Процесс

 Чего добиваются сибирские участники дела о Pussy Riot  17.08.2012, 07:42
были упомянуты
подходящие темы
Процесс
Фотографии Сергея Мордвинова, Иллюстрация Марии Киселевой

Жительница Новосибирска Ирина Рузанкина подала иск в отношении Pussy Riot, которые «испортили ей настроение», известный арт-деятель Артём Лоскутов подал иск к адвокатам Рузанкиной... Вся эта история с растущими как на дрожжах судебными процессами приобретает ярко выраженный кафкианский оттенок (попутно даруя истцам, обвиняемым, их адвокатам и судьям частицы мировой популярности московского панк-трио). Сиб.фм даёт читателям возможность ощутить атмосферу грядущих судов, ознакомиться с позицией защиты и обвинения, послушать речи адвокатов и вынести по этому делу свой собственный приговор.

Ирина Рузанкина, истица к Pussy Riot:

— Чем я была так возмущена? Честно сказать, я не хожу в церковь ради общения со священниками. Для меня церковь — это то место, куда я прихожу для духовной связи: поделиться своими проблемами или радостью. И я резко против такого поведения в храме. Всё-таки, знаете, нужно разделять политику, искусство и веру. Хочешь критиковать власть — митингуй, хочешь петь-танцевать — иди на сцену, хочешь молиться — выучи сначала молитву. Но в души-то людям плевать зачем? Они ведь что хотят, то и делают. Вседозволенность и выраженный цинизм.

Текст про Путина я сначала не расслышала, просто увидела девочек в разноцветных масках. Потом где-то сказали, что они, оказывается, просили Богородицу его прогнать. Знаете, отношение у меня не изменилось: так нельзя. О нашем сегодняшнем руководстве я тоже много чего могу сказать, и, поверьте, похлеще. Так и что, мне теперь нужно на каждом углу про это кричать?

То же самое с митрополитом Кириллом. Не нравятся его часы? Ну напишите ему письмо.

В конце концов, подайте на него в суд. Есть конкретные люди, конкретные учреждения, но церковь — это святыня. Давайте уважать веру и её символы. Pussy Riot же обидели самую незащищённую часть населения — людей кротких и простых, людей, у которых ещё осталась душа.


Впервые журналисты обратили внимание на то, что патриарх Кирилл носит часы, стоимость которых составляет около $30 000, в 2009 году

Не берусь судить художественную сторону их поступка, пусть искусствоведы решают, что это было. Могу только сказать, что такие песни мне не нравятся. И прежде всего, своим цинизмом.

Не знаю, кто конкретно ими управляет, но то, что эти девушки ведомы, — это факт. По телевизору видела фрагменты последнего слова одной девочки из зала суда, там она ссылалась на мнение премьера Великобритании. Вот, может быть, и разгадка.

Как женщина, я, конечно, против тюремного заключения матерей, имеющих маленьких детей. Пусть их выпустят. Только сначала они должны публично извиниться перед всеми, кого оскорбили. Перед каждым.

Алексей Крестьянов, управляющий партнёр юридической фирмы «Рябинина, Зиновьев и Крестьянов», представитель Ирины Рузанкиной:

— Ко мне обратились друзья из Москвы: акцию хотели провести. Предложили выступить против тех, кто поддержал выходку Pussy Riot. Я подумал: кому нужны эти письма, пикеты, выступления? Это всё неэффективно. У нас прекрасное законодательство, всё прописано — надо им пользоваться. Тем более что основания для компенсации морального вреда имеются.

Я предложил не заваливать суды сотнями исков, а ограничиться 12-ю. Такая символичная, эпическая цифра. И по числу апостолов, и по числу присяжных заседателей в процессе. Но всё как-то заглохло: кто уехал, кто пропал, кто не смог найти время. Иск начал сыпаться. И тут появляется Ирина Рузанкина. Мы давно знакомы, разговорились по этому делу. Она решила выразить гражданскую позицию.

Согласитесь, подать иск о моральном ущербе в таком деле, как панк-молебен, — идея очевидная, она лежала на поверхности.

Есть хорошая пословица: «В России, если ты попал в беду, не надо обращаться к здравому смыслу, ищите юриста». И если для нас это просто работа, то для Рузанкиной — стресс. Ей приходится по десять раз на дню объяснять журналистам, зачем она подала иск.


По преданию, все 12 апостолов Иисуса Христа, за исключением Иоанна Богослова и Иуды Искариота, умерли мученической смертью

Меня задевает, когда говорят, что ролик можно просто не смотреть и вообще забыть о его существовании. Это смотреть в замочную скважину к соседу не надо, а видео Pussy Riot стало фактом общественной жизни, который нельзя не заметить. Или давайте теперь повесим в центре города какую-нибудь порнографию и попросим слабонервных на неё не смотреть. Так нельзя.

Да и не так это уже важно, видел человек ролик или нет. Сама дискуссия, бесконечные разговоры на тему этой глупой выходки причиняет православному боль. Понимаю, что это похоже на выражение «Я Солженицына не читал, но его не одобряю»; понимаю, что сложно испытывать негативное отношение к предмету, о котором ты не имеешь никакого представления; понимаю, что не моё дело вдаваться в теологические споры — но всё же.

Так ведь можно прийти к выводу, что если Бога, как и ролика, никто не видел, значит, его и нет. А он есть.


В 2009 году Алексей Крестьянов требовал прекратить исполнение марша Мендельсона в новосибирских ЗАГСах, ссылаясь на нарушение авторских прав

Так же устроен и страх, например. Человек может так испугаться, что стать седым или умереть. И вот страх — это что? То, чего зримо нет, но чьи последствия мы видим и чувствуем.

Мне кажется, что никакого отношения к искусству деяния этих девушек не имеют. Кроме хулиганства, там ничего нет: ни хореографии, ни музыки, ни голосов. Это убожество. Даже наших «Синих носов» если взять, там можно найти идею, смысл — они настоящие художники. Больше вам скажу: «Синие носы» разделяют моё отношение к Pussy Riot (художник Константин Скотников опроверг это утверждение, назвав его «клеветой», — прим. Сиб.фм). Все же знают: люди испражняются, но всем известно место для этого акта, никто не придёт по этому вопросу на чью-нибудь свадьбу и не скажет, что это его самовыражение, отношение к жизни, Путину и стране. Потому что получит по голове.

Вообще-то, религия — это наша культура. Вся нравственность вышла из десяти заповедей. Поэтому, когда в храм заходит вокально-инструментальный ансамбль «Мокрые киски», я буду первым, кто их оттуда выгонит. У нас вся история связана с православной церковью, это нужно осознавать. Так что девушек нужно наказывать за нарушение культурных национальных традиций.

Совершенно чётко видно, что эта история с плясками в храме Христа Спасителя имеет продуманный сценарий и своего режиссёра. Есть вполне определённые силы, настроенные подогревать интерес к Pussy Riot в СМИ. Это манипуляционная цепочка: художникам не дают творить — страна идёт к тоталитаризму — кровавый режим Путина — Россия оказывается внизу всех рейтингов.

Вся шумиха — фон для банальной цивилизационной борьбы за ресурсы.

Конечно, в чём-то претензии общества к церкви справедливы. Например, в части неуклюжей поддержки патриархом Московским Кириллом во время предвыборной кампании Владимира Путина. Это можно было сделать тоньше и изящнее. С другой стороны, кого ещё поддерживать?


Патриарх Кирилл открыто поддержал кандидатуру Владимира Путина на мартовских выборах президента, а также призвал россиян не ходить на митинги «За честные выборы»

В этом деле для меня в первую очередь важна неотвратимость наказания. Кто бы что ни говорил, но состав преступления очевиден: объект — религиозные чувства части граждан, субъект — вменяемые, совершеннолетние девицы, объективная часть — подготовленные костюмы и распределённые роли, инструменты, видеосъёмка.

Они отлично знали, на что шли, они добивались скандала, реакции государства и общества. Им это удалось. Так что не надо теперь говорить о жестокости власти: если ты выступаешь против правил, установленных государством, — жди ответной реакции.

Артём Лоскутов, истец к юридической фирме «Рябинина, Зиновьев и Крестьянов»:

— О ролике из храма Христа Спасителя я, как и все, узнал из новостей — акция не анонсировалась, но по предыдущим сообщениям в сети, мне стало ясно, что девушки в масках, скорее всего, относятся к московской фракции арт-группы «Война».

Мне сложно сказать, зачем Рузанкина подала свой иск. Не думаю, что это история про деньги. Просто есть такая группа людей, достаточно внушительная часть общества, которые обижены Pussy Riot. Может быть, Рузанкина и её адвокаты хотят оседлать волну, начать говорить от имени этой дикой толпы, обрести вес и авторитет в качестве защитников униженных и оскорблённых.

Я не верю, что при просмотре ролика эта женщина испытывала моральные страдания. Ни она, ни кто-либо другой. Они что, первый раз зашли в интернет? Они не знают, какие ещё ролики там присутствуют? Они не в курсе, что показывают по телевидению?

Когда подают иски за танцы в храме, мне хочется спросить: «А майор Евсюков, расстрелявший людей в супермаркете, вас не оскорбляет?», уточнить, что у них вообще с моралью, если они к ней постоянно взывают.

30 икон порубил топором в одном из храмов Великого Устюга житель посёлка Добрынино, он отправлен на принудительное лечение

Своим иском я лишь увеличиваю градус абсурда судебного иска Рузанкиной. Потому что действия юристов мне тоже не понятны: зачем набрасываться на заведомо слабых и ещё топтаться по ним? Эти люди внутренне негармоничны: их действия не соответствуют ценностям, на которые они пытаются опираться. Я крещёный человек, но сейчас мне не хочется быть связанным с РПЦ как организацией. Нательный крестик я не ношу уже лет восемь, даже не знаю, где он. Найду — сдам обратно.

Кирилл Кузнецов, директор ЗАО «Юридическое агентство «Люди дела», представитель Артёма Лоскутова:

— Я узнал о Pussy Riot, когда на них уже заводили уголовное дело. С тех пор слежу за перипетиями этого действа. Всё-таки происходящее с трудом можно назвать судебным процессом, это именно действо, политический акт — и юриспруденции в нём очень мало.

Сам ролик я не видел: мне, честно сказать, не особо интересно. Меня волнует, на каком основании государство делает заключение, что подобные деяния являются преступными и что тяжесть их настолько велика.

Я убеждённый атеист, но считаю, что так вести себя в церкви, наверное, не стоило. С другой стороны, посыл панк-молебна мне понятен: РПЦ — как корпорация — в последние годы ведёт себя крайне нагло, назойливо и настырно. Она последовательно игнорирует светскость нашего государства, священники влезают во все институты: среднюю и высшую школы, армию, исполнительную власть. Да что далеко ходить: наш митрополит Бердский и Новосибирский Тихон включён в совет при губернаторе по градостроительной политике. По-моему, это уже перебор.

1,7 млн просмотров у ролика «Панк-молебен «Богородица, Путина прогони» на YouTube

Намерение подать иск было прямой реакцией на действия господина Крестьянова, которые, по моему мнению, не совместимы с профессиональной деятельностью юриста. Просто есть вещи, после которых тебе перестают подавать руку. Есть вещи, на которых нельзя пиариться. Я понимаю, что юриспруденция — одна из древнейших профессий, но всё же не настолько. Это неприемлемо, такие деятели бросают тень на всё сообщество. И вообще это всё смешно.

Рузанкиной для испытания морального вреда пришлось предпринять целый ряд действий, на которые, замечу, её никто не подвигал.


4% православных россиян регулярно посещают храм и причащаются (ФОМ, январь 2010)

Зайти в интернет, найти информацию о злосчастном ролике, попасть на YouTube, включить видео и посмотреть.

Напоминает анекдот советских времён. Мужик вызывает к себе домой жилищную комиссию и жалуется, что напротив окон находится женская баня, — постоянно видны женщины в неглиже. Комиссия смотрит в окно: и так глянет, и так высунется — не видно. На что мужик резонно предложил: «Так вы на шкаф залезьте!». Вот примерно та же ситуация: Рузанкина добилась своего, только залезла не на шкаф, а на сайт.

Чувствуется желание какой-то грошовой наживы на имитации чувств.

Давайте не будем лицемерить. У нас большинство так называемых православных не бывают в церкви годами, не знают молитв, церковных канонов, какой рукой креститься.


В 2004 году Россия впервые с 1989 года была причислена к категории «несвободных стран»

Марк Твен в своё время правильно расставил акценты: церковь, как единая сила, очень вредна для развития общества, но в то же время сложно что-то возразить множеству отдельных священников, которые делают кучу добрых дел и живут на благо общества.

Если вдруг Крестьянов и Рузанкина выиграют дело, то я готов рассчитаться за Pussy Riot. Что касается вердикта 17 августа, мне кажется, оправдательным он уже не будет: система не позволит. Рассчитываю, впрочем, что сроки будут условными, что власть не допустит нового витка развития скандала. В таком случае, думаю, можно ждать продолжения акций — вряд ли девушки успокоятся. Понятно, что художественная ценность их «концертов» сомнительна, но политическое воздействие очень значимо. И это важно.

А если их посадят, мы станем свидетелями возрождения инквизиции.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!