Ждите, чистим!

 Рассказы очевидцев о 12 часах среди снежных заносов на трассе под Новосибирском  13.03.2013, 12:00
были упомянуты
подходящие темы
Ждите, чистим!
Фотографии Артура Гутмана

Трасса Новосибирск — Ленинск-Кузнецкий особенно оживлена на выходных — именно по ней люди едут на горнолыжные курорты Кузбасса. Для тех, кто оказался на этой дороге 9 и 10 марта, она стала кошмаром. Автомобили с пассажирами, в том числе маленькими детьми, попали в снежную ловушку и простояли в перемётах около 12 часов, многие — без тёплой одежды и бензина. На следующий день МЧС и ГИБДД обвинили в случившемся самих водителей. О том, как ждали помощи, ели снег и знакомились, очевидцы рассказали корреспонденту Сиб.фм.

Ольга Ярошенко

Выехали мы из Шерегеша 9 марта в 11:30. Перед этим посмотрели прогноз погоды — никаких штормовых предупреждений не было. В дороге всё, как и обещали — солнце и полный штиль. Проехали совершенно спокойно и пост ГАИ в Ленинске-Кузнецком, и Новокузнецкое кольцо — тоже никаких предупреждений.

Примерно в четыре часа дня встали в пробку — думали, авария, потом оказалось, что это первый перемёт, который прочищала пожарная машина. Ещё был УАЗик МЧС, из него вышел какой-то начальник, руками помахал, и мы поехали.

Я вот сейчас думаю: если всё тогда уже было плохо, а дальше на трассе только хуже, то почему нас в тот момент не остановили или хотя бы не предупредили?

Ехали дальше с аварийкой, мело ужасно — в трёх-четырёх метрах уже ничего не было видно. В районе 20:00 мы встали в очередной затор. Тогда уже была информация, что людей где-то размещают, но всё это в формате «кто-то кому-то что-то сказал». Рекомендовали ехать в какой-то Коурак, а где он? Там в двух метрах ничего не видно.

Мы повернули обратно — тогда это казалось оптимальным решением — и попали в перемёт, загородили своим автомобилем дорогу. В этот момент стало жутковато. У мужчин в соседних машинах началась истерика, они нам кричат: «Газуй! Газуй!» Но мы же понимаем, что просто коробку посадим. Когда у мужчин истерика — это конец. Всё же вытолкали и поехали назад. Тем, кого встречали, говорили, что дороги в Новосибирск нет, а у них была информация, что сейчас там почистят, и можно будет ехать. Никто не знал, что нужно делать и что происходит.

В посёлке Журавлёво, в который мы заехали, гостиницы были уже заняты, все сидели по кафе, общались, было спокойно — кушали, играли в карты, выпивали. Ночевали в машине. Утром у выезда в Новосибирск уже стояла машина ГАИ и никого не выпускала. Так мы простояли до обеда. Когда на обратном пути проезжали перемёты, было действительно страшно: едешь по туннелю и понимаешь — а ведь здесь ночью сидели люди.

Меня что возмущает — все говорят, что мы не послушались предупреждений! Да не было их нигде. И ведь ладно мы, два взрослых человека, но семьи ехали с детьми. Кто бы стал ребёнком своим рисковать? Просто никто ничего не знал.

Неужели все думают, что было так: 100 человек, обделённых интеллектом, ломанулись на трассу?

А эта информация про четыре пункта, которые открыли в деревнях? Я сколько ни читаю в СМИ, не могу найти человека, который там был. Может быть, их и открыли, но как туда добраться — никто не знал, поэтому и оставались на трассе.

Артур Гутман

Первая часть пути 9 марта не вызывала затруднений — по трассе этой часто ездим, знаем её.

Когда увидели первые перемёты, ехали, как и все остальные, дальше — на постах не говорили: «Не надо ехать вперёд, одумайтесь». Но через несколько километров мы встали. Я пошёл посмотреть, что случилось, жена осталась в машине, читала книжку. Когда мы ездим на дальние расстояния, я всегда беру с собой тёплую одежду, запас еды и бензин. Поэтому меня не испугала сложившаяся позже ситуация.

На тот момент уже застряли четыре машины со стороны Новосибирска и пять со стороны Ленинска-Кузнецкого. С обеих сторон было по сотруднику ДПС, а машина их виднелась бугорком у остановки.

Помогал вытаскивать автомобили водитель молоковоза — отличный мужчина, безотказный, хотя, наверное, он сам понимал, что машина может не выдержать. Но, видимо, решил, если надо значит надо. В итоге и он застрял.

Через полчаса приехал трактор К-700, выдернул молоковоз и принялся за работу в снежном коридоре. Светило солнце, настроение поднялось, у нас появилась надежда, что скоро поедем. Время шло. О том, что происходит, я узнавал у сотрудника ДПС.

Это вообще человек-герой — всё это время простоял на ветру, даже не ходил греться: координировал работу, отвечал на вопросы — сутки на улице простоял.

Около семи вечера подъехал грейдер, начал работу, потом маленький трактор — вместе ковырялись. Тем временем стемнело, и люди начали беспокоиться.

Мне было психологически комфортно — я был тепло одет, мог покопать, помочь кому-то, а были и те, кто не выходил на улицу, потому что обувь лёгкая, кто-то был с грудными детьми.

За нами было, примерно, 150 машин. Главная проблема была в том, что люди не знали, чего ждать, когда они проедут дальше и помогут ли им. Были те, кто пытался объехать затор, но наш сотрудник ДПС делал всё возможное, чтобы никакого хаоса на трассе не было. А в общем, информации у него особенно никакой не было.

Ещё ближе к вечеру стали доходить слухи, что останемся мы здесь до утра. К 00:00 тронулись. Ехали, старались не потерять впереди идущую машину, но и не врезаться в неё.

Один раз по дороге вытаскивал мужчину, его вынесло немного на обочину. Ещё ночью вытаскивали фуру, отскабливали песок из Камаза и сыпали ей под колёса. А потом и я замёрз.

Часа через два-три приехал грейдер, и мы практически до Новосибирска ехали за ним. Он сразу расчищал места,потенциально опасные для легковых автомобилей. Говорят, что ещё эта техника провожала автомобили до заправки, но не все об этом знали.

Пока мы были на трассе, я пытался дозвониться до МЧС. Не дозвонился. Там, где мы были, не раздавали ни бензина, ни тёплых вещей. Может быть, на других участках это и было, но мы не видели.

Уже ближе к городу мы увидели пункт МЧС, на котором можно было получить бензин и еду, но нам не было смысла останавливаться, всё самое страшное мы уже проехали.

Я не критикую службы, участвовавшие в работе. Большое спасибо тем, кто делал и сделал. Напрягает только несоответствие слов и дел от некоторых ведомств. На нашем участке я наблюдал работу дорожников и ГИБДД. Других служб не видел.

Да, было мало техники, но она приехала, дорожники медленно, но работали, а из новостей складывается ощущение, что МЧС снова всех спасло.

Егор Егошин

9 марта я поехал на Танай. Ехали колонной, перемёты сначала были небольшие и нечасто, потом одна машина улетела в кювет, все остановились, быстро перевернули. Меня ещё поразило, что никто не выбежал и не начал снимать. Чем дальше ехали, тем чаще проезжали перемёты, которые становились длиннее.

Ехали не больше 40 км/ч, колонной в 30 машин, и никто никого не обгонял, все понимали, что мы в жопе. Я ехал впереди и на сотом километре от города затормозил перед газелью, которая ехала навстречу. Вышли, нормально поговорили — едем же по одной полосе. Оказалось, что за ним около ста машин, сдавать назад пришлось нам.

Я прекрасно знаю, что такое плохая погода и заметённая машина, и как только мы столкнулись с первым перемётом, сразу остановились и решили возвращаться.

Я не понимаю людей, которые теперь гонят на МЧС. У меня нет претензий — если бы не случайная авария, то мы бы вернулись ещё быстрее. А те, кто поехал дальше или кто повернул позже, им, конечно, некуда было деться, ни туда, ни обратно.

Сергей Кувалгин

Мы встали в 12-ом часу дня. Сначала все относились лояльно, не знали масштабов, а когда прошёл не второй, не третий, и даже не четвёртый час, стало плоховато. Нам вообще было некомфортно, мы ехали с семимесячным ребёнком, у которого закончилось детское питание и подгузники — всё, что брали с собой.

Мы не знали практически ничего, информацию получали от сотрудника ДПС, а он тоже, видимо, мало, что знал. Переживать начали, когда поняли, что надолго здесь и погода ухудшается. К вечеру меня сдувало с дороги.

Нам полицейские рассказывали, что дорожные службы не чистят дороги совершенно, они пишут жалобы на них, которые никак не действуют. Так что информация, что дорога плохая, у них была.

Мы, слава богу, не простыли. Бензина у меня хватало, тепло было, питание, воду и памперсы мы нашли. За то время, пока стояли, все подружились, делились тем, что было необходимо другим. Ребёнок не заметил, что стояли 16 часов, а вот мы паниковали. Сугробы с двухэтажный дом — это страшно.

Можно было трассу перекрыть раньше или предупреждать, что чистят плохо, а где-то и не делают этого вовсе. Только когда все стали звонить в МЧС, там начали шевелиться. И это только к вечеру, а весь световой день мы стояли.


Читайте
эту публикацию
на английском

У нас всегда люди виноваты, а не власти, только я с этим не согласен. Если бы предупредили, решение каждого осталось бы на его совести, а так — ты выезжаешь на свободную трассу в солнечный день, а через 80 километров от города попадаешь в такую передрягу. Хотя достаточно было бы просто предупредить.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!