Серьёзный комедиант

 Музыкант Алексей Игудесман — о физкультуре в концертном зале  29 апреля, 07:00
подходящие темы
Серьёзный комедиант
Фотографии Сергея Мордвинова

В рамках Транссибирского Арт-фестиваля Новосибирск посетил австрийский скрипач, дирижёр и композитор Алексей Игудесман. Его комедийный дуэт с пианистом Юнг-Ки Джу имел успех не только на ведущих площадках мира, но и в интернете: канал музыкантов на YouTube собрал уже более 30 миллионов просмотров. В сотрудничестве с кинокомпозитором Хансом Циммером Алексей написал музыку к фильму Гая Ричи «Шерлок Холмс», которая была номинирована на премию «Оскар». В Новосибирске зрители фестиваля увидели мировую премьеру его авторской программы «Вальсы мира». Корреспонденту Сиб.фм Алексей Игудесман рассказал, зачем публике нужна физкультура, почему музыкантам важен YouTube и как шутить с помощью музыки.

Многие считают, что классическая музыка — это консервативная вещь, её нужно играть серьёзно и строго. Это точно не про вас. Как вам кажется, должны ли всё же быть какие-то рамки, или можно делать что угодно?

Я считаю, что даже фраза «классическая музыка» уже не имеет права на существование. Думаю, что есть просто хорошая музыка, а есть плохая, или музыка, которая нравится или не так нравится каждому. Если вспомнить, какой была классическая музыка во времена Бетховена или Моцарта — она была очень свободная. В концерте было типично услышать одну часть симфонии, потом кто-то пел арию, потом кто-то выступал с шутками. Например, на премьере скрипичного концерта Бетховена после первой части скрипач перевернул скрипку и играл с другой стороны. Почему? Чтоб люди посмеялись, чтоб стало немного полегче, появилась приятная атмосфера. Раньше это было нормально. Камерная музыка игралась в салонах, где люди пили или ели.

Сейчас все говорят: «Ой, молодые люди не слушают классическую музыку».

Ну понятно, потому что на концерте бывает атмосфера, как будто кто-то умер.

Я считаю, что музыка (неважно, какая) — это всё время вещь прекрасная, которая даёт ощущение праздника. Каждый концерт, который я играю, для меня — праздник. Надеюсь, что и для оркестра, и для публики. Это не значит, что я не уважаю других музыкантов, которые делают по-другому. На самом деле я тоже очень серьёзный музыкант, но могу и смешные вещи делать: я ещё и серьёзный комедиант. Мне очень нравится комбинировать разные жанры, разные типы театральности.

Как не переборщить с юмором и не сделать так, чтоб вышло пошло?

Это всё — вопрос вкуса. Но я считаю, что если ты как музыкант действительно любишь музыку и это показываешь публике, тогда понятно, что ты не издеваешься над музыкой, а смеёшься с её помощью. Поэтому в концерте я пробую делать разные типы музыки и разные типы юмора. Для меня в последнее время очень важна сцена: как всё выглядит, как себя ведут музыканты. И из-за этого танец тоже очень важен в моих программах. В этот раз я пригласил молодую, но ужасно талантливую танцовщицу Манахо Шимокава, она японка, но училась в Австрии. Хотя она танцует в стиле contemporary, я называю её «танцовщица-хамелеон». Так же, как я в музыке, она любит танцевать в разных стилях и комбинировать их. Я думаю, это было интересно увидеть публике в Сибири: какие разные возможности есть в танце.


Contemporary dance — вид современной хореографии, в основе которого — импровизация

Много ли места в ваших выступлениях занимает импровизация?

Мы очень много репетируем, но в то же время импровизация важна, хотя это импровизация в значительных рамках. Для Манахо импровизация — это самая нормальная вещь. Из-за этого каждый вечер она всё делает немного по-другому. Но она должна точно знать, в какой момент где должна стоять, когда ей нужно пойти в публику. Для меня и для Манахо важно иметь свободу и импровизировать. Мы это делали в Вене и делаем здесь: просим публику, чтобы они дали нам тему — музыкальную или из жизни — и делаем импровизацию на скрипке и с танцем.

Нам важно, чтобы публика почувствовала себя частью программы: она должна и танцевать, и хлопать, и мы с ней даже будем делать физкультуру. Когда публика слишком долго сидит — это не так полезно для спины. Мы считаем, что можно и посмеяться, и подвигаться в зале. Каждый концерт должен быть чем-то особенным для нас, музыкантов, и для публики.

Как зрители реагируют на такое? Они же явно привыкли к другому.

Если человек получает что-то, к чему не привык — это приятная вещь. Мы живем в этой жизни не так уж много лет: кто-то побольше, кто-то поменьше. И если мы будем делать только вещи, к которым привыкли, для чего мы тогда живём? Зачем тогда идти на концерт? Чтобы поспать немножко? Для этого можно остаться дома и послушать записи. В моих концертах времени, чтобы поспать, не будет.

Вы не только музыкант, но и успешный композитор. В какой момент вы перешли от исполнения чужих произведений к написанию своих?

Мое первое произведение, изданное на Universal Edition, я написал в 14 лет. Я всю жизнь пишу, моя музыка — это полистилистика. Я люблю разные стили, на каждых гастролях я встречаю музыкантов из этой страны, слушаю их музыку и учусь ей. То же самое с танцами. В этот раз мне очень приятно работать с Андреем Кугаевским [домрист, профессор Новосибирской государственной консерватории им. Глинки — прим. Сиб.фм], который так прекрасно играет на русских национальных инструментах. Я хочу побольше узнать о русской культуре, и в этот раз вместе с Манахо мы хотим встретиться с исполнителями русского народного танца, чтобы научиться и привнести в свою программу русскую культуру, которую не знают в других местах и в других странах.


Universal Edition — крупнейшее в мире музыкальное издательство, основано в 1901 году в Вене

Что важнее всего в хорошей музыке: композитор, мастерство исполнения или то, как это всё в итоге выглядит?

После того как композитор написал музыку, она ему уже не принадлежит. Без исполнителя это просто какие-то ноты на бумажке. Как композитор я много раз видел, что я сам необязательно лучше других знаю, как играть мою музыку. Это потому что представление в голове очень отличается от жизни. Исполнитель должен перевести эти ноты, они ничего не значат без музыканта и без публики. То, как всё выглядит на сцене, тоже важно. Даже не то, как выглядит, а этот контакт, энергия, которую даёшь и получаешь от публики. Об этой вещи люди думают слишком мало. Это огромнейшая энергия, которая ходит в обе стороны. Очень важно взять публику с собой, потому что она хочет пройти с тобой этот путь. Многие исполнители думают, что всегда нужно иметь дистанцию со зрителем, а я считаю, что нужно взять его с собой. Конечно, этому помогают и свет, и декорации.

1717 — год создания скрипки Santo Serafin, на которой играет Игудесман

Влияет ли на вас место выступления? То, что вы делаете на сцене, например, в Карнеги-холле, будет отличаться от того, что увидят зрители в Новосибирске?

Конечно, каждый зал имеет свою историю и свою атмосферу. Это не значит, что нужно менять целую программу, но я это учитываю. В Карнеги-холле я думаю, нужно сыграть эту пьесу, потому что там она звучит и подходит. В вашем прекрасном зале филармонии я играл два года назад, и уже тогда продумал программу, которую привёз сейчас. С самого начала я думал о том, что именно здесь будет звучать и выглядеть хорошо.

В любой публике есть много похожего: все любят слушать музыку, и смеяться всюду любят. Но есть другая атмосфера, это очень трудно сказать словами, это на уровне чувств. Я очень чувствую публику. Иногда она бывает потруднее, но если зрители хорошие и тёплые, даже если ты устал с дороги, ты открываешь глаза, и тебе дают такую прекрасную огромную энергию, что чувствуешь себя, как будто тебе десять лет.


Роман Столяр — об искусстве импровизировать

Есть ли что-то в музыке и творчестве, что вы ещё не делали, но очень хотели бы попробовать?

Я хотел бы побольше научиться фламенко. В июне мы с Манахо поедем в Севилью, чтобы научиться ему у настоящих профессионалов. Также меня очень интересует русский фольклор. У меня есть заказ написать произведение «Свита русских танцев» для квартета саксофонов с роялем. Из-за этого я сейчас начинаю изучать разные типы русских танцев и музыки.

Как активный пользователь соцсетей вы можете объяснить, почему ваши видео на YouTube набирают миллионы просмотров?

Социальные сети помогают: можно налаживать контакты с музыкантами во всём мире. YouTube сейчас — это тоже важное место для работы, чтобы показать себя и свои возможности. Многих музыкантов, с которыми я работал, я нашёл на YouTube, и меня так находили.

Количество просмотров сложно спрогнозировать.

Можно сказать: «Ой, 40 миллионов человек посмотрели моё видео». А кошку, которая играет на рояле, посмотрели 80 миллионов. Может, она лучше, чем я?

Очень трудно отследить динамику, почему люди смотрят твои видео, и как-то это спланировать. Просмотры — это не самое полезное. Очень важно делать вещи, которые ты любишь, и стремиться, чтобы они были хорошего качества.

Вы приезжаете в Новосибирск в третий раз. Это стечение обстоятельств или чем-то он вам приглянулся?

Мой дедушка из Сибири, тут есть моя кровь. И как-то так получилось: я увидел, что люди здесь очень приятные и тёплые. Иногда, когда я еду на гастроли в Москву или в Питер, где я родился, вижу, что люди там более строгие. А тут я чувствую, что меня ждут с распростёртыми объятиями.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!