Врачи прилетели

 Терапевты, сотрудники «скорой» и пациенты о том, сколько в Новосибирске ждут помощи  20.03.2013, 15:42
подходящие темы
Врачи прилетели
Фотографии Андрея Ксенчука

Чтобы скорая помощь в Новосибирске работала только с экстренными вызовами, областной Минздрав создал службу неотложной помощи из терапевтов. Теперь, помимо приёмов в поликлинике и обхода пациентов, участковые врачи будут дежурить в кабинете неотложной помощи и брать на себя часть несрочных, «терапевтических» вызовов, из-за которых специалисты не успевают к тем, кто действительно в ней нуждается. Попросив сохранить анонимность, участковые-терапевты и врачи скорой помощи рассказали корреспонденту Сиб.фм о том, как изменились условия их работы, а пациенты прокомментировали, сколько теперь они ждут помощи и от кого её получают.


Укладка — набор врача-терапевта. В неё входят: электрокардиограф, тонометр, фонендоскоп и 23 лекарственных средства

Врач-терапевт

Когда пришёл этот приказ, самое интересное было в нём — это сумки-укладки по десять килограммов. Укомплектованы они неправильно. Пока мы не берём их с собой на вызовы — тяжело, но ведь могут приехать и проверить. Например, терапевт на выезд должен брать кардиограф. Кардиобригады его носят вчетвером! А ведь практически все участковые врачи — люди пенсионного и предпенсионного возраста. Ещё там зелёнка и бинты — на случай кровотечения. Только с кровотечением — это уже вызов скорой помощи, мы на него либо не поедем, либо по приходу к пациенту вызовем «скорую» сами. Теперь у нас по пять дежурств на неотложке в месяц.

Это кадровая политика — там некому работать, скинули на нас. У нас тоже некому работать, но и скинуть некому.

Первый порыв был уволиться, но уходить некуда. Работать вообще тяжело. Федеральные выплаты стали региональными и необязательными. За невыполнение плана по приёму пациентов можно лишиться части этих выплат, а с пятью дежурствами на «неотложной» план не выполнишь. За жалобу, хоть и необоснованную, 100% доплат снимают — а её нетрудно получить. По нормативам поликлиники на одного пациента у врача 12 минут, а талоны выписывают с периодом в две-три минуты. На деле приём может длиться и 30 минут, и 40. Пациенты нервничают, отсюда недовольство.

Наш главный врач сказал, что раз мы не успеваем принимать, значит, не умеем работать. Не нужны эти дежурства, это дополнительная нагрузка, чаще бессмысленная. Но приказ не обсуждается, хотя его исполнить невозможно.

Врач скорой помощи

Врачи-терапевты забирают часть вызовов, но они работают днём, а ночь остаётся на нас. В последнее время мы всю ночь катаемся, треть всех вызовов — из-за ерунды.

Чтобы снизить нашу нагрузку, нужно ввести контроль работы диспетчеров, раньше он вроде был. Каждый вызов переводится в коды — просто температура, например, или потеря сознания. Хотя бывает, что приезжаешь по серьёзному коду, а на месте оказывается ерунда. И наоборот. С одной стороны, причина в халатности диспетчеров, с другой — в неадекватности пациентов.

Неотложка, конечно, что-то заберёт на себя, но у нас на подстанции всё равно остаётся огромная нагрузка, задержки на вызовы — до восьми часов. На наиболее важные мы приезжаем в первую очередь, а вот тем, у кого температура или давление, вполне возможно, придётся ждать четыре часа и больше.

Потом пациент выскажет нам всё, что думает, будет возмущаться, что мы так долго ехали. А мы этот вызов пять минут назад получили, просто он в очереди четыре часа висел.

Во многом мы страдаем от «несерьёзных» вызовов, и неотложка при стационарах справиться с ними не сможет в любом случае — всё, что они не успевают обслужить за день, переходит в обязанности скорой помощи.

Пациент

Мы на прошлой неделе вызывали брату скорую помощь, у него сильный кашель был, и температура 39,5. Вызывали «скорую», нас расспросили, нет ли кровотечений, и сказали, что придёт всё-таки врач-терапевт. В аккурат через полтора часа пришёл. Всё было быстро, и мы не расстроились, что не «скорая» — помощь же была оказана.

Врач-терапевт

Врач-терапевт ставит диагноз, решает, нужна ли госпитализация или нужно всё же вызывать скорую. Через нас проходят пациенты, которым нужно диагностировать или заподозрить аппендицит, острое кишечное заболевание, тот же инфаркт миокарда — я к тому, что мы давно делаем эту работу.

13 минут — среднее время прибытия скорой помощи на ДТП

Теперь врач дежурит, выезжает с этой укладкой на дом, но там всё то же: он ориентируется по ситуации — оказывать помощь, госпитализировать или вызывать «скорую» на себя.

Сейчас всё в начальной стадии — система ещё не отработана. Вот если бы мы были укомплектованы персоналом — врачами и медсёстрами! А так нагрузка большая идёт. Но у меня это не вызывает негатива, потому что, в общем, мы всегда этим занимались. Нам бы машину ещё — одна есть, но она и на простые дежурства, и на выезд медсестры в выходные, и дежурный врач на ней. Негатива много вокруг, но не хочется же, чтобы плохо было. Нужен оптимизм, и чтобы всё конструктивно.

Любое новое дело осваивается, но нужно стараться и прилагать усилия. Мы же на благо пациента трудимся.

Почему же у нас получается, что врачи чуть ли не преступники? Ведь каждый врач старается. Это же профессия милосердия и добра. А сейчас всё затёрлось, наша работа стала незаметной. Только я верю, что всё устроится и будет как надо, и машины найдутся.

Пациент

У нас был несрочный случай. Грипп у мужа, температура — 40. Не могли сбить, решили вызвать «скорую». Через час-полтора пришёл врач-терапевт. Мы тогда не знали, что терапевт из поликлиники придёт. Он хорошо всё рассказал, уколов не делал никаких, просто дал рекомендации, открыл больничный, нам помог, всё ок. На таких случаях, типа простуды и гриппа, терапевты вполне эффективны, а вот когда надо экстренно укол поставить, оказать первую помощь — нет, потому что у них в этом мало опыта, а скорая помощь каждый день это делает, у них все уколы, всё необходимое под рукой.

Врач скорой помощи

Вышел этот закон, но работает он, как я понял, только в крупных городах. В Бердске c ним и вовсе печальная ситуация. Там сделали неотложку, но только на словах. Вызовы так и идут на 03, не сортируются. В Новосибирске большой колл-центр, вызовы шифруются, а потом сортируются по «скорой» или неотложке. Но, по сути, неотложка работает абы как и не ахти как — криво. Обслуживает она только тех людей, которые есть в картотеке.

У нас вызовы постоянные, и по-прежнему много тупых терапевтических.

Долго ждёте скорую — подумайте, почему? Оцифровать всех бабок с давлением и температурой 37 невозможно, они же звонят и говорят: «Ой, плохо мне, скорее приезжайте». Или родственники пришли раз в полгода к бабушке, она перед ними начинает стенать-умирать, ибо соскучилась и внимания хочет. А их совесть мучает, либо правда пугаются за бабушку и орут в трубку, мол, приезжайте быстрей.

За тупые вызовы нужно штрафы с населения брать, по-другому не образумишь. А неотложка разгружает скорую, но не на много. Перегружает терапевтов? Да. Потому что и их не так много. Персоналом-то раскидываться не надо. Зарплату надо хорошую, хотя бы такую, как у сотрудников правоохранительных органов, и чтоб начальство как к тварям не относилось. А ещё — раньше врач был интеллигенцией, а теперь нас с дерьмом мешают.

Виной тому Малахов, журналисты-трупоеды и прочая СМИ-шваль.

«Врачи-убийцы», «врачи украли документ», и всё это не разобравшись в сути дела и специфике нашей работы. Сегодня народ считает, что лучше в интернете почитать, чем к врачам-убийцам ходить. Прочитают одну статью — и у них знаний, конечно, больше, чем у нас после шести лет обучения и постдипломного образования.

Комментарий главного врача Службы скорой медицинской помощи Новосибирска Ирины Большаковой

Неотложная помощь была создана не для того, чтобы снять нагрузку со «скорой», это не было основной целью. Неотложка была создана в связи с действующим законодательством, по которому она должна присутствовать при поликлинике.


На Чукотке врач или фельдшер может приехать к больному на оленьей упряжке

Давайте развеем мифы по поводу неотложки, что она не нужна, или что врач-терапевт не сможет оказать помощь пациенту должным образом. Врач-терапевт выезжает на вызовы в рамках своих компетенций, «скорая» же всё также будет выезжать туда, где есть угроза жизни. Мы сегодня всё больше и больше получаем неотложных вызовов. Получается, что, сидя на вызове с температурой или больным горлом, на серьёзный вызов мы можем опоздать. Каждый должен заниматься своим делом.

На «скорой» к больному простудой приедет фельдшер, который обычно диагностирует критические состояния, он не умеет мыслить клинически, так, как это делает врач. Так не лучше ли в этом случае для самого больного, чтобы к нему приехал терапевт?

Врач поставит диагноз, оформит больничный и выпишет рецепт, а фельдшер просто собьёт температуру уколом.

В сутки среднее количество вызовов у скорой помощи — 1400, на деле мы отрабатываем 2000 — 2200 вызовов. Мы вынуждены сортировать их, поэтому в первую очередь поедем к ребёнку с судорогами, а во вторую — к пожилому человеку с давлением.

Неотложная помощь работает с 14:00 до 20:00, у нас это время затишья. Утренний бум начинается с 8:00 и до 14:00 — в это время человек не может дозвониться в поликлинику, поэтому звонит нам. Второй — с 18:00 и до 00:00. Если бы неотложная помощь работала до десяти часов вечера, она могла бы помочь снять какую-то часть нагрузки.

Из 2000 вызовов в день в поликлинику мы направляем 100. Получается, от общей доли вызовов 5% неотложка забирает на себя. Говорить, что мы перегрузили терапевтов — некорректно.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!