Мы могли затмить всех

 Музыкант Евгений Фёдоров о самороспуске Tequilajazzz и сборе Zorge  4.04.2013, 16:52
подходящие темы
Мы могли затмить всех
Фотографии Валентина Монастырского, Кати Никитиной, Елены Мартынюк, Александра Платонова и Гули Наумовой

В Новосибирск приезжает новый проект экс-лидера Tequilajazzz Евгения Фёдорова. За два года жизни Zorge чуть ли не первыми в стране записали альбом на слушательские пожертвования, отметились на крупных фестивалях и запустили мультимедийный сериал. Накануне концерта «Навстречу Монстрации 2013» корреспондент Сиб.фм позвонил Фёдорову и подробно расспросил его о преемственности двух коллективов, карьерном самоубийстве, городских партизанах и хворосте в лесу.

Сайт Tequilajazzz просто так не работает, или вы его сознательно прикрыли?

А он не открывается?

Ну да.

Хм... Не знаю, что-то случилось, наверное. Но это в любом случае технические какие-то неполадки, сайт мы не закрывали. Единственное — мы начали его переносить потихоньку, чтобы всё в одном месте было — и Zorge, и Tequilajazzz.

Понятно. Расскажите, насколько отличались коллективы на этапах зарождения? Они же как-то совсем по-разному складывались.

С Zorge всё происходило естественным путём, очень плавно. Во всяком случае, намного плавнее, чем это могло выглядеть со стороны. Сначала я решил записать песни, на которых сломалась Tequilajazzz. К этому времени группы уже не существовало, и тут мне встретился Марк Лаубер (немецкий барабанщик, сооснователь Zorge, — прим. Сиб.фм), с которым мы познакомились года за три до этого в Кёльне. Я пригласил его на запись. Причём на запись пары песен, которые должны были выйти без названия «артиста» — просто в качестве подарка на юбилей уже почившей к тому моменту группы. Записали и поняли, что надо продолжать дальше — костяк уже есть, начало положено. В моём понимании, костяк рок-группы — это всегда ритм-секция. Так было с Сашкой Вороновым (барабанщиком Tequilajazzz, — прим. Сиб.фм), так остаётся и сейчас.

5 альбомов записал «Объект насмешек», в том числе «Телетеррор», вышедший после смерти лидера группы Александра Аксёнова

Мне сложно сравнивать истории зарождения групп, потому что Tequilajazzz отпочковалась от «Объекта насмешек» (одной из первых панк-групп Советского Союза, — прим. Сиб.фм): последний состав одной группы перекочевал в первый состав другой — с другими песнями, абсолютно другим репертуаром. А в Zorge всё иначе — мы стартовали с песнями, которые репетировали с Tequilajazzz, и довольно долго обыгрывали старый материал.

Как бы то ни было, Zorge — по факту супергруппа; не компания давних друзей, решивших заняться музыкой, а коллектив уже сложившихся музыкантов. Вы же неслучайно собрались.

Абсолютно случайно. Я не люблю термин «супергруппа».

Для меня супергруппа — это когда собираются уже известные люди из разных проектов, скучающие, может быть, и желающие делать что-то на стороне.

Как показывает история, они редко рождают какой-то выдающийся репертуар и быстро распадаются, поэтому мне не нравится такой статус.

Просто так получилось, что музыканты, способные осилить творческие задачи, стоящие перед коллективом, как правило, уже где-то играют. Вообще, все хорошие музыканты обычно где-то заняты, при деле. У нас один гитарист живёт в Москве, приезжает только на репетиции или репетирует дома с записью, меня часто в городе нет.

Материал Zorge не кажется более сложным, чем был у Tequilajazzz.

Да, но в Tequilajazzz всё как раз и закончилось из-за ряда технических и человеческих проблем, преодолеть которые группа уже не могла. Новый материал должен был превзойти всё ранее нами записанное, это были очень мощные вещи. Мы реально могли бы затмить всех.

К сожалению, группа не перенесла этой точки кипения, творческий подъём такой силы — и в итоге аудитория не услышала той музыки, которую она могла бы услышать.

И не услышит?

Нет, скорее всего. Какие-то идеи мы сейчас реализовываем с Zorge, но это совершенно другие идеи. Просто потому, что вокруг другие люди, другие индивидуальности, другая эстетика. То, что планировалось, было сумрачнее, жёстче, но техничнее. А у нас всё как-то позитивнее, лучезарнее и веселей — опять же в силу настроений в коллективе.

Насколько сложным был отказ от прежнего названия?

Это, конечно, тяжело и внутренне, и внешне. И сказывается до сих пор. Если оперировать терминами бизнеса, Tequilajazzz была раскрученным брендом, по которому нас узнавали даже малознакомые с музыкой люди.

То, что мы сделали, можно смело приравнивать к карьерному самоубийству.

Мне пришлось отказаться от названия исключительно из этических соображений. Иначе непременно возникли бы вопросы: «Какая Tequilajazzz без Дусера?! (давнее сценическое прозвище Александра Воронова, — прим. Сиб.фм)» А у меня нет ответа на этот вопрос. Я не имел права называть Tequilajazzz всё, что было потом. Я вас уверяю, что было бы гораздо хуже, если бы я тогда вышел с тем же названием, но с другими людьми. Так мы хоть немного сохранили часть прежней аудитории, а под старым флагом вообще бы никого не осталось.

5 коллективов относятся к Tequilajazzz Family, два из них уже распались

А появление Tequilajazzz Family (собрание музыкальных проектов всех участников Tequilajazzz на одном ресурсе, — прим. Сиб.фм) с этим как-то связано? Вы смирились, что так или иначе будете находиться в одном творческом и личном контексте, и решили держаться вместе?

Идея возникла не в момент распада группы, а когда появилась Optimystica Orchestra (проект Фёдорова с музыкантами «Ленинграда», «Аквариума», «Сплина», Tequilajazzz и Markscheider Kunst, — прим. Сиб.фм). Необходимо было провести какую-то обобщающую черту, обозначить родство, несмотря на разность эстетики двух коллективов. Появился «KOD» (проект Александра Воронова, — прим. Сиб.фм), появился Zorge. Мы отталкивались от примера одной из моих любимых групп Can, участники которой писали на своих сольных пластинках Can Solo Edition, а на Last.fm в итоге появился тэг Can family. Мы решили поступить также.

Так проще в плане информативности — чтобы люди понимали, о чём идёт речь. В наш перенасыщенный информацией век необходимо иногда ставить какие-то маркеры, давать ориентиры. Плюс почерк людей, которые играли в Tequilajazzz, никуда ведь не делся. Хочешь услышать барабаны Александра Воронова и его ритмический подход — идёшь по ссылке Tequilajazzz Family и находишь их в другой группе; хочешь услышать что-то другое — идёшь по другим ссылкам.


Аккаунт Фёдорова в «Живом Журнале» создан в 2009 году и содержит 475 записей

Про второй альбом Zorge уже можно говорить?

Мы сейчас в студии пишем новые песни. Думаю, что-нибудь скоро выпустим синглом. Я вот сейчас с вами поговорю и пойду записывать вокал.

Давайте вернёмся к перенасыщенному информацией миру. Судя по активности Tequilajazzz Family в сети, вы уделяете много времени интернету вообще и социальным сетям в частности. Вы от них не устаёте? Ну как минимум от погони за «репостами» и «расшариваниями» анонсов и афиш группы.

Я общаюсь с людьми, совершенно открыт. Это обычная история, и много времени она не отнимает. Мне пишут, потом происходят какие-то вещи: с кем-то встречаемся, кто-то продаёт инструменты, у кого-то снимаюсь в студенческом фильме. При этом мне очень неловко использовать эти инструменты для своего промоушена. Но иногда это приходится делать по просьбе организаторов концертов, говорят: «Женя! Вон у тебя столько друзей, сделай репост, пожалуйста!» А я очень не люблю саморекламу.

Я открываю Фейсбук и вижу, что 90% моих знакомых музыкантов занимаются саморекламой. Лишь единицам удаётся делать это талантливо. В большинстве случаев всё выглядит натужно.

Знаете, я всё время воспринимал Tequilajazzz как людей, которые вооружены инструментами. Именно вооружены. В том смысле, что вся ваша брутальность, агрессивный типаж и песни типа «Авиация и артиллерия» — этой такой артобстрел. Впрочем, тут ассоциации могут быть не только с военными, но и с городскими партизанами и даже террористами. Это всё совсем далеко от истины, или что-то такое в вас присутствовало?

Любой предмет в руках мужчины — это оружие. Начиная с ножичка и заканчивая музыкальным инструментом. А песня «Авиация и артиллерия», кстати, совсем не об оружии. Она о борьбе грубого, телесного и духовного в человеке в момент влюблённости. Это просто образы — один ползущий по земле, а другой — стремительный в небе. Песня не о войне, не о том, что находится у нас в руках.

В нашем случае, в среде музыкантов, оружие, которое мы держим, может рассматриваться не как дубины и пушки, а как слово, иногда тяжеловесная нота — чтобы подчеркнуть маскулинность или оттенить феминность большинства наших посылов.


Термин «городская герилья» введён бразильским революционером Карлусом Маригеллой в конце 1960-х годов

Любой рок-н-ролл — это танцы. Рудиментарные танцы мужчин, вернувшихся с охоты или даже удачного сбора хвороста в лесу. В них есть ощущение гармонии мира и повышенного уровня тестостерона.

Что касается городского партизанства — интересовались, конечно. Однако больше, скорее, в интеллектуальном разрезе и ровно до того времени, пока волнующие нас вещи не выплеснулись на улицу. Думаю, что в какой-то мере мы тоже несём ответственность за воплощение этих фантазий в реальность. Всем же известно, что сказанное слово имеет гигантскую силу, а слово спетое и многократно усиленное радиопередатчиком однозначно может менять мир.

Мы прекратили это делать и поём исключительно о тех вещах, которые находятся в пределах человеческого осязания. По крайней мере, настроены мы гораздо более мирно, чем раньше; знаем, чем всё может закончиться.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!