Я сам назвал себя Мусорщиком

 История создателя мусороперерабатывающего завода  26.08.2011, 06:25

Маша Сорокина
журналист
подходящие темы
Я сам назвал себя Мусорщиком

После публикаций в прессе житель Новосибирска Виталий Ильич Самков, старожил Нижней Ельцовки, стал очень знаменит. Соседи встречали его как звезду телеэкрана, а родственники искренне гордились. Прославился Ильич тем, что в 2009 году в своем тесном гараже создал целый мусороперерабатывающий завод. Однако известность обернулась не лучшей стороной — после сотрудничества с предприимчивой молодежью не стало ни завода, ни гаража. Теперь Ильич живет в Бердске, строит баньку по собственной технологии, пьет кофе с супругой Галиной Евграфовной и в 72 года организовывает новое дело по переработке вторсырья в Каинке, неподалеку от Академгородка.

Аппарат по измельчению органики и пластмасс соседствовал в гараже Ильича с комплексом устройств по переработке пластика, бумаги и древесных опилок. Там можно было измельчить все, что душе угодно, даже мягкие металлы. Уникальность аппарата заключалась и в том, что абсолютно все, вплоть до мельчайших деталей, Ильич сделал собственноручно вместе со своим другом Валерием Ромашовым.

— Исходный материал для аппаратов мы нашли на свалках Советского района, там этого ненужного добра навалом, — смеется Ильич. Страсть к изобретательству и точным наукам появилась у него еще в юном возрасте. Сначала в ремесленном училище выучился на кузнеца-штамповщика, затем проработал семь лет на Новосибирском электромеханическом заводе, после — на «НииХимМаш», где с нуля создавал конструкторский отдел, разрабатывая аппараты по улавливанию пыли и очистке различных жидкостей.

Первое, что придумал Ильич еще в возрасте 23 лет, были транспортерные ролики для использования в любых транспортных средствах, например, конвейерах. Однако запатентовать изобретение не получилось — их уже делали во Франции.

— Но я все равно ходил и гордился — вон, в самой Франции такие ролики делают, а я такие же в России придумал! — восклицает Ильич. Это подвигло его окончить Новосибирский общественный институт патентоведения.

Золотая рыбка Наташа и разбитое корыто

К 2009 году в гараже пенсионера появился целый мусороперерабатывающий завод. Партнеров по бизнесу, узнавших об Ильиче из прессы, и просто интересующихся людей — хороших и не очень — вдруг стало хоть пруд пруди.


По утверждению портала openbusiness, рентабельность мусороперерабатывающего бизнеса доходит до 50%, а вложенные деньги можно отбить за несколько месяцев

— В декабре 2009 года, — вспоминает Ильич, — пришел к нам Владимир Ломбард, замдиректора филиала Специального конструкторско- технологического бюро (СКТБ) «Наука». Предложил поднимать науку переработки вторсырья сообща. Я им разработки, они мне — деньги, помещения, рабочих и прочие блага цивилизации для неизбалованных жизнью конструкторов-механизаторов.

Естественно, Ильич, в данном случае — наивный пенсионер, незамедлительно согласился, технику из гаража быстро перевезли, и он занялся любимым делом — в тепле и чистоте. Но не прошло и года как двери СКТБ «Наука» наглухо закрылись, Наталья Белкина, директор технологического бюро, исчезла, а вместе с ней и аппараты.

Позже Ильич узнал, что два из них продали в Калининград за 200 тысяч рублей, из которых он не увидел ни копейки. А между тем, нашел этих покупателей в свое время именно пенсионер. Еще два аппарата до сих пор пылятся на складе «Науки» — их ему так и не отдали.

Свалка — бездонное дно для изобретателя

Но, как говорит сам Ильич, «мысль убить нельзя, она все равно движется». Остатки аппаратов теперь хранятся в его мастерской на дачном участке в Бердске, их выдали разработчику как «ненужный производству хлам».

Участок Самковых богат на металлы — тут их около тонны. Галина Евграфовна, муза всей жизни Ильича, приговаривает: «Если ничего из них не сделаешь, сдам на металлолом!»

— Она часто ворчит, но зато поддерживает меня во всем с самого первого дня, — улыбается Ильич. Новую баньку в Бердске он тоже строит по своей технологии: вместо обычной штукатурки наносит на доски бумажную вату — специальный состав из писчей бумаги, картона и цемента. Изобретатель уверяет, что тепло такая вата держит лучше штукатурки, ложится на любую подложку, а в случае пожара горит крайне медленно.

Успевает пенсионер хозяйничать и в мастерской. Совсем недавно он вдохнул жизнь в новое устройство — мельницу для фермера, в народе ее еще называют крупорушка. Конструкция Ильича чем-то напоминает небольшую, слегка ржавую мясорубку. «По сути, это большая кофемолка для перемола любых сыпучих материалов», — уточняет он.

В промышленном производстве крупорушки слабы — стоит попасть комкам грязи, как машина стопорится.

«Крупорушка Ильича» способна перемолоть даже конденсаторы от старых телевизоров, сделанные из тантала и ниобия.

Их-то он и скармливает устройству в своей мастерской, говорит, что самостоятельно превратил в порошок уже не один десяток килограмм конденсаторов. Крупорушку, как и остальные аппараты, Ильич изготовил с нуля собственноручно. Все исходные материалы нашел на свалках: «если там хорошо порыться, можно миллион крупорушек сделать!»

Дед Марушка, Галина Евграфовна и кот Дымок


Из материалов, найденных на свалке, бразильский бомж собрал автомобиль

— Мастеров-конструкторов у нас в семье мало, мой отец любил играть на гармошке, и был ценителем женской красоты. Руководил тракторной бригадой перед войной в колхозе, — объясняет Ильич. — Так что талант, вероятнее всего, передался от него и прадеда Марушки.

Вообще-то, прадеда звали Марк, но в селе, где он жил, дали такое вот прозвище. А вот самому Виталию Ильичу передать свои знания, кроме как другим изобретателям, пока некому. Старшему сыну это неинтересно, а младший, на которого у отца были все надежды, ушел из жизни в 35 лет — миопия сердечной мышцы.

— Он все время говорил мне, — вспоминает Ильич, — «Давай научу тебя чертежи на компьютере делать?» А я отвечал: «Зачем мне это? У меня ведь ты есть!»

Однажды сын работал на циркулярке, а Ильичу в какой-то момент показалось, что она падает. Он подбежал «придержать» инструмент и в один миг наполовину обрезал пальцы левой руки. «Тогда все знали: раздается истошный крик — это Ильич в машине скорости переключает по пути на работу, — вспоминает он. — Ни дня не пропустил из-за травмы».

А потом сына не стало. Но рядом верная Галина Евграфовна, хозяйственная и разговорчивая бабушка, которой на вид дашь не более 60, хотя ей уже 74 года.

— Никто не верит! — смеется Галина. — Только когда узнают, что старшему сыну уже 50, а правнучке четыре годика, с недоумением соглашаются.

Ильич женился на Галине Евграфовне еще в 19 лет, все тогда говорили, мол, рано выскочила — пожалеет. А они уже справили золотую свадьбу, воспитали двоих сыновей и до сих пор с энтузиазмом копаются в грядках, строят баню и планируют расширять производство по переработке вторсырья в Каинке.

Каинка: мусорные войны

После СКТБ «Наука» Ильич долго не хотел ни с кем связываться — купил участок в Бердске и занялся домашним хозяйством. Однако руки по-прежнему просили дела, а голова придумывала новые идеи. В 2011 году Ильич познакомился с молодым предпринимателем Алексеем Медведевым — вместе они решили сделать в Каинке небольшую частную фирму по переработке пластиковых бутылок и сбыту «дробленки». Из нее можно делать ленту для упаковки строительных материалов — к примеру, кирпича, сибита, — и много чего еще.


Из измельченных пластиковых бутылок делают ленту для упаковки строительных материалов

Производство запустили в мае 2011 года: за день тут измельчают по 8 тысяч бутылок. В обшарпанном и неотапливаемом здании живут и работают трое рабочих-энтузиастов. На стенах — иконы, в шкафу — православная литература.

— Я сам читаю и им привожу, — объясняет Алексей. Стойкие профессиональные кадры в Каинке редкость.

— Одного выгонят за пьянку, другого, как говорится, за гулянку, — добавляет Ильич. Работа не из приятных — собирать, сортировать и измельчать грязные бутылки, привезенные с близлежащих свалок и пляжей.

Полноправными соседями рабочих являются тараканы — рыжие прусаки, которых партиями завозят вместе с бутылками. Тараканы знают производство не хуже рабочих — сидят, смотрят, контролируют процесс.

Бутылки приходится закупать по баснословной для такого товара цене — по сути, чтобы обеспечивать само существование свалки и зарплату бомжам, которые собирают там пластмассовую тару.

— О прибыли говорить рано, — грустит Алексей, — пока одни убытки. Закупаем на свалках фактуру по 200 рублей за мешок, когда красная цена ей — 60.

К тому же, начав дело, столкнулись с неприятным обстоятельством.

Весь мусор в Новосибирске фактически монополизирован и «кому-то» принадлежит. За него приходится вести ожесточенную войну.

Заветная мечта Алексея, чтобы мусор, который можно использовать вторично, не доходил до свалок, а сразу распределялся по перерабатывающим производствам.

5,8 миллиардов рублей потратят на утилизацию отходов в Новосибирской области в ближайшие 5 лет

— Тогда и денег, и энтузиазма прибавится, — уверен он. — Вот я бы без Ильича сюда и не сунулся, попросту не осмелился бы заварить такую «кашу» без его советов и опыта. Дело нужное, плохо, что это далеко не все понимают.

Давно, лет десять назад, Виталий Ильич сам себя окрестил Мусорщиком: «Однажды прочитал книгу, в которой были космические корабли-мусорщики. Мне эта идея понравилась, я решил назваться так же...». Ильич надеется на то, что его разработки не пропадут даром, а когда люди наконец-то поймут, что отходы потребления могут накрыть их с головой, старого доброго Мусорщика в Новосибирске еще вспомнят.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!