Нужно быть скромнее

 Чему может научить россиян дружба с Китаем  20 июня, 07:00
были упомянуты
подходящие темы
Нужно быть скромнее
Фотографии Анастасии Фёдоровой

Выдающийся российский востоковед, преподаватель Новосибирского госуниверситета Ольга Фролова награждена двумя орденами. Один российский — «За заслуги перед Отечеством», другой японский — «Орден Восходящего солнца». Эти две награды как нельзя лучше отражают жизненный путь Ольги Павловны — более 40 лет она занималась укреплением отношений России с Китаем и Японией и популяризацией культуры восточных стран в нашей стране. В преддверии 85-летнего юбилея Ольга Павловна рассказала корреспонденту Сиб.фм, откуда в России взялись суши-бары, почему у нас перестают готовить японистов, и к чему может привести дружба с Китаем.

Ольга Павловна, что вообще за наука — востоковедение? Почему она существует в стране, которая к восточным не относится?

Почему же не относится? Географически Россия состоит из западной и восточной части, и сами страны Востока это признают и считаются с этим. Так что я не вижу ничего необычного в том, чтобы изучать страны Востока в России.

500 млрд долларов — прогноз объёма вложений китайских средств к 2020 году. Китай является лидером по объёму иностранных инвестиций в Россию

С точки зрения того, чем занимается востоковедение — это и история стран Востока, и языки, и обычаи, и традиции. Здесь очень много всего. Опять же, нужно понимать, что Восток не ограничивается Японией и Китаем. Это и Иран, и Монголия, и Сирия, которая сегодня на слуху. Просто в Новосибирске зародилось и было хорошо представлено, в том числе моими стараниями, изучение Японии и Китая, поэтому вы в первую очередь вспоминаете про них.

А как оно зародилось?

Это тесно связано с моей биографией. Я родилась в Маньчжурии, в семье русских эмигрантов. Росла вместе с китайскими детьми, а училась в японской гимназии. Потом японцы из Маньчжурии ушли, к власти вернулись китайцы, а я поступила в Харбинский политехнический институт, где углублённо изучала китайский язык. В 50-е годы наша семья приехала в СССР, но тут знание китайского и японского языков оказалось никому не нужно, все учили английский. Тогда я получила второе высшее образование в Новосибирском педагогическом институте, и в итоге знаю четыре языка — английский, немецкий, китайский и японский.

В 60-е годы, когда я уже работала в НГУ, в Академгородке начали появляться японцы. Так получилось, что кроме меня никто не знал японского языка, и я выступила переводчиком. Правда, японцы обратили внимание на то, что языком я давно не пользовалась, и чтобы я могла освежить знания, посол Японии, господин Ямада, прислал мне потом учебники. По ним я и начала преподавать японский язык в НГУ, чуть раньше появилась и китайская группа. Вот с этого всё и началось.

То есть, вы фактически основоположник востоковедения в Новосибирске?

Да. Степень кандидата наук я получила за изучение китайского языка, а когда писала диссертацию, у меня даже научного руководителя не было. Защищать диссертацию я приехала в Москву, и сказала тамошним специалистам: «Дайте мне руководителя». Они сказали: «Не нужен вам никакой руководитель, вы сами руководитель».

Что вы как преподаватель считаете важным донести до студента, помимо знания грамматики?

Я всегда стремилась показать ученикам культуру того народа, язык которого они изучают. Это очень важно, поскольку ознакомление с культурой страны вызывает интерес к ней, что, в свою очередь, побуждает изучать язык. Но я не только преподаватель, который приходит к определённому часу, читает студентам лекцию и уходит. Выражаясь современными терминами, я специалист по межкультурной коммуникации. На этом поприще я работала с Иваном Индинком, когда он возглавлял город и область, потом с Виктором Толоконским. Новосибирск тогда стал побратимом японского города Саппоро, и у нас в городе появился центр «Сибирь-Хоккайдо», где изучают японский язык и японскую культуру.


Саппоро — четвёртый по величине город Японии

Этого всего вряд ли удалось бы добиться, если бы я просто вызубрила язык. Глубокое понимание специфики народа, с которым общаешься, необходимо любому специалисту-переводчику.

В случае с Японией и Китаем способен ли вообще иностранец добиться такого глубокого понимания, вникнуть в менталитет этих народов?

Это сложный вопрос. Выучить английский или немецкий языки — это одно. С восточными языками и восточными народами всё сложнее.

Я думаю, здесь всё зависит от человека: как он занимается, как относится ко всему этому. В любом случае, это процесс очень непростой и требующий огромного желания и огромных трудозатрат, и, конечно, немногие здесь становятся специалистами.

Сегодня многие хотят стать высококлассными переводчиками, выполнив некую минимальную программу. Это плохо.

Это тем хуже оттого, что сегодня востоковедение у нас находится в некотором запустении, и этой минимальной программы в сегодняшнем её виде катастрофически недостаточно. Элементарно мало часов изучения языка.

А что происходит с востоковедением? Почему оно в запустении?

В Новосибирске мало специалистов. В этом году японский на Факультете иностранных языков НГУ уже не преподают. Китайский, к счастью, есть, но здесь тоже всё не слишком хорошо. Не сказать, что совсем никого нет, но это определённо не то, что было раньше.

Специалисты немолоды, и это тенденция не только Новосибирска. Похожая картина складывается в Москве. Большинство специалистов — или люди моего возраста или поколением младше, то есть тоже уже не юные. Я в последние годы не занимаюсь преподаванием, работаю в университете консультантом, а в этом году и вовсе ухожу на пенсию. В Москве раньше набирали буквально по пять человек — конечно, это позволяло больше времени уделять каждому студенту и готовить действительно грамотных специалистов. Но сегодня этих специалистов почти не осталось.

215 млрд долларов потратили китайские туристы за рубежом в 2015 году

Как же до такого дошло?

Дело в политике. В 90-е годы я занималась организацией так называемых хоумстеев — культурных обменов, когда россияне ездили в Японию, а японцы приезжали к нам. Проводила вечера японской культуры. Сейчас всего этого гораздо меньше, ведь контакты с Японией сократились на уровне государств. А раз мало контактов, значит, и специалистов много не нужно, их никто не будет готовить.

Почему так получилось, мне трудно судить, я не политолог. Но Япония — богатая и гордая страна, которая делает то, что хочет. Видимо, сейчас активно развивать с нами отношения не в её интересах. Я ощущаю это даже по сокращению общения со своими японскими друзьями.

И это всё на фоне популярности в России суши-баров, аниме и других проявлений японской культуры?

Это тоже проходящая популярность. Да, она появилась именно тогда, когда пришли японцы, у которых были деньги. Нам Япония тоже была интересна, и вся эта волна популярности японской кухни и японской массовой культуры, о которой вы говорите, отсюда и возникла. Но сейчас эта мода если и поддерживается, то по большей части россиянами, не японцами.

Хорошо, но если с Японией у нас отношения охладились, то с Китаем ведь наоборот? «Разворот на восток» прежде всего ведь к Китаю относится.

Да, разворот на Восток оправдан. Но не нужно строить иллюзий, нужно понимать, что Китай к нам относится осторожно и сдержанно. Как и мы к нему, впрочем. Во времена СССР это была искренняя дружба, я помню, как китайские дети мне радовались, суетились вокруг.

Мы устраивали пионерские сборы, и эти дети руки мне целовали. Было даже неловко.

Сейчас этот народ изменился, они держат определённую вежливую дистанцию. Я считаю, что дружить с Китаем, безусловно, нужно. Но надо помнить, что Китай стремится дружить со всеми. Когда распался Советский Союз, они это очень явно показали.

А как при отсутствии специалистов-востоковедов мы вообще строим отношения с Китаем?

Ну, во-первых, есть же центры востоковедения в Иркутске, во Владивостоке. Там это направление сильнее. Во-вторых, сами китайцы с удовольствием учат русский язык. Я преподавала русский язык китайцам, и могу сказать, что разница между нашими студентами и их студентами очевидна. Китайцы более усидчивы, более старательны, трудолюбие — очень сильная их черта. Но наши, надо сказать, несколько поумнее.


Лаовай — так в Китае называют гостей-иностранцев

Отношение китайцев к русским осторожное не только на государственном уровне? В массовом сознании этого народа с нами тоже принято вести себя сдержанно?

Верно. Они осторожничают и не считают, конечно, русских своими лучшими друзьями, хотя они, в целом, очень добрый и приветливый народ. Да, мы видим сегодня в Москве, в Санкт-Петербурге очень много китайских туристов, это говорит об определённом интересе к России. Но это обусловлено тем, что китайцы стали богаче и хотят посмотреть мир. То есть Москва для них не какая-то Мекка, это просто один из городов, которые им хотелось бы посетить.

Китайцы близки нам по духу, но в их традиции что-то умолчать, не сказать лишнего. Русские же открыты, всё нараспашку. Мне кажется, нам нужно быть несколько скромнее.

Мы тоже дружелюбны, это у нас общее, но у китайцев, которые умеют сдержаться, дружить со всеми лучше получается.

Как вы оцениваете перспективу отношений россиян и китайцев?

Я не знаю, как они будут складываться, но по опыту могу сказать, что для всего нужна политическая воля — для выстраивания отношений и с японцами, и с китайцами. Если будет сформировано на государственном уровне это желание сторон — вернутся и контакты с Японией, и отношения с Китаем будут крепнуть. Появится и больше специалистов-востоковедов, которые будут укреплять культурные связи, будет и массовый интерес к другой стране, всё это придёт. Если только на высшем уровне соответствующие шаги будут делаться.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!