Встряска системы

 Бывший преподаватель физики в Академгородке о конце российского образования  30.04.2013, 12:15

Ива Аврорина
журналист
подходящие темы
Встряска системы
Фотографии Антона Карлинера

Владимир Шелест закончил физфак Новосибирского госуниверситета, больше 20 лет преподавал физику в школах Академгородка. В 1990-е он был идейным вдохновителем и организатором городского турнира юных физиков. В 2001 году уехал в Германию, вёл курсы повышения квалификации для учителей, сейчас работает в лаборатории биоинформатики Hans Knöll Institut, но до сих пор говорит «у нас» — имея в виду Россию. В 2012 году его бывшие ученики решили возродить турниры юных физиков и пригласили его помочь. Корреспондент Сиб.фм, также учившийся у Шелеста, поговорил со своим бывшим преподавателем об образовании в РФ и Германии и о том, можно ли спасти российскую школу.

Мне кажется, что у нас в школе физики было в разы больше, чем у нынешних учеников.

38,4% учебного времени отводилось на естественнонаучное образование в школах СССР

Советская школа ориентировалась на подготовку технарей-инженеров. Это было государственно важно — всех заставляли учить физику. И на естественный вопрос ученицы-гуманитария, зачем она этой ерундой занимается, я давал честный ответ: «Таковы правила игры, так положено. Если ты не сможешь сделать этого минимума, я не смогу поставить тебе дурацкой тройки, и ты не получишь аттестат. Тебе это надо?»

А не потому, что физика мозги структурирует?

Я не думаю, что тех, кто эти программы писал, интересовали мозги. Им нужны были люди, которые делают ракеты и перекрывают Енисей. Нужны были кадры, которые пойдут в технические вузы. И подготовить их должна была школа. Поэтому в 1980-е годы в десятом классе было пять часов физики в неделю, в девятом — четыре.

Это специфика советской школы или в других странах была такая же система образования?

Когда Гагарин полетел в космос, американцы почесали репу. Они не ожидали, что мы так быстро очухаемся от войны, обгоним их.

И решили, что нужно брать от советского образования всё что только можно. Попытались. Не прижилось. Свободная американская душа нашу систему обучения не восприняла.

Возможно, именно из-за этого маятник качнулся в другую сторону — в сторону обучения без фрустрации. То есть ребёнок, который учится в школе, не должен испытывать никаких отрицательных эмоций. Сейчас я этот же подход к обучению наблюдаю и в Германии. Американцы от него уже думают отказываться, а мы в этот подход пока ещё вступаем. Поэтому видно, что нас ждёт, но на более нищем фоне.

В Германии сейчас ребёнку в школе прежде всего должно быть приятно. Не должно быть заданий, которые могут вызывать отрицательные эмоции. На литературе нельзя заставлять учить наизусть какие-то отрывки. И вообще — ну её, эту литературу, ведь придётся заставлять детей книжки читать. А на математике и физике нельзя заставлять решать задачки.

Когда я преподавал на курсах повышения квалификации немецких учителей физики, то приносил им задачник Рымкевича. Они не понимали, что такое «задачник». Задачников нет в школе, нет в университете.

Я говорю: «Это не мы придумали. Советское образование — это немецкое классическое образование, оно пришло от вас». Они этого сейчас не знают, и задачников нет. Ещё детям доставляет дискомфорт необходимость что-то доказывать на уроках математики. Поэтому доказательств теорем тоже нет.

При этом наши эмигранты, те, кто уехали в Америку и Европу, жалуются, что там детей в школах ничему не учат — нагрузки гораздо меньше, чем в российском среднем образовании. Но те же дети потом поступают в университеты и становятся специалистами не хуже, чем у нас. Почему?


В абсолютных величинах США лидируют по количеству иностранных студентов. При этом их доля составляет всего лишь 3,7% от общего числа учащихся в стране

Я тогда могу задать вопрос: если мы такие здесь умные, то что ж мы не богатые? Про Америку не знаю. А в Германию мы приехали, когда младшей дочке было шесть лет. И она сразу идёт в первый класс — без знания языка. Заканчивает, и её переводят во второй. Вот ты можешь представить, что в Россию приезжает немец, американец, француз и абсолютно спокойно заканчивает первый класс? Без языковых курсов? Старшая оказалась сразу в восьмом классе, поэтому она была аттестована по нескольким предметам: физике и математике, где главное — формулы. И потом получила рекомендацию в гимназию. Хотя обычно их учителя говорят, что в гимназию ходить не надо, там будет трудно — ведь всё должно быть без фрустрации.

Так а на выходе что получается?

Ну, они хорошо живут. Германия — это локомотив Европы.

Как-то это чудовищно несправедливо.

Это другой менталитет. Человек может чего-то не знать, книжек не читать, но то, чему его выучили, он делает от и до. Может, дело не в образовании, а в воспитании? А воспитание у них с первого класса.

Дочь как-то пришла и сказала, что им сегодня запретили задавать вопросы. Велели улавливать на слух, записывать и не переспрашивать.

И потом на научном семинаре я вижу, что студенты сидят и записывают. Вопросы не задают, контакта нет. Тогда я начинаю писать на доске полную ахинею. Они конспектируют. Спрашиваю: «Вы что, не видите, что я фигню пишу?» Они говорят: «Профессор, если вы так делаете, значит, так надо».

Но если вся система направлена на то, чтобы выучить исполнителей — отлично работающих, выполняющих безукоризненно свои обязанности и не задающих вопросов, то откуда берётся прогресс? Откуда берутся дизайнеры, режиссёры, музыканты и учёные? Откуда тогда внутренняя свобода?

Креативных людей очень мало. Насколько я вижу, они их специально не ищут, но тех, кто есть — не прессуют — ведь все без фрустраций.И встречный вопрос: в России этих свобод — и внутренних, и внешних — хоть лопатой греби, а все жалуются, что загнивают. Науки и образования это касается чуть ли не в первую очередь. У нас вопрос не в свободах, тут работают уже элементарные законы демографии: средний возраст научных сотрудников в России — 60 лет. Средняя продолжительность жизни мужика в стране — те же 60 лет, плюс-минус немного. И не нужно быть специалистом в демографии, чтобы сказать, что система вот-вот вымрет.

В школах то же самое: средний возраст учителя — порядка 60 лет. У женщин продолжительность жизни побольше, но всё равно система близка к вымиранию. Мораль: ни образования, ни науки в России в ближайшем будущем не будет.

80 тысяч учёных выехали из России в первой половине 90-х годов, по данным Российского фонда фундаментальных исследований

Американцы уже осознали, что больше 50% PhD (учёная степень, — прим. Сиб.фм) по математике и физике получают гастарбайтеры. То есть выпускники американских школ стали составлять меньше половины тех, кто добирается до научных степеней. И это был звонок. Обама несколько лет назад подписал закон о реформе образования в области точных наук (Science) и выделил 60 миллиардов долларов на десять лет. Задача — подготовить сто тысяч школьных учителей Science. Они решили пригласить лучших студентов лучших университетов, которые будут по совместительству с учёбой работать в школе. Это великая задача.

Государство берёт на себя оплату их образовательных долгов. Они могут себе это позволить. И они эту задачу сейчас решают — резко омолаживают преподавательский состав, причём не за счёт их пединститутов.

В Штатах в школы придут люди, которые реально умеют решать задачки. Кроме того, Обаме удалось продавить очень мощное противодействие учительских профсоюзов.

Аттестация учителей будет проводиться не по сиюминутному успеху, когда твои ученики только что написали выпускные тесты, а по тому, каковы будут их успехи после нескольких лет учёбы в университете. Это всё прописано в законе и означает, что всех тех, кто работает по старинке, этой аттестацией просто выметет. А придёт молодняк, который будет суетиться, потому что им показали очень красивую морковку. И ситуацию с наукой они сейчас могут исправить.

А Германия пока за счёт «научных гастарбайтеров» существует?

Здесь нужны учёные по ряду специальностей. Поэтому в Германии есть отдельный закон — ты можешь приехать по туристской визе и трудиться в науке абсолютно легально.

Россия сейчас вступает на путь, который Америка уже прошла, а Европа ещё проходит. Но к нам-то не поедут «научные гастарбайтеры». Откуда? Из Монголии?

Вы считаете, что у российского образования и, соответственно, науки, шансов нет?

Я в Новосибирске всего неделю, встречался со многими людьми, коллегами, разными образовательными начальниками, и сначала у меня была уверенность, что демографически учительство умирает, учить будет некому. Больше того: по нынешним учебным планам дети в принципе выучить ничего не смогут. Организация Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) проводит международную программу по оценке образовательных достижений учащихся PISA. Они обследуют больше 70-ти стран — Евросоюз и всех желающих. По этим 70-ти странам получены данные зависимости эффективности обучения от количества учебных часов по естественным наукам.

Хохма в том, что результаты обучения в течение двух часов в неделю и в течение нуля часов в неделю практически не отличаются.

Четыре часа — идёт уже вверх. То есть два урока в неделю не дают никакого улучшения в качестве обучения. Дешевле не учить. Приплыли.

Сколько бы мы ни говорили про новые методики обучения — это бантики на гробе. Потому что ни один ребёнок не пойдёт заниматься наукой — той же физикой, если мы ему этой физики не показали. И они не знают чувства кайфа от того, что задача не решалась, не решалась и вот решилась. Они через это ни разу не прошли. Это за них решили образованцы.

Есть дети, которые не знают, что им богом положено этим заниматься, но они не пробовали.


В рамках PISA раз в три года проводится обследование 15-летних школьников в 70 странах

И они не пойдут в науку, если ничего не изменить в ближайшее время — я думаю, что осталось максимум десять лет. Счётчик уже включён.

Всё настолько мрачно выглядит, что не верится уже, что можно что-то изменить, и обучить нынешних школьников той же физике.

За два часа нельзя выучить, но можно заинтересовать. Почему бы нам студентов тоже не пустить в школы? Резкое омоложение. Представь: приходит много парней в школы. По крайней мере, все девочки точно начнут учиться. Встряска системы будет.

Пустить не обученных педагогике, но знающих предмет студентов, и поставить, перед ними задачу — создать мотивацию к изучению предмета. Студентов-старшекурсников, которые уже прошли курс физики, которые хорошо решают задачи. Тех, кто на тройки решает, не надо пускать в школы. А после этого возникнет технологическая цепочка: появятся интересующиеся, потом эти интересующиеся пойдут в, грубо назовём, кружки. Сейчас много существует всяких центров дополнительного образования, где их будут доучивать. После этого они пойдут в кружки следующего уровня или в ФМШ, или ещё куда-нибудь. А потом смогут пойти в университеты.

Сейчас самое главное — создать лифт. Слава богу, в последние дни какой-то свет в конце тоннеля наметился — возродился турнир юных физиков, и даже привлечь старшекурсников университета в школы может получиться. Во всяком случае, и министру образования Новосибирской области, и ректору Новосибирского госуниверситета, и декану физфака идея понравилась настолько, что есть шанс, что со следующего года это заработает — хотя бы в качестве эксперимента.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!