Всё ещё тяжело, но интересно

 Продолжение истории многодетной семьи Беккер-Терлецких год спустя  1.12.2014, 15:00
подходящие темы
Всё ещё тяжело, но интересно
Фотографии Романа Брыгина

В первый раз интернет-журнал Сиб.фм писал о новосибирской семье Беккер-Терлецких полтора года назад — тогда четверняшкам Антону, Диме, Эмиле и Марте был всего год. В 2012 году, когда они родились, экс-мэр города Владимир Городецкий сделал семье подарок — трёхкомнатную квартиру якобы навсегда, а оказалось, что всего на пять лет. Корреспонденты Сиб.фм вновь съездили к семье и узнали, как они воспитывают близнецов и ждут пятого ребёнка, и выполнил ли бывший градоначальник своё обещание.

Ребятишкам уже два года и три месяца, они начали ходить в детский сад, в группе 28 человек, но мест уже не хватает. И не знаем, будут ли второй строить. Хотя нам уже пора о школе думать — рядом её нет. И не факт, что через пять лет построят.


По информации застройщика, школа в микрорайоне «Весенний» не предполагается

В полтора года с ребятишками стало полегче. В два они начинают шалить, баловаться. Про детский сад нас сразу предупредили, чтоб не радовались, потому что несколько дней ходят, а потом болеют — так и есть. Эмиля стесняется, но всё равно воображает, Антон — массовик-затейник, если всех надо куда-то поднять, то он первый. Если Антоша куда-то пошёл, то вся толпа за ним, он лидер. Как мы его называем — альфа-самец. А Марта никогда спуска ему не даст тоже, хоть и меньше всех. В плане усидчивости девчонки, конечно, лучше мальчишек, всё быстро схватывают. Няня им тут занятие организовывает какое-то, все сидят рисуют, например, а Дима может встать и пойти по своим делам. Значит, нет у него сегодня настроения рисовать.

Большие стали, мучают нас книжками — почитать каждый вечер и не по одному разу, им всё очень интересно.

Рисовать, лепить нравится. Вырезать пока сложно. Все уже знают, где именно их вещи. В садике кабинки не подписаны до сих пор, но они никогда чужое не наденут. Если мы начинаем путать, то они сразу кричат: «Убери, не моё!» Эмиля очень домашняя: если надо что-то помочь, принести, то она тут как тут. Она фанатка книг, может сама взять стульчик, достать книжку и долго её смотреть, никого не напрягая. В этом плане она очень на маму похожа.

Говорят пока не очень хорошо, но мы всегда понимаем. Слова свои придумывают: сухари и снег примерно одинаково — сяка. Тяптя — это птичка. Первое время методом тыка пытаешься понять, про что речь. И когда уже выяснили, в семье облегчение — ага, с этим разобрались. Потом новое слово. Эмилю они называют Мими и Мека. Зайку Антоша зовёт «яя» — это святое, спать без него не ложимся. Не знаем, как в садике спать будем без него. С Димой в этом плане проще — если надо спать, то мы легли и спим.

В садике заболевают махом — в сентябре сходили всего два дня по два часа.

В октябре целую неделю ходили. С ними как было тяжело, так и осталось, потому что все разом. Но зато интересно. Вырастают они где-то быстро, где-то не очень — то в рост вытянутся, то ножка вырастет.

С ноября няни у нас нет, думали, успеем к садику привыкнуть, а это так затянулось из-за болячек, поэтому мы в расстройстве.

Няня выручала очень сильно: пока я домашними делами занималась, она с ними играет. Иначе невозможно вообще.

Они тоже вроде между собой играют, но пока не могут занять себя на час-два и не мешать родителям. Хотя Антошка очень любит музыку, может иногда стоять возле магнитофона и слушать очень долго песенки, а остальные-то всё равно носятся по дому. Двери у нас специально распилены — мы низ закрываем, чтобы можно было и видеть, что они делают, и они не с нами постоянно, потому что иначе куда ты пойдёшь, туда и они. Если они затихли, то жди подвоха. Либо шкафы откроют и всё вывалят на пол, либо игрушки все разбросали. Если шумят, значит, всё нормально. Бывает, и ругаться приходится, потому что балуются. Дима иногда проверяет границы дозволенного: ему говоришь «нельзя», а он делает и смеётся. Шлёпнешь, и он сразу понимает, что всё-таки нельзя. Если не наказывать, то тут бардак полный будет.

Я по дому могу что-то делать только ближе к 12 часам ночи, но тогда уже посверлить нельзя, например.

Всё, что они ломают, я чиню уже ночью — и обои обрывают, и рисуют на них.

Но самое сложное — всех четверых собрать в садик. Это работы на час одному, вдвоём мы за полчаса справляемся. Тут главное методичность! Пока одеваешь второго, первому одетому уже жарко, и он начинает орать. Весело и интересно. Недавно вот соседку разбудили на десять минут раньше будильника, извинялись, что мы не специально. А так то ли все понимают, то ли что-то ещё, но ни сверху, ни снизу никого вроде не обижаем.

С квартирой всё решилось, нам отдали её в социальный найм по договору, осталось только приватизировать, но руки всё не доходят.


В семье Беккер-Терлецких ещё живёт семилетний лабрадор Кэти

Но, слава богу, шумиха тем летом помогла нам. И «Первый канал» озвучил это, первого августа, кажется, у них вышел сюжет, а восьмого мы уже подписали все документы — якобы отстояли очередь. Главное, что всё сделали, претензий у нас нет. Даже если мы квартиру не приватизируем, никто её у нас не заберёт. Тогда немногие спрашивали, чем помочь надо, но вот добрые люди сушилку подарили. Ремонт делать не думаем, пока дети не подрастут — это бесполезно.

Мы летом на два месяца ездили в общагу жить, это у нас дача. В тесноте, но не в обиде. Купили им кроватки-манежи, их на день можно убрать и играть. А так весь день гуляли, к бабушке в гости ходили. Она их покормит в обед, дети поспят, и дальше гулять идём. Было видно, как за лето они и вытянулись, и загорели. От леса они первые двое суток были в шоке.

Пятого мы и не планировали, случайно получилось. Но папа у нас как всегда — своих не бросает. Решили, что семья должна быть полноценной.

Есть у нас семь личностей — семь «я»: пять ребятишек и двое нас.

Хотя администрация заволновалась, не ждём ли мы ещё тройню. Наша двоюродная бабушка пошутила, что тройня будет, нам тут же начали звонить, наводить справки. Нас потом спрашивали: «Успокоили администрацию?» Успокаивать в наши обязанности не входило, мы просто информировали, что всё-таки одного.

Просто мы замглаву района побеспокоили тем, что микрорайон «Весенний» выделили в один педиатрический участок, чему мы очень рады, потому что детишек очень много. При этом на участке только фельдшер, а педиатра нет. И мы, получается, остаёмся без тщательного присмотра, а сейчас ещё маленький родится, и к кому идти? Но пока вопрос висит.

Все женщины любят из одного декрета в другой сразу, а мы чем отличаемся от них? Только тем, что у нас четверо сразу первых.

Мы восприняли пятого спокойно, но кто-то говорил: «Вам что, детей мало?» Мы решили на это не обращать внимания, пусть у всех своё мнение будет.

Почему-то когда десятый ребёнок рождается, все спокойно относятся, а когда у четверни появляется братик или сестричка, это странно. Но пока не забыто, пока руки помнят, почему не родить?

27 ноября у Алёны Беккер и Александра Терлецкого родился сын Саша.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!