Всем страшно

 Оппозиционер Михаил Касьянов — о выборах, смуте в России и играх по чужим правилам  29.05.2015, 10:59
&
были упомянуты
подходящие темы
Всем страшно
Фотографии Ильнара Салахиева

В мае стало известно, что несистемная оппозиция всерьёз решила взяться за регионы. «РПР-Парнас» и ещё ряд незарегистрированных партий (в том числе «Партия Прогресса» Алексея Навального) объявили о решении участвовать в региональных выборах в Новосибирске, Калуге и Костроме. В конце мая один из лидеров получившегося объединения — Демократической коалиции — Михаил Касьянов посетил Новосибирск для поддержки и координации местных активистов. В интервью Сиб.фм он рассказал об ущербности идеологии «Крым наш» и почему нынешние чиновники будут его поддерживать в случае прихода к власти.

Визит Михаила Касьянова в Новосибирск не задался. Незадолго до партийного мероприятия, намеченного на вечер 27 мая, офис «РПР-Парнас» окружили националисты и «православные активисты» — с лопатами и яйцами. Касьянов в офис не попал, предпочтя уехать, не выходя из машины. На следующий день у него была запланирована пресс-конференция для местных СМИ. О том, что она состоится, можно было судить по расположившимся рядом трём активистам с георгиевскими лентами и плакатами «Касьянова на нары».

Зал пресс-конференции — под охраной внушительных охранников, на входе просят предоставить журналистские удостоверения. На мероприятие попытался прорваться один из активистов НОД, однако ему отказали «без объяснения причин», дабы избежать провокаций. Мужчина не растерялся и присоединился к людям с плакатами, развернув свой. Впрочем, в зал всё равно попадает, например, съёмочная группа канала «Россия». «Ну, они что-нибудь придумают в американском направлении, это их тематика, они это любят», — отшучивается Касьянов, когда мы начинаем интервью.

Там на входе стоят довольно суровые активисты с оскорбительными плакатами. Они теперь везде за вами ходят?

Да уж, теперь это мои верные спутники! Эти, кто собрался сегодня, не согласны с моей позицией по Крыму и Украине, по отношению к пропагандистам с российского телевидения. Ничего, это со мной не первый раз. Когда я в 2008 году участвовал в президентских выборах, они вообще у моего дома дежурили и по всей стране за мной ездили. Грабли бросали под машину, такие, знаете, покушения на жизнь, можно сказать. Эти, которые стоят сегодня с плакатами, — к ним можно хоть подойти и подискутировать. А вот те, вчерашние, как вы говорите, «православные активисты», или, как я говорю, люди с угрюмыми лицами, — они априори не собираются ничего обсуждать. Странно таких людей видеть в Новосибирске!

После убийства Бориса Немцова актуальный вопрос — вам не страшно?


Михаил Касьянов был председателем правительства РФ в 2000-2004 гг.

Всем гражданам России сегодня в определённой степени страшно: у кого-то отбирают бизнес, избивают на улицах, кого-то сажают в тюрьму по сфабрикованному обвинению. Жизнь идёт, это не означает, что элемент страха, который есть у каждого нормального человека, останавливает нас. Мы продолжаем работать.

Кстати, у вас есть версия убийства Немцова?

Центральная власть и Владимир Путин пытается создать ощущение, что всё под их контролем. Эти ощущения ложные, не всё под контролем. Расправа над Борисом Немцовым у стен Кремля — хороший тому пример. Да, следователи говорят, что все следы ведут в Чечню. Я думаю, это сделано для того, чтобы мы боялись этих сил, которые также хотят иметь своё влияние в стране.


На митинг памяти Бориса Немцова в Новосибирске пришло порядка 250 человек

Вы приехали в Новосибирск, чтобы продвигать идеи Демократической коалиции. При этом вы ни слова не сказали о предвыборной программе, с которой коалиция пойдёт здесь на выборы. Вы в целом понимаете, с какими идеями нужно «заходить» в регион?

Я уверен, что наши местные соратники это понимают, а мы понимаем с федерального уровня проблемы всех регионов в целом. Наша позиция такова: мы не собираемся навязывать какую-то программу из Москвы. Мы задаём общую формулу, а начинка будет делаться здесь, на месте. Здесь много проблем, которые только новосибирцы и знают. Общая связана с тем, чтобы регионы стали по-настоящему самостоятельными, как это прописано в Конституции. К началу предвыборной кампании программа будет озвучена.

Но вам не кажется, что, избираясь в Новосибирске, проблемы развития федерализма, прямо скажем, не решить?

Сегодня в Новосибирске, завтра в Калуге, потом в Костроме, потом в Госдуме.

Теория малых дел?

Это не малые дела! (смеётся) Это просто реализация конституционных возможностей, которые у каждого гражданина есть.

Можно сказать, что оппозиция пошла в народ?

Я считаю, что мы и так в народе! Не только в Москве в пределах МКАДа, но и в регионах всегда были наши представители. Просто здесь сложнее работать.

А чем сложнее?

У вас здесь, скажем так, контроль за свободолюбием намного больше, нежели в Москве.

На пресс-конференции вы сказали, что новосибирский мэр Анатолий Локоть «встроился в систему» и перестал быть оппозиционным. Что вы имели в виду?

Он, будучи избранным мэром, сегодня, как я вижу, не проводит самостоятельную политику, так, как этого хотели бы граждане. Да, он не может решать федеральные вопросы, но ведь, например, разрешить или не разрешить Монстрацию — это-то его полномочия! А если он начинает её прессовать, то это означает, что уже другие люди принимают за него решения.

Но ведь мэр же не может махать шашкой направо и налево, ему, так или иначе, приходится взаимодействовать с остальными уровнями власти. Или вы за конфронтацию?

Взаимодействовать обязательно надо, но вопрос в том, что в ситуации, которая сегодня есть в стране, фактически независимым мэром быть невозможно. Он не может исполнить никаких обещаний, которые он дал на выборах, потому что у него нет ресурсов.


Борис Немцов, будучи депутатом Ярославской областной думы, добился увольнения вице-губернатора и повышения прозрачности бюджетных трат на здравоохранение

Другой вопрос, что есть какие-то принципиальные вещи. Мэр должен был заступиться за Монстрацию, должен думать о свободе самовыражения жителей города вообще. А он не хочет этого делать, потому что боится вступить в конфликт с другими участниками вертикали власти.

Если вы пройдёте в местное заксобрание, будете встраиваться в эту вертикаль?

Заксобрание — это другое. Фракция будет оппозиционной, то есть ей не надо ни с кем ничего согласовывать. Депутаты выступают со своими инициативами и добиваются, чтобы эти инициативы были приняты. Поэтому там для оппозиционной деятельности гораздо больше пространства.

В самом начале, когда было объявлено о создании Демократической коалиции, Алексей Навальный говорил о том, что в Новосибирске можно получить 2-3 мандата. Вы согласны с этим?

Да, именно так, если реально смотреть на вещи.

Насколько эти 2-3 мандата будут видны со своими законодательными инициативами?

Ну, право на инициативы они получают сразу же. Большинства нет, но инициатива есть. Это и есть смысл избрания.

На какой электорат вы рассчитываете?

Наша электоральная база — треть населения страны. Мы лишены возможности использовать телевизор, и поэтому наша информация попадает к людям только через личное общение или интернет.

Почему нас в телевизор не пускают? Потому что интернетом пользуются 50 млн граждан, из них только 5 процентов используют интернет как средство получения информации, остальные так, для развлечения.

Эти люди живут в крупных городах. Поэтому мы замкнуты электоратом, который пользуется интернетом и ещё «Эхом Москвы».

Но если удастся показать себя здесь, в Новосибирске, и в других местах, донести свою позицию до людей, то они начнут «просыпаться». Они поймут, что можно не только «валить», но и пытаться что-то менять. И тогда наша электоральная база постепенно увеличится до 30 процентов населения. Более и не надо!

По-вашему, каково сейчас отношение народа к оппозиционерам вроде вас?

Часть народа нас поддерживает, другая часть не хочет даже загружать себя этими проблемами. Но скоро они начнут понимать, что происходит вокруг в реальности, и число наших сторонников будет увеличиваться.

А как вы относитесь к тому, что вас называют «национал-предателями», «пятой колонной», «агентами Госдепа» и так далее?

Такие ярлыки на нас наклеил прежде всего Путин, и часть народа сейчас вторит этому. Да, так работает эта пропаганда. Я отношусь к этому резко отрицательно.

Мы не национал-предатели, а истинные патриоты страны. За национальные интересы сегодня выдаются ложные вещи, которые просто вбиваются в умы людей пропагандой.

У вас есть версия, зачем это тем, кто занимается пропагандой и заказывает её? Ведь понятно же, что это тупиковый путь.

Да, но это способ удержания власти. Они думают о сегодняшнем дне, они не думают о перспективах развития страны. При этом они хотят удерживать собственную власть из-за проблем, которые накопились в стране. В этих проблемах всегда проще всего обвинить внешнего врага. Вот вам и Украина, США и другие западные страны.

Эти проблемы нужно перенести на кого-то, в любом таком авторитарном режиме и в любом примере в истории это всегда внешний враг. Украина является местом борьбы с этим врагом, а враг — это США, ну и другие западные страны.


«[Чиновники] приходили ко мне и говорили, требовали убрать Касьянова из правительства: «Мы с этим жуликом работать не будем вместе. Или он, или мы». Владимир Путин, 2011 год

Тем не менее статистика нам говорит, что 80-85 процентов россиян — за Путина, за Крым и так далее. Что вообще можно сделать, чтобы формулу «Крым наш» перевести в, например, «Касьянов наш»?

Нет, ну в «Касьянов наш» не надо, конечно. (смеётся). Смотрите, во-первых, я не верю в 84 процента. Но вижу, что много людей, даже образованных, действительно исповедуют формулу «Крым наш». Даже в общении со мной они говорят: «мы ненавидим Путина...»

Но Крым наш?

Да, Путин уйдёт — а Крым наш. Справедливо же? Но это ложная справедливость. Это несправедливо по той простой причине, что Крым не является тем, в качестве чего нам преподносит власть. Крым был в составе России всего 250 лет, и последние 25 лет полуостров — это часть Украины. И никаких, так сказать, исторических корней, которые нам пытаются преподнести, вековых каких-то скреп, там нет. Да, я тоже считаю, что Севастополь — город русской воинской славы и так далее. То, что там находится наша военная база— это хорошо. Но то, что в XXI веке проблемы решаются через аннексию — это просто недопустимо, говорим мы о Крыме или о чём-то ещё.

Если сейчас эту логику продолжать, то совершенно ясно, что возникает вопрос в отношении Калининградской области, в отношении Сахалина. Я не хочу отдавать Сахалин. Я не хочу отдавать Калининградскую область. Да и все адекватные люди не хотят. Всё, переделы границ закончились, мировые войны закончились. Но Путин фактически провоцирует новый передел.

И при всём этом, говоря, что во власти — жулики, вы де-факто соглашаетесь играть по их правилам, например, участвуя, как вы говорите, в не очень свободных выборах. По сути, в самом начале вы оказываетесь в заведомо проигрышной позиции, разве нет?

Это вам кажется, что соглашаясь играть по этим правилам. Я не соглашаюсь! Мы готовы играть по правилам, которые написаны в нашей общей Конституции. Просто интерпретация этих правил властью —неправильная, вот и всё. И поэтому мы им говорим — законы, которые вы принимаете, не являются соответствующими Конституции, они противоречат духу Конституции, а иногда даже и букве.


Регистрация кандидатов
на праймериз Демократической коалиции идёт сейчас

Часто приходится слышать, что Россия без Путина невозможна. Что скажете?

На самом деле перспективы самые радужные (смеётся). Если граждане сделают выбор и изберут приверженцев европейского выбора для России, у нас широкие перспективы. Россия — это часть мирового сообщества, от него надо не отгораживаться, а использовать весь полученный опыт, а также иностранные инвестиции.

Вы наверняка знаете, что после любого сильного правителя наступает смута в том или ином виде. В случае с Путиным надеетесь обойтись без неё?

Весь вопрос в том, как мы производим смену власти. Если изменения будут плавными — в том числе через выборы в Новосибирске, то всё нормально, смуты не будет.

Но если нас будут продолжать закатывать в асфальт, всех нас, и держать, так сказать, за идиотов, то рано или поздно терпение закончится — тогда и будет смута. Вот тогда перспективы у нашей страны негативные, вплоть до распада.

Смотрите, Путин — это ведь уже даже не один человек, и не его команда, а целая система, в которой все всех боятся. Допустим, команда уйдёт, а с системой-то что делать?

Знаете, если завтра мы объявим, что всё, конец этой власти, то все эти чиновники выстроятся в ряд и скажут «готовы служить новой власти». Так это и будет. У них повально проснутся какие-то другие чувства, потому что они привыкли подстраиваться. В общем, если власть рушится сегодня, утром мы её подбираем и днём у нас уже будет новое правительство, которое готово взять ответственность на себя.

 
ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!