Сгущёнка, сальто и косая мышца живота

 Олимпийский чемпион Евгений Подгорный о тернистом пути к медалям  17.04.2014, 08:30
подходящие темы
Сгущёнка, сальто и косая мышца живота
Фотографии Никиты Хнюнина

У Евгения Подгорного в специализированной детско-юношеской школе олимпийского резерва по гимнастике нет кабинета. Мы ведём разговор в спортивном зале, сидя на зрительских местах и наблюдая за тренировкой тонких прыгучих мальчишек дошкольного возраста. Евгений сказал, что немного завидует — все победы и медали у них впереди. Юные спортсмены знают Подгорного в лицо и, пробегая мимо, здороваются. Евгений Подгорный — единственный олимпийский чемпион по спортивной гимнастике в своём родном Новосибирске, единственный в мире, кто исполнял тройное сальто в вольных упражнениях на ковре, абсолютный чемпион России в многоборье — шести видах спортивной гимнастики. О том, как оказался в спортивной гимнастике, как завоёвывал медали и одерживал победы в спорте и жизни Евгений Подгорный рассказал корреспонденту Сиб.фм

Десять лет назад я завершил свою профессиональную спортивную карьеру, но время от времени мне снятся сны. Будто нахожусь на нашей олимпийской базе в Москве на озере Круглом, где я провёл 12 незабываемых лет. Или выступаю на соревнованиях, мне выходить, а я понимаю, что сильно-то не тренировался. Просыпаюсь в холодном поту. Такая, бывает, ностальгия накатывает: поехать бы опять на сборы, испытать прежние нагрузки, повидаться с главным тренером мужской и женской сборных России Леонидом Яковлевичем Аркаевым, вспомнить молодость. Это моё спортивное прошлое отложилось в организме, от него не отойти никогда. Счастливейший период моей жизни.

Родители привели меня в секцию спортивной гимнастики в шесть лет, хотели направить в конструктивное русло мою сумасшедшую активность. Но в шесть лет меня не взяли из-за маленького роста, хотя я легко выполнял все требуемые нормативы: десять раз подтянуться, 15 раз поднять ноги за голову на шведской стенке, отжаться на брусьях 15–20 раз. Посоветовали подождать год, пока подрасту. Когда я пошёл в школу, родители почему-то забыли о секции. Но в наш первый класс пришёл тренер и пригласил ребят. Я напомнил родителям, и они снова отвели меня. На этот раз меня приняли. Занимался с интересом, но иногда надоедало, даже пробовал бросить. Но родители убедительно разговаривали со мной — с ремнём, и я возвращался в зал, снова радовался занятиям. Единственное, что я ненавидел — растяжку. Кричал от боли. Но она мне очень сильно помогла в дальнейшем. Я и сейчас, если разомнусь, сяду на шпагат.

Спустя три года меня перевели в спецшколу. Она находилась за стадионом «Сибирь». Там действовало особое расписание: с утра тренировка, потом уроки, затем вторая тренировка. В моём классе учились три борца, три гимнаста, остальные были пловцы.

Мне нравилась одна девочка-пловчиха. Выше меня на полторы головы, но нас это не смущало. Мы немножко дружили. И даже, насколько я помню, первый поцелуй у меня был с этой девочкой...

В молодёжную сборную я попал лет в 11–12, ещё при Советском Союзе, а в основной состав взрослой сборной страны — с 15 лет. С того момента большую часть времени проводил на олимпийской базе в Москве. Перед серьёзными соревнованиями находился в Новосибирске от силы один месяц в году. Бывало, уезжал из дома с осенними вещами, и родителям приходилось передавать в Москву зимнюю одежду с пилотами «Аэрофлота». И мама каждый раз клала орешки со сгущённым молоком. Я обожал и ждал такие посылки. Спасибо тем людям, которые помогали их получать.

Конечно же, на сборах мы не голодали. Орешки и сгущённое молоко были мне необходимы как атрибут заботы. Нас кормили высококалорийной пищей — икра любая, шоколад, йогурты. Правда, был момент в начале 90-х, когда всё это пропало и обеды стали довольно скучными: мясо, борщ. В тот период у нас на олимпийской базе открывались казино.

Был случай: однажды рано утром мы, как обычно, из гостиницы лёгким бегом отправились в сторону спортзала. И вдруг видим: милиция, всё оцеплено. Нас останавливают: «Ребята, будете свидетелями? Вчера была перестрелка, пару человек застрелили»...

Сам я играл в казино один раз в жизни. Было это в Монако в конце 90-х, возраст уже позволял. Не понравилось. Я азартен, но не в таких вещах. Интересней цель достичь, как бы она ни была тяжела. Например, сначала я страстно хотел стать участником Олимпийских игр. На пути к этой цели было много травм и соблазнов, но я понимал, что у меня есть все возможности завоевать медаль любого достоинства. В 1996 году мы взяли золото Олимпиады в Атланте. Признаюсь, на него российская команда не рассчитывала, ведь в чемпионате мира 1995 года мы заняли только четвёртое место. Потом у меня была цель попасть на вторую Олимпиаду. С возрастом становилось тяжелее, но я подошёл и к третьей — в Афинах 2004 года. За две недели до начала соревнований порвал косую мышцу живота — даже ногу не мог поднять, и мениск. Меня оперировали в Москве, там я принял решение от участия в играх отказаться, чтобы не подвести команду... Завоевать мою будущую супругу — это тоже моя большая победа. Супруга у меня такая — тяжело сдаётся (Евгений смеётся, — прим. Сиб.фм). До сих пор не перестаю доказывать, что она не ошиблась с выбором.


Советские гимнасты завоевали на Олимпийских играх более 300 наград. Около половины из них — золотые

Я предложил ей руку и сердце, свалившись как снег на голову во время сборов. Старший тренер тогда уехал на заседание Международной Федерации, и я сбежал. Вечером сел на самолёт в Москве, утром прилетел в Новосибирск, сделал предложение, она согласилась, и следующим утром улетел обратно. За такой поступок могли выгнать из сборной, но мне было важно показать и доказать своей избраннице, что она мне нужна и я готов пожертвовать спортивной карьерой ради неё.

В моё время система воспитания чемпионов в нашей стране была достаточно жёсткая, хотя и практичная. Если ты можешь, из тебя выжимают всё. Сломался — извини, значит, не повезло. По этой системе сейчас Китай работает. Не было такого, как сейчас: бережём каждого спортсмена, лелеем, главное — чтобы тренировался, ни в чём не нуждался. Я застал ещё тот период, когда было из кого выбрать. Практически все занимались спортом. При Советском Союзе существовало и две, и три скамейки запасных. Причём, выставляя первую, вторую, даже третью команду сборной, можно было 100-процентно рассчитывать, что две из них будут в тройке призёров.


У мужчин-гимнастов наиболее опасными считаются вольные упражнения — 24,9% травм

Сейчас такая система не сработает: молодёжь другая, иные технологии, представления о жизни изменились. Я считаю, что стратегия, которую выбрало министерство и правительство — создать условия для тренировок и реабилитации, обеспечить поддержку моральную и финансовую — сейчас начинает работать. После 2000 года в спортивной гимнастике был десятилетний провал. Но подросло новое поколение, воспитанное по другой методике. С 2012 года стали появляться медали, в том числе золотые. И то, что на сочинской Олимпиаде мы получили такое количество медалей, — результат такой работы.

Большой спорт сильно помолодел. Программы стали намного сложнее. Пока ты юн, организм не изношен, нет ещё груза травм, эмоций больше, проще настроиться на выступление. И дети сами изменились. Мы свою активность выплёскивали во дворе, играя в хоккей, футбол. Они делают это за компьютером, такая практика чревата деградацией. Поэтому правильнее ещё в самом раннем детстве малышей приобщить к спорту. Я своего сына Михаила отдал в спортивную гимнастику в 3,5 года. Когда ему было шесть, он сказал, что больше не хочет. Я предложил ему самому выбирать секцию, но настоял, чтобы он занимался спортом. Сын попробовал айкидо, футбол. Сейчас ему 12, экстремальными танцами занимается.

Я ни разу не ездил на Олимпиаду как зритель. В США и в Австралии, когда был участником, только открытие смотрел по телевизору.

И больше ничего, пока шли наши выступления. После них оставалось два-три дня — и вот тогда мы могли поболеть за наших, на экскурсию съездить, по городу погулять. Признаюсь, мне легче самому выступать, чем переживать за спортсменов. В этот раз смотрели с супругой фигурное катание, я не выдерживал — отворачивался и только по её реакции понимал, хорошо или плохо.

У меня были травмы спины, вылетали позвонки, переломы локтей, не говоря о пальцах, мениски вырезали. Когда ты преодолеваешь себя: спады, травмы, боль — это не просто так, а во имя чего-то, что держит и даёт силы стерпеть всё. Я делал это ради родителей, моего города, моего региона и моей страны. Когда вся наша команда ушла из большого спорта, мы не потеряли друг друга из виду, хотя и разъехались по разным городам, странам. Света Хоркина, Коля Крюков, Лёша Немов... Стараемся видеться, звонить друг другу.

Человек, с которым ты пережил минуты счастья, наверное, имеет для тебя самое большое притяжение.

Вместе с моими друзьями из основного состава сборной я пережил самое огромное счастье. Это нельзя передать словами. Ты посвятил этому все силы, стоишь уставший, всё отдавший на самой вершине пьедестала почёта, а у тебя внутри всё поёт.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!