Бюро находок

 Новосибирские волонтеры ищут пропавших людей  31.10.2012, 07:01
были упомянуты
подходящие темы
Бюро находок
Фотографии Сергея Мордвинова

Совсем недавно Новосибирск облетела информация о пропаже молодой мамы Арины Фоминых с двухлетней дочерью Эльвирой. К поискам сражу же подключился волонтёрский поисково-спасательный отряд «ДоброСпас», специализирующийся на розыске детей, и уже через несколько дней исчезнувшая мама позвонила координатору отряда, врачу-стоматологу Марии Парватовой. Корреспондент Сиб.фм пообщался с Марией и узнал, как и зачем добровольцы ищут людей.

С чего всё началось?

В марте прошлого года пропал молодой человек из Москвы Игорь Грудцинов, который отправился в сибирскую тайгу, желая доказать своей девушке, что он настоящий мужчина. К сожалению, затея эта закончилась его гибелью.

Поиски начала мама, Елена Грудцинова. Она обратилась в ассоциацию волонтёрских организаций через сайт poiskdetei.ru.

Незадолго до смерти Игорь Грудцинов выходил в Интернет через смартфон и просил совета у опытных выживальщиков

В Новосибирске на тот момент не было команды волонтёров, и совершенно случайно это обращение мамы увидели мои друзья и я. С этого случая началось формирование нашей команды.

Что вас заставило откликнуться на это обращение?

Я тогда была ещё студентом медицинского университета, и первоначально было просто желание помочь людям, мы не планировали создавать какую-то организацию. И, возможно, то, что эта история закончилась так печально, подтолкнуло нас к дальнейшей деятельности.

Я, кстати, только что поступила на юриспруденцию в Томский государственный университет, мне очень интересна моя нынешняя деятельность, и я хочу дальше развиваться в этом направлении. Оказалось, что медицина — это не моё.

Как вы искали Грудцинова?

В Новосибирск приехала его мама. Мы её встретили, разместили в гостинице и начали клеить ориентировки, проводить опросы, создали группу в социальных сетях. Внешность у Игоря была достаточно типичная, поэтому очень много людей откликнулись на наш клич — говорили, что видели его в городе. У нас тогда ещё совсем не было опыта, мы носились по городу сначала вдвоём, потом вчетвером. Бывало всякое.

Однажды нам позвонили и сообщили, что видели Игоря на Речном вокзале в компании каких-то асоциальных личностей. Мы отправились туда, нашли компанию алкоголиков и показали им наши ориентировки.

Одна из девушек, когда увидела фотографию Игоря, вдруг вскочила и убежала от нас — мы за ней, она забежала в какую-то маршрутку, мы туда же, доехали до остановки «Первый разъезд».

Девушка забежала в какой-то заброшенный частный дом с заколоченными окнами и собакой на привязи. Мы позвонили в полицию человеку, который вёл это дело, а сами вооружились палками и стали караулить. Приехали полицейские, отругали нас и проникли в дом. Ничего интересного обнаружить им там не удалось, кроме двух гастарбайтеров. Девушка же оказалась просто психически неуравновешенной.

Как сейчас устроена ваша организация, кто в неё входит?

У нас есть три отдела: полевой — туда входят ребята, которые непосредственно бегают по городу или проводят поисковые операции за городом, медиаотдел занимается распространением информации в сети, и, наконец, есть ребята, которые расклеивают ориентировки. Но в процессе поиска часто все отделы смешиваются, всё делаем вместе.


В России ежегодно пропадают около 20 тысяч детей

Команда наша также делится на волонтёров и добровольцев. Разница в том, что волонтёры — это постоянный костяк, а добровольцы — это те, кто подключается к нашим поискам во время каких-то конкретных операций. Многие, конечно, остаются с нами. Людей не хватает, особенно мужчин.

Ваша команда состоит в основном из молодёжи?

Большая часть, конечно, — это настоящие и вчерашние студенты. Но когда происходит что-то, имеющее большой общественный резонанс, то подключаются люди и старшего возраста. Например, когда искали Арину Фоминых с ребёнком, к нам на поиски пришли несколько человек в возрасте старше 40.

Как обычно проходят ваши поисковые операции?

Всё зависит от места пропажи, от обстоятельств. В любом случае сначала работает информационная команда — она созванивается с полицией и выясняет подробности пропажи, общается с родственниками. Иногда приходится самим выходить на родственников, так как полиция не даёт их контакты — копаемся в различных справочниках, вычисляем по фамилиям, номерам домов.

Приходится порой и закон нарушать. Бывает, звонишь в полицию и просишь их что-то подсказать, они же обещают перезвонить, но драгоценное время уходит, ведь по горячим следам искать проще. Тогда уже откровенно плевать на разрешение стражей порядка — мы идём и ищем. Если человек пропал в городе, и известен конкретный район случившегося — мы опрашиваем население, распространяем ориентировки; если же человек исчез в лесной местности, тогда туда собирается специальная команда. Нам очень помогают в поисках джиперы, сталкеры и прочие ребята.

30 августа отмечается Международный день пропавших без вести людей

Через какие каналы вы получаете информацию о пропавших людях?

В большинстве случаев узнаём от полиции, кроме того, через сайт poiskdetei.ru — это наше информационное агентство. На сайте есть кнопка «Потерялся ребёнок», заявки оттуда передаются нам, однако за полтора года таких заявок было всего две-три. Часто люди оказываются юридически неграмотными и думают, что заявление о пропаже человека можно подать только через трое суток. На самом деле это можно сделать хоть через пять минут, если вы уверены, что человек не просто вышел из дому погулять, а исчез. Другое дело, когда полиция займётся этим человеком — неизвестно.

Полиция охотно с вами сотрудничает?

Не все отделения и не всегда. Есть отдельные сотрудники, которые с нами работают и помогают нам, координируя наши действия.

К сожалению, очень редко полицейские сами выходят на нас. Правда, совсем недавно со мной связался человек из пресс-службы следственного управления на транспорте по Сибирскому федеральному округу. Он готов с нами сотрудничать.

Много ли вы уже нашли детей?

За полтора года мы нашли шесть детей, из них четыре ребёнка нашли самостоятельно, без полиции. Естественно, розыскные дела были в полиции, но мы с ними не сотрудничали. Было очень много интересных историй, которые мы до сих пор вспоминаем...

Например?

Один 15-летний мальчик из села Криводановка убежал от мамы, так как серьёзно увлекался паркуром, а в селе заниматься этим делом невозможно. Жил он в Новосибирске у друга. Полиция не могла найти его на протяжении месяца. Мы обнаружили его страничку в социальной сети и по фотографиям определили, где он «паркурит». Начали караулить его, но ничего не вышло.

Тогда мы создали страничку в социальной сети на выдуманную девчонку, его ровесницу, с чужой фотографией. Написали от её имени ему восхищённые комментарии под фотографиями и предложили встретиться, тут он и клюнул.

Но встретили его вместо девушки сотрудники полиции. Вот такой обман и, кстати, он до сих пор не знает, что девушка выдуманная, от него позже пришло сообщение: «Извини, милиция поймала».

Волонтёры ищут Яковлева Олега, 45 лет

Как нам рассказывали полицейские, за ним приехала мама, он долго плакал и извинялся. Потом мама звонила нам, благодарила, рассказала, что они договорились, что на выходных она будет отпускать его в Новосибирск заниматься любимым делом.

Дети пропадают часто?

К сожалению, да. Около 90% — так называемые «бегунки». Это дети, как правило, из неблагополучных семей, детдомов, которые убегают, но потом сами же возвращаются, и выходит, что зря теряешь время на их поиски. Но бывали случаи, когда при очередном побеге с ними случается беда, и наша задача это предотвратить. Часто ребята просто решают напугать родителей — уходят из дома.

Кого ищете сейчас?

Волонтёры ищут Троельникова Александра, 62 года

Пропавших очень много, мы ищем не только детей, хотя это и основная наша задача, но, когда есть время, ищем и взрослых. Сейчас мы ищем двух мужчин. Один из них, Яковлев Олег, 45 лет, приехал в Новосибирск в командировку из Тамбова и уже две недели не выходит на связь с родственниками. Также потерялся Троельников Александр, 62 года, он в воскресенье, 21 октября, уехал с другом на дачу в Кудряши. Последний раз в нетрезвом состоянии звонил жене около десяти вечера сказать, что идёт на остановку. В обоих случаях мы расклеим ориентировки.

Планируете как-то развивать ваше движение?

Сейчас в юстиции лежат документы на регистрацию нашей организации, ведь пока мы существуем только в интернете.

Будет скоро и своё помещение, кроме того, нам пообещали ризограф, потому что на данный момент ориентировки печатают сами волонтёры.

За свой счёт?

Да. Кто чем может, тем и помогает. Меня, например, мама ругает. Ей, с одной стороны, приятно слышать хорошие отзывы о деятельности своей дочери, но, с другой стороны, она считает, что эту работу никто не оценит, что нужно строить карьеру стоматолога.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!