Лучезарники

 Мир и война «Звенящих кедров России»  11.03.2012, 07:54
были упомянуты
подходящие темы
Лучезарники
Фотографии Александра Бендюкова

Несколько дней назад в редакцию Сиб.фм обратились члены сельскохозяйственного кооператива «Лучезарное», которые мечтают образовать родовые поместья и жить в них, неподалёку от села Старый Искитим Новосибирской области, как учит в своих книгах бывший новосибирский фотограф, предприниматель Владимир Мегре. Участники кооператива говорили о рейдерском захвате. По их словам, компания, принадлежащая депутату местного заксобрания, пытается забрать у них землю с целью дальнейшей перепродажи. Корреспондент Сиб.фм наблюдал за бытом «лучезарников» и пытался разобраться в ситуации.

Ранним утром в воскресенье мы с жителями поселения едем в «Лучезарное».

По дороге разговариваем о животных, грядках и о том, что сорняки выпалывать совсем не обязательно. Можно всё сделать так, что к посадкам и подходить не придётся. Но это только в теории. Свой гектар земли в «Лучезарном» семья, с которой мы едем в машине, купила год назад. Катя и Виталий поставили сруб, прожили там всё лето, а на фундамент дом ставить не стали.

— Как чувствовали, — говорит Катя.


«Звенящие кедры России» — серия художественных книг Владимира Мегре. Их основной образ — создание родовых поместий

13 февраля 2012 года арбитражный суд Новосибирска вынес решение об отъёме земли у «Лучезарного» в пользу собственника ЗАО «Заречное» села Старый Искитим. Однако члены кооператива утверждают, что решение было вынесено под давлением и даже написали обращение к президенту.

По словам «Звенящих кедров», депутат Законодательного собрания Новосибирской области, член партии «Единая Россия», генеральный директор ОАО «Газпромнефть-Новосибирск» Андрей Шимкив при личной встрече заявил им, что «намерен отобрать землю у кооператива» и всех фермеров и крестьян Старого Искитима, которые владеют землёй на территории бывшего колхоза. Формально права собственности на ЗАО «Заречное» принадлежат ближайшим родственникам и доверенным лицам депутата, говорят жители.

Поселение «Лучезарное» находится в четырёх километрах от села Старый Искитим. В чистом поле на большом расстоянии друг от друга стоят несколько домиков, не огороженных заборами, и ворота в ещё маленький, недавно посаженный сад. Сейчас здесь постоянно живут семь семей. Из 123 участков занято 55.

Первое деревянное здание по дороге — дом культуры с флагом Российской Федерации наверху. Внутри камин, несколько рядов кресел, на столах разложены овощи и банки с соленьями, которые можно купить. Рядом бегает маленький чумазый мальчик и просит фотографа покатать его на санках.

— На первом заседании суд был как-то вальяжен. На втором — заинтересовался. То, что говорили люди из ЗАО «Заречное», и то, что говорили мы, было совершенно противоположно, — рассказывает Антон Гарасюта, житель «Лучезарного», написавший обращение к президенту. — Наши ребята ещё показывали, что у ЗАО «Заречного» в документах сплошной бардак. Юристы были в восторге, потому что судья принимал нашу сторону ещё до вынесения решения.

Антон в поселение приезжает на «Оке» со звучной рекламой про конец света на заднем стекле. Говорит, что он — предприниматель.

— На последнее заседание судья приходит другой, — рассказывает Антон. — Тот же человек, но как будто его подменили. И не смотрит никому в глаза и голову опустил. Послушал-послушал, вынес решение и дело закрыл — всё. Мы уверены: решение было вынесено под давлением, потому что Андрей Иванович Шимкив до этого с нами встречался, пытался подкупить. Мы помогаем деревенским, а они в своё время их кинули и перестали платить аренду.

От дома культуры к домам постоянных жителей едем на БМВ Сергея Тихонова. Он — профессиональный строитель, в поселение собирается переехать в этом году:

— В 1996 году АОЗТ «Заречное» реорганизовалось в ЗАО «Заречное». По постановлению районной администрации паи были розданы крестьянам и на них оформили документы на личное пользование. Двадцать пайщиков выделились и вошли к нам в кооператив, несколько человек оформились фермерами. А сейчас «Заречное» в суде пытается оспорить тот факт, что крестьяне вышли из ЗАО со своей землёй, хотя есть постановление администрации, есть протокол собрания, на котором это происходило.


Другие названия культа Анастасии: «Звенящие кедры России», фонд «Анастасия», региональный общественный фонд «Родовая Земля»

В решении суда утверждается, что «истец открыто и добросовестно владел спорным земельным участком в составе своих земель, использовал его для производства сельскохозяйственной продукции». Но «Лучезарное» на этой земле располагается уже четыре года, утверждают жители поместья. Они застраивают, обрабатывают её, посадили 10 000 деревьев.

На прямой вопрос, что же говорил сам Шимкив при личной встрече, получаем неожиданный ответ:

— Давайте не будем это освещать. Мы хотим, чтобы это была не борьба, а сотрудничество.

Получается, что обращение к президенту — тоже некая форма сотрудничества.

На спорной земле жители «Лучезарного» мечтают обустроить родовое поместье, где соединяется вся семья и своё маленькое фермерское хозяйство, где будут выращивать овощи, фрукты, коз и кур.

— РПЦ считает, что мы опасны, но при этом помогает нам очень сильно, просто не знает об этом, — говорит Антон. — Рекламой помогают. Люди-то воспринимают душой, а не словами.

— Им сказали — секта, а человек смотрит: здесь все нормальные, предприниматели с высшим образованием, у некоторых по два. Есть даже люди — по три высших образования. Дети здесь просто счастливы: они бегают, носятся, веселятся. Подготавливаем школу, которая будет не ЕГЭ принимать, а как в советское время. Разрабатывается программа здравоохранения. Сектой и не пахнет. Здесь люди могут иногда даже крепко материться, но очень редко. У нас никто не выпивает алкоголь. Это нафиг никому не нужно.

— Идея взята из книг Мегре. Я лично что делаю? Я собираю свою семью, всех своих родственников: сестру, маму — это же мой род, — рассказывает Сергей. — У нас здесь кто-то — христианин, кто-то — мусульманин, кто-то — буддист, кому-то нравятся индейцы. Это личное дело каждого, как он там с богом общается.

Жители «Лучезарного» говорят, что даже если человек не читал книг Мегре, но ему нравится идея родовых поместий, в свой круг его обязательно пустят:

— Главное — человек пришёл. У нас есть ребята, которые не читали книги.

Стоим рядом с Домом культуры и пытаемся греться под мартовским солнцем. Спрашиваем, почему тогда просто нельзя купить дом в Старом Искитиме и восстанавливать свой род там?

— Я один приезжаю в деревню, покупаю участок, завожу хозяйство, не пью, не курю, не матерюсь. Что получается? Получается мощное противодействие: а кто ты приехал такой?

— Я купил дом в совхозе Морской, — рассказывает Антон, — пять лет там прожил. Когда я туда только приехал, меня соседи чуть ли не под лупой рассматривали. Они приглашали меня в баню, пытались напоить пивом и спрашивали: что ты проповедуешь? Я им просто рассказывал, как действует алкоголь. Они задумывались, понимали и за пять лет чуть меньше стали пить. Но это, представляете, какая работа? Когда ты один в деревне, то на тебя давит тысяча. Когда есть деревня, которая так живёт, её легче проецировать на другие и показывать, что так жить можно.


На каждом земельном участке «Лучезарного» по периметру владелец должен высадить живую изгородь

Осторожно интересуемся, как Антон относится к тому, что поселение называют сектой:

— Нормально. Пусть говорят. Сейчас из-за того, что мы «секта», к нам не лезут люди корыстные. Это плюс.

Все дома в поселении оказываются заперты, жители «Лучезарного» уже уехали на концерт в Старый Искитим. Направляемся туда. По дороге Антон рассказывает, что они планируют сделать:

— Здесь будет гостиный двор с ярмаркой для всех приезжих. Офисы, чтобы ребята могли работать. Там есть природный амфитеатр, мы будем его развивать и делать концертную площадку. Ещё здесь раньше очень много охотников было, приезжали из Искитима, из Бердска. Мы поставили шлагбаум, теперь вроде бы поменьше стали отстреливать.

Проезжаем разваленные помещения ЗАО «Заречное» и местную школу:

— Ребята собирались толпой и помогали ремонтировать. Наши дети учатся здесь.

На Доме культуры старая облупившаяся табличка, на которой написано: концерт «За милых дам» в 13:00.

Рядом громко переговариваются бабушки:

— Концерт-то в час будет?

— Ага, лучезарники наши танцевать станут!


На портале «Звенящие кедры России» указаны три поселения в Новосибирской области: Благодара, Благодатное и Лучезарное

Концерт затягивается на час, после чего все возвращаются в поселение и пьют чай уже в своём Доме культуры.

На скамейке рядом с овощами девочка читает учебник истории за шестой класс.

Артисты обступают нас плотным кольцом. Про секту и спросить-то страшно. Интересуемся, не боязно ли им жить здесь, дома-то далеко друг от друга.

— А чего бояться? Пацаны старшие жили в палатке всё лето, готовили на костре. Одному было на тот момент семнадцать, другому пятнадцать, и было такое спокойствие, как никогда. Даже когда они дома куда-то уходят, такого покоя не было.

2 тысячи рублей — вступительный взнос в поселении, 50 тысяч — паевой взнос и 1 700 рублей — ежемесячный взнос на другие расходы

Женщина справа от нас в поселение переехала из Новосибирска:

— Да, мы родились там, выросли, отучились, работали. Сейчас я домохозяйка, Игорь здесь работает на стройке, то есть он нашим поселенцам строит дома. Муж здесь уже три года. Я до этого была менеджером по продажам, Игорь — инженером-конструктором. В городе суеты очень много, а здесь спокойствие.

— Меня до сих пор не понимают, как это: купить дом, перестроить его, потом продать и уехать в поле, — рассказывает женщина, которая перед концертом делала всем причёски.

По поводу решения суда она не переживает:

— Я вот, например, спокойна, хотя сюда вложила всё, что было — сейчас живём на съёмной квартире.


1 гектар земли получает каждая семья в поселении в пожизненное пользование с правом передачи по наследству и без права продажи

— Мы тоже свой дом продали. Купили материал, трактор, чтобы здесь строиться, — добавляет девушка рядом.

— Будем митинги, если что, поднимать. За нас всё движение «Звенящие кедры». Да и не только. Весь Старый Искитим за нас. Сейчас же по всей России землю у крестьян забирают. Будем бороться, — говорит мужчина, у которого через несколько минут мы оказываемся в гостях.

В доме у Светланы и Игоря тепло и уютно. Правда, соседей поблизости ещё нет. Через большие окна кухни Светлана показывает, что будет в её саду:

— У меня здесь запланированы детская площадка, пруд, беседка. Летом косим газонокосилкой траву, получается такой красивый английский газон.

— Животных держать собираетесь? — спрашиваем, не заметив хозяйственных построек.

— Ну так, курочек.

— А мясо?

— А мы не едим мясо. Мы едим рыбу. Здоровее будешь. Это же мертвечина.

— А рыба не мертвечина?

— Рыба — она полегче.

— А дети?

— Что дети? — в голосе начинают проскальзывать нервозные нотки.

— Им мясо не надо?

— Есть же много заменяющих. Молочные продукты, сыр, молоко.

У Якова и Ирины, к которым мы от предыдущего дома добираемся на машине, всё гораздо скромнее. Корову они держат первую зиму. Семья переехала из пригорода Новосибирска три года назад, как только родился ребёнок.

— Я работала офис-менеджером, — рассказывает Ирина. — Корову не дою, у нас сразу договор был с мужем. Он деревенский, очень любит этим заниматься. Есть генератор. Все условия, как в городской квартире: стиральная машина-автомат, компьютер. Яков сейчас зарабатывает деньги, строит дома соседям.

Спрашиваем, зачем она тогда сюда переехала.

— Вы читали вообще книги? Там как-то всё это понятно. Просто художественные книги, говорите? Тогда почему они так вдохновляют людей идти и осваивать землю? Значит, есть там какое-то зерно правды, истины. Я прочитала и поняла, что не жила, а существовала, — упорно отвечает Ирина.

Интересуемся у девушки, не жалеет ли она о собственном решении:

— Бывает. Планировали же переехать десять семей в первую зиму. Во вторую — пятьдесят. Так было бы лучше, конечно.


Культ «Анастасия» включен в список наиболее распространённых сект и деструктивных групп

Есть мысли вернуться в город, потому что деньги всё равно нужны. Если бы их было больше, то всё бы давно достроили. Те же саженцы купили бы.

В небольшой комнатке, заваленной вещами, бегает её маленькая дочь. По словам Ирины, и она не волнуется по поводу решения суда:

— Я верю, что мы найдём решение. Просто противник такой продвинутый и связей много имеет — депутат. Мы тоже ищем методы, как достичь желаемого. Может быть, с ним язык общий найдём.

Руководитель ЗАО «Заречное» Александр Ильич Кувалдин комментировать ситуацию корреспондентам Сиб.фм отказался, сказав лишь, что Шимкив здесь «хозяин». Сам Шимкив на телефонные звонки не отвечал.

Анастасийцы же планируют решить проблему мирным путём и готовят апелляцию в суд.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!