Лошадиный вид

 За что олимпийская чемпионка Анна Богалий полюбила биатлон  17.12.2014, 12:45
были упомянуты
подходящие темы
Лошадиный вид
фотографии Никиты Хнюнина

Два года назад двукратная олимпийская чемпионка по биатлону Анна Богалий рассталась с большим спортом. Теперь она советник вице-губернатора Новосибирской области, счастливая женщина и мама. О том, почему побеждала в спорте и в жизни, почему покинула профессиональный биатлон, о новой любви и старой привязанности Анна рассказала Сиб.фм.

Первая мишень

В детстве я жила в Мурманске, за Полярным кругом. Для меня спорт начался со школьных уроков физкультуры, которые я очень любила. Мы бегали на лыжах, сдавали нормативы, прибегали с мороза с горящими щеками. Эта любовь к движению у меня появилась ещё до того, как я стала серьёзно заниматься биатлоном.

Для меня в то время не было лучшего зрелища, чем спортивные соревнования, которые показывали по телевизору. Могла заворожённо, часами наблюдать, как бегут спортсмены. Не смотрела фильмы, а смотрела эти трансляции. Когда в шестом классе почти все мои сверстники пошли на биатлон, и я тоже записалась в секцию, то моя мама отнеслась к этому как к очередному увлечению. К тому моменту я уже позанималась всем: в танцевальный, зоологический, шахматный кружки ходила, макраме плела.

Помню, как в самый первый раз мы пошли стрелять в тир. Каждому дали пять патронов. У родителей где-то хранится эта первая моя мишень: четыре выстрела точных, и один рядом.

Постепенно все, кто со мной начинал, бросили, и я осталась одна. Заболела биатлоном. Иногда думаю, что двигало мной? Я никогда не грезила медалями. Была только смутная мечта, что, может быть, когда-нибудь это случится: я завоюю олимпийское золото.

У меня всегда было желание просто двигаться. Когда идут соревнования — соревнуешься, вся в этом моменте. Получается — стремишься, чтобы было ещё лучше; не получается — злость на себя: «Я же должна, я могу, я хочу!» Ставишь цели, добиваешься. В какой-то момент я поняла: без биатлона просто не могу.

Если удача — бежишь на тренировку быстрее, если неудача — разбираешься в причинах. И получается такой круговорот.

Меня очень сильно стимулировали неудачи — я никогда не опускала руки. Первая реакция от поражения была смешанная, а дальше появлялась трезвая оценка, почему так произошло, «разбор полётов». И даже когда мне было всего 16 лет, писала дневник, анализировала выступления. Я ужасный самоед: мне можно ничего не говорить, я очень критично отношусь к себе, сама себе скажу правду, никогда не буду жалеть себя.

После школы поступила в Санкт-Петербургскую академию физической культуры и спорта. Это было так естественно — нигде, кроме спорта себя не видела. Я проходила по программе «Одарённые дети Севера», у меня была стипендия губернаторская. Но я этого особо не замечала.

Самое главное же «быстрее, выше, сильнее». Готовиться, тренироваться. «Лошадиный вид» — говорят об этом спорте.

Один сезон прошёл — начинается летняя подготовка к новому, потому что летом — самая большая работа, а зимой — доводка.

В сборную страны я попала после того, как выиграла Кубок России. Это был 1999-2000 год. Потом полгода тренировок, а осенью отборочные соревнования, от которых зависело для меня всё: еду ли с командой на этап Кубка мира или остаюсь дома и тогда уже другим путём пробираюсь дальше. Я очень волновалась. Но обыграла всех девчонок и осталась в команде, как-то сразу закрепилась.


На I Олимпийских играх 1924 года «соревнования военных патрулей» стали прародителем биатлона

Для наших тренировок нужен снег. Мы за ним ездили в разные места. Первый снег у нас был в Австрии и в Кировске Мурманской области. Там проходили контрольные соревнования. Стрельбища делали сами, своими руками. Я любила все виды гонок. Мне было абсолютно всё равно, в какой дистанции выступать. Спринт более быстрый, на одном дыхании. Поначалу, когда я пришла во взрослую группу, не всегда получалось быстро войти в работу, взорваться на 7,5 км. Гораздо легче давалась индивидуальная гонка. А позднее я не то что спринт не любила, но как-то предрасположенность была к более длинной дистанции. Выносливость была лучше.

Интриги биатлона


После Олимпиады 1948 года биатлон исключили из официального календаря из-за нарастания пацифистских настроений

Биатлон любит создавать интриги с погодой. Мы даже говорим «биатлонная погода», когда и дождь, а потом снег, затем солнце, а следом и ветер задул — и это в течение одной гонки. Для лыжников это не так важно, но на стрельбу влияет каждое изменение погоды, освещение, направление ветра. Даже малейшие перемены, незаметные обывателю, могут изменить всю картину. За 12 лет в первой команде я привыкла готовиться к любым неожиданностям. К тому, что никогда не знаешь, как можешь отстрелять. А для биатлонистов очень важна качественная стрельба. Она позволяет при не слишком быстром беге спортсмена всегда находиться в «хорошем» месте турнирной таблицы. А в индивидуальной гонке при хорошей стрельбе можно подняться и на пьедестал.

Пытаюсь вспомнить свою самую счастливую гонку. Первая моя победа, когда я поняла, что могу выиграть, была в 2004 году на Кубке мира. Я уходила на финиш, моя соперница — в шести секундах от меня, и она меня не догнала. Были две победы на Олимпийских играх, и были три победы личные на этапе Кубка мира. Даже не знаю, сколько раз на этапе Кубка мира мы выигрывали эстафеты, называют разные цифры. Наверное, Олимпиада 2006 года была для нашей команды одной из лучших.

Мы много работали, очень тяжело. А потом слёзы счастья. Да, когда выигрываешь, это момент абсолютного счастья.

Биатлон я любила так: это вся моя жизнь!

Но, конечно, самый счастливый момент в моей жизни настал позже, с рождением ребёнка. Я посмотрела на его ручки и ножки и поняла: я в ответе за него, он мне дан навсегда. На многие вещи я стала смотреть по-другому. Я изменилась, и изменился мир вокруг меня.

Желание стать мамой во мне зрело задолго до рождения сына.

У меня бывало такое сильное чувство даже среди сезона: вся погружена в работу, и вдруг это мучительное «хочу-хочу-хочу».

В 2007 году я решила немного отдохнуть, прошёл год. После него приехала на сборы и там узнала, что у меня будет ребёнок. Я была абсолютно счастлива. Через неделю без всякого сожаления уехала домой. Встала на учёт, стала гулять, ходить, читать, ждать. А когда разрешили, начала ходить в бассейн, кататься на лыжах. Только недели за три до родов я перестала на лыжах кататься.

Родился Максим, и я через полтора месяца начала бегать, готовиться к Олимпиаде. Свекровь меня ругала — волновалась, что молоко пропадёт. Я и сама этого очень боялась. Много пила чая с молоком, специальные лактогонные смеси — только бы от физических нагрузок молока не стало меньше. Тренеры, которые меня готовили, очень помогали, верили в меня. Без их поддержки я бы ничего не смогла.


«Зеро» — элитный спортивный клуб, в который входят биатлонисты, выигравшие золотую олимпийскую медаль

И поддержка семьи была большая. У меня золотая свекровь, без её помощи я бы не смогла так спокойно готовиться к Ванкуверу — так сильно она помогала мне ежедневно и практически ежечасно с сыном! Потом она со мной ездила везде на сборы: в Эстонию, Финляндию, Болгарию, в Германию. С сыном я была вместе только первые 10 месяцев. Потом пришлось уехать. Было неимоверно тяжело, но всё, что я сделала, было продиктовано большой любовью к тому виду спорта, которым я занималась. И была вознаграждена: в Ванкувере выиграла вторую свою золотую медаль.

Рассталась я с большим спортом, когда сыну было три года, в 2012 году. Потому что понимала, что больше не смогу уехать. Хотелось сына видеть не по скайпу, не по фотографиям, а рядом быть. Было горько, что он подрастал, а я какие-то моменты пропустила. И я так набегалась. Наверное, самое сложное было в последний год вставать на зарядку.


«Биатлон-59» — первая советская биатлонная винтовка, созданная на основе винтовки Мосина

Прощай, двойная фамилия

Странно, конечно, что в таком графике вообще нашлось место личной жизни. Хотя мне, как, наверное, любой девушке, хотелось любви, но мы ездили с места на место, и романтических моментов было крайне мало. И свободного времени тоже. Тем не менее, в 2004 году я вышла замуж и даже сделала себе двойную фамилию. Это было не так-то легко и довольно муторно, потому что было связано с заменой паспортов, разрешения на оружие, визами и так далее.

С мужем мы расстались спустя восемь лет — такое бывает. Сейчас у меня другой брак. Фамилию я вернула девичью. Нет, я не могу сказать, что у меня разбились мечты из-за того, что закончился первый брак. Просто сейчас всё иначе, я стала более трезво по-женски смотреть на весь мир, появился определённый жизненный опыт. Любовь в жизни, наверное, сейчас у меня.

Женщина сильно меняется, когда есть мужчина, благодаря которому она чувствует особое состояние внутреннего комфорта, гармонии.

И не обязательно быть одинаковыми для этого. Важно, что тебе с этим человеком хорошо и просто, ты с ним такая, какая есть. Раньше было ощущение рамок. Вообще всю жизнь до момента окончания спортивной карьеры я ловила себя на мысли, что должна чему-то соответствовать. А за последние два года я поняла, что должна себя любить такой, какая я есть, не стремясь к чему-то только потому, что это выдумано тем миром, который всем пытается навязать что-то своё. Неокрепшим психологически людям это калечит судьбы. В жизни реальной всё намного проще и лучше.

Я радуюсь простым вещам. Например, в выходные мы всей семьёй катались на лыжах в лесу. Происходит такое душевное единение! А природа — это лекарство для души. Особенно для людей, живущих в мегаполисе. Я ведь пока не попала в сборную, всё лето проводила в деревне. Ездила за грибами и ягодами, на охоту, на рыбалку, пасла коз, косила траву, заготавливала сено, воду носила. Даже дрова колола и огород копала. У меня дядя — охотник-рыболов. Он меня всюду с собой брал. Незадолго до его смерти, в 2007 году, он водил меня слушать глухариный ток. Дядя Коля уже с палочкой ходил, но ждал, когда я приеду. Мы пробрались на болото и в четыре часа утра стояли и слушали. Я ружьё несла с собой, но никто не стрелял. Зорька прошла, и мы вернулись домой.

Хотя я и умею обращаться с оружием, но охота — это занятие не для меня. Однажды я поехала, несколько косачей подстрелила, но больше этого не хочу.

Не я их создала — не мне их жизнь забирать. Рыбалка — другое дело. Рыбку ловить люблю. С ней ведь кто кого перехитрит. В детстве в деревне это было любимым занятием. Как бабушка говорила: «Комаров пошли кормить». Ловили на хлеб карасей. И я все тонкости их поведения знала, и мы приходили всегда с рыбой домой.

Моя жизнь в спорте и жизнь теперешняя — это как две разные жизни, их невозможно сравнить. Спортивный этап, который был у меня, прекрасен. Возможно, что-то не удалось реализовать в личных гонках, но так ли это важно?

В жизни после спорта оказалось так много свободы выбора. Делай всё, что хочешь!

В прошлом году я в первый раз поехала в отпуск: сначала по путёвке в Турцию, потом на родину, затем с семьёй на машине в Анапу. Казалось так необычно, что я сама моделирую и планирую. И это тоже прекрасно.

 
ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!