиц, например — в собственной физико-химической лаборатории проверяем наши установки, измеряем то, что происходит за окном, изучаем вопросы аэробиологии и распространения инфекций, чтобы составить полную картину по безопасности воздуха и предоставить объективную информацию.

Мы выступаем как эксперты, которые знают, что происходит с точки зрения физики, медицины, эпидемиологии и химии, а общественные организации обозначают проблему, чтобы её не замели под ковёр. Мы знаем, как решить вопрос обеспечения безопасности воздуха — с точки зрения не только «железа», но и подходов, и внедрения.

Сделать фильтры, которые будут удовлетворять базовым требованиям, сейчас несложно. Мы же вгрызаемся вглубь задачи, все наши установки уже превышают требования нормативов по своей эффективности.

Во всём мире нормативы устаревают по мере появления новых проблем — наша миссия, в том числе, в симбиозе с общественниками выступать за ужесточение нормативов.

Очищение воздуха необходимо не только в медицине — почему вы начали работу с этой сферы?

В области здравоохранения очень много проблем и они самые серьёзные, потому что прямым образом сказываются на здоровье людей.

200 тысяч гектаров торфа и леса горело в 20 регионах России в начале августа 2010 года

В 2010 году, когда горели леса в центральной России, мы открыли офис в Москве и начали плотно разбираться в проблеме, общались с медиками и учёными и поняли, что в области безопасности воздуха и аэробиологии уровень знаний по стране и всему миру очень низок.

Видимо, не хватает даже знаний о том, как смог может навредить здоровью?

Совершенно верно. В воздухе есть три основных типа загрязнения: частицы, вредные газы и микроорганизмы — бактерии, вирусы, споры грибов. Наиболее понятная опасность — от вирусов и бактерий. Несмотря на то, что все понимают, например, опасность заражения туберкулёзом, которое происходит через воздух, инфекцию не видно человеческим глазом — и, возможно, поэтому воздушный путь распространения бактерий в последнюю очередь принимается во внимание.

Если знать всю информацию, захочется сразу перестать дышать.

Да, почему-то все побрезгуют есть из грязной тарелки или побегут мыть руки, взявшись за ручку двери, но совершенно спокойно дышат грязнющим воздухом в местах скопления людей.

«Я не вижу, значит, не знаю». Политика страуса.

Лёгкие — это прямое окно в наш организм. Когда вы едите, у вас есть серьёзные защитные механизмы в желудке и кишечнике; когда вы вдыхаете, всасывание из лёгких идёт напрямую в кровь.

Но ведь в случае со смогом речь явно идёт не о вирусах, а о другом типе загрязнения? Он более опасен?

При смоге речь идёт в первую очередь о вредных частицах и газах. В 2010 году в правительстве Москвы прошёл круглый стол, где обсуждались вопросы вреда смога. Там выступал главный пульмонолог, который объяснял, что основная зона риска — не дыхательные пути, как мы привыкли думать, а сердечно-сосудистая система. За счёт поражения дыхательных путей мы имеем всплески астмы, аллергии, но это отложенный эффект.

16 — максимальный показатель ПДК по взвешенным веществам в Москве во время пожаров 2010 года

Здесь и сейчас, как ни странно, можно увидеть именно осложнения болезней сосудов и сердца. Частицы бывают разного размера — крупные не представляют большой опасности, потому что их задерживают марлевые повязки, маски, да и, в конце концов, отличный фильтр организма — бронхи. Опасность представляют мелкие частицы, меньше пяти микрон — их не задержит ни один стандартный вентиляционный фильтр, они-то и попадают напрямую в лёгкие. Это частицы сажи или угля, например, а уголь является сильным сорбентом, собирая на себя окислы азота, серы и прочие вредные вещества. Попадая в лёгкие, эти вещества десорбируются и, растворяясь в крови, образуют кислоты, которые повреждают стенки сосудов. Видимой связи нет, а поражение организма, ведущее к всплеску сердечно-сосудистых заболеваний, серьёзное. И это актуально не только на момент сезонных пожаров — подобные процессы происходят в любом мегаполисе ежедневно.

Грязный воздух может являться причиной огромного количества заболеваний, с ним связывают около 20% смертности в крупных городах.

Опять же, знаний в этой области мало, исследований мало, выявить прямую корреляцию сложно: случился у человека инфаркт от злоупотребления алкоголем или организм был ослаблен грязным воздухом. Разделить факторы непросто, но все они связаны с загрязнением воздуха, потому что это серьёзно ослабляет организм. Если мы говорим об обеспечении безопасности, то необходимо комплексно убрать все загрязнители из воздуха.

Если это действительно серьёзная проблема, почему, как вы считаете, она замалчивается?

Я не вижу здесь злого умысла — просто в этой проблеме никто досконально не разбирается. Доказать, что инфекция пришла через воздух, а не через грязные руки, сложно, хотя и возможно. Нормативная база на уровне медицины в нашей стране в настоящий момент недостаточно жёсткая.

Проблемами воздуха люди озабочены в последнюю очередь. Одно дело — купить тяжёлое, красивое медицинское оборудование и совсем другое — потратить деньги на вещи, которые не увидишь глазом.

Но проблема решается — есть множество клиник, которые оснащаются под ключ правильными системами. Основная задача — сделать это обычной практикой, массовым явлением.

Хватает ли специалистов в этой области?

В аэробиологии достойных российских специалистов можно пересчитать по пальцам одной руки. Это одна из причин отсутствия критериев оценки того же самого оборудования: вроде, если мы имеем дело с обеззараживателем воздуха, значит, он обеззараживает — а нюансов огромное множество. Устаревшие технологии не решают задачу в необходимой степени, тем не менее, ими оснащаются почти все больницы. Одна из целей совместной миссии общественных организаций и наших экспертов — донести до людей знания, которые у нас есть.

Получается, экстренные ситуации помогают обнаруживать системные проблемы.

На уровне системы многие больницы по тем или иным причинам не получают необходимого уровня защищённости и оснащения. Мы предлагаем создать рабочую группу с участием специалистов Минздрава, Роспотребнадзора, врачей, научных специалистов из ведущих институтов. Это нужно, чтобы оценить масштабы проблемы, понять, каков реальный уровень загрязнения воздуха в городах, выработать рекомендации по ужесточению нормативов, чтобы строители и медики понимали, что нужно делать для обеспечения безопасности воздуха в медучреждениях, детсадах, школах.


Согласно статистике, в США в год большее количество людей умирает от больничных инфекций, чем в результате автомобильных аварий

Есть, например, интересный пункт норматива — в СанПиН по лечебным учреждениям сказано, что нельзя располагать лечебно-профилактическое учреждение на территории с превышением концентрации вредных веществ.

Значит, вообще нет мест, где можно строить больницы?

О том и речь. Получается, все московские больницы в пределах МКАДа надо вынести в зелёную зону за МКАД или закрыть — это же нереально. Единственный выход — принять меры, чтобы система вентиляции не подавала грязный воздух, использовать современные профессиональные системы вместо тряпочных фильтров, которые задерживают только тополиный пух.

Вы уже получили ответ от Минздрава и Роспотребнадзора?

Программа пока только формулируется. В течение месяца мы вместе с общественными организациями составим этот документ и, я уверен, получим обратную реакцию. Интерес есть, но процесс не быстрый. Чиновники, может, и хотят помочь, но не всегда представляют, как это можно сделать.

Такой пример: представьте, что все заправки принадлежат государству и закупают бензин по тендерной системе. Норматив допускает закупать 80-й бензин и не требует закупать ничего другого. А вам необходим 98-й. Заправка говорит: мы не можем по тендерной системе закупать что-то, кроме 80-го, потому что всё остальное дороже, пускай и лучше. И ваша бедная машина пыхтит, скрипит, пытается ехать на 80-м бензине. Какое решение? Поднять требования и закупать то, что необходимо.

Как объяснить населению, что необходимо обратить внимание на проблему и победить политику страуса?

Я думаю, повторится путь чистой воды.

Лет 20 назад вы бы посмеялись, если бы вам сказали, что вы пойдёте покупать бутылку с чистой водой в магазине. Зачем это нужно, если из крана течёт прекрасная вода?

Об этой проблеме просто нужно говорить адекватно, без запугивания. Это ведь и серьёзные экономические последствия для государства — медицина финансируется из бюджета, соответственно, на него ложится весь вред здоровью населения, который наносится плохой экологией. Детей, которые месяц пролежат в роддоме, дыша загрязнённым от смога воздухом, и вырастут астматиками и аллергиками, государство будет лечить за счёт средств бюджета. Я уверен, что рано или поздно проблему осознают. Решение подобных задач на федеральном уровне должно стать нормой жизни, а высокое качество оборудования — отраслевым стандартом. 50 лет назад нормой в обеззараживании было использование ультрафиолетовых ламп. Сейчас пришло время поменять устаревшие подходы и дать медикам современное оборудование, а пациентам и детям — чистый безопасный воздух.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!