Мамин дом

 В этой гостинице нет ни горничных, ни мужчин, только постояльцы — женщины и дети  11.09.2012, 07:01
подходящие темы
Мамин дом
Фотографии Романа Брыгина

В России ежегодно регистрируется от пяти до 13 тысяч отказов от новорождённых. Отсутствие жилья и помощи родственников, психологические травмы и нехватка сил — проблемы, которые чаще всего толкают женщину к отказу от ребёнка. При этом ситуаций, когда мать действительно не в состоянии растить своего малыша — не больше половины. Остальные 50% считаются «ресурсными». Им достаточно помочь — и ребёнок вырастет в семье.

Поэтому представители общественной организации «Вместе» по сигналу выезжают в любой из родильных домов Новосибирска, чтобы помочь маме с малышом пережить сложный период . Один из видов помощи — предоставление жилья в социальной гостинице, где женщина может отдышаться и начать всё заново. В одном из таких заведений побывали корреспонденты Сиб.фм и познакомились с мамами, которые остались без крыши над головой, но не отказались от детей.

Приют, который совсем недавно открыла организация «Вместе» (раньше она называлась «Сибмама»), находится на Юго-Западном жилмассиве Новосибирска, на улице Троллейной. Здесь почти в каждом дворе — детские площадки с каруселями и качелями, много молодых семей с детьми, рядом два больших супермаркета, и где-то даже есть фонтан. Социальная гостиница расположилась на шестом этаже обычного панельного дома.

На пороге нас встречает главный специалист по социальной работе в приюте Надежда Позолотина. Мы заходим в обычную четырёхкомнатную квартиру, из комнаты в коридор выглядывают любопытные лица трёх девочек. В дальнюю комнату проходит молодая девушка, на руках у неё маленький ребёнок, тоже девочка, её несут укладывать спать.

— У нас сейчас живут три мамы и семь детей, — рассказывает Надежда, пока мы идём на кухню. На стандартных девяти квадратах расположился вместительный холодильник, стол, угловой диван, плита засыпана чистящим порошком — видимо, до нашего прихода шла уборка.

— Знаете, я раньше думала, что нет таких причин, по которым мать может отказаться от ребёнка. Ну какие могут быть причины? — продолжает она. — А потом поняла, что у всех силы разные, возможности разные, кто-то, когда сталкивается с одиночеством, впадает сразу же в депрессию и не видит никакого выхода, кто-то находит в себе силы и борется.

Здесь винить нельзя — это первый принцип работы в социальной сфере.

Можно много рассуждать — правильно или неправильно женщина поступила — перед нами уже свершившийся факт — вот мама, вот ребёнок и мы с ними работаем: «Давай вместе подумаем, как тебе помочь? Что ты можешь сделать, чтобы стало лучше, а я буду рядом, буду тебя поддерживать».

Социальная гостиница и нужна для того, чтобы мама сделала всё сама — сама нашла работу, сама устраивала свою жизнь и воспитывала детей. Мы помогаем жильём, советом — и только, но и этого порой не хватает таким женщинам.

Дети с любопытством наблюдают за фотографом Романом, которому Позолотина показывает, где можно фотографировать, а где нет. Чувствуется, что к журналистам относятся с осторожностью, может быть и с опаской.

— Я бы просила изменить имена девочек, — говорит Надежда, — всё-таки мы работаем с группой риска — матерями-одиночками, с теми, кто убегает от жестокого обращения мужей, бывшими воспитанницами детских домов. Нужно быть осторожными.

Пока мамы заняты своими делами, мы разговариваем об уникальности именно этой социальной гостиницы.

Из игровой комнаты доносится стук резинового мяча, фотограф Сиб.фм развлекает детей игрой в сабже.


В Новосибирске существуют три социальные гостиницы — «Каритас», «Голубка» и «Радуга». В июле 2012 года появилась четвёртая

— Наша гостиница не единственная в Новосибирске. Просто те изменения, которые мы внесли в её устав, кардинально меняют принцип работы такого учреждения. Раньше, попадая в приют после роддома, мама могла находиться там до того, как её ребёнку не исполнится полтора года.

Но после полутора лет заканчиваются выплаты пособий, а мама ещё не может выйти на работу — кроха мал, в детский сад до двух лет его не берут.

Образовывалась прореха в возрасте — полгода. А если нет поддержки родственников, и пособие было единственным доходом? Ситуация складывается плачевная.

Мы хотим помогать и тем, кто попал в трудную ситуацию с подросшими детьми, поэтому открыли гостиницу для мам с детьми от полутора до трёх лет.

На кухню забегает девочка Саша с детским стулом на голове и тут же выбегает обратно.

Как рассказывает Надежда, организация «Вместе» несколько лет пыталась получить грант на создание своей собственной социальной гостиницы, но смогла получить деньги только в этом году. Теперь, при поддержке мэрии и департамента социальной политики Новосибирска, получилось запустить этот проект, который в пилотном режиме просуществует до нового года. Что будет потом, никто не знает, но останавливать свою деятельность здесь точно не собираются.

— Конечно, пока неизвестно, что с нами будет, мы не строим планов, но нам нужны развивающие игрушки, нужно продумывать программу походов в театры и прочее.


Обязательные критерии для попадания в приют — один ребёнок, отсутствие жилья и потенциал для социализации

Пока Надежда рассуждает о благоприятных и неблагоприятных прогнозах, на кухне собираются все дети, кроме самой младшей — годовалой Альбины — у неё послеобеденный сон.

Судя по расписанию на двери, все здесь живут как одна большая семья — вместе завтракают и ужинают, вместе наводят порядок и ложатся спать. Распорядок дня — неотъемлемая часть системы общежития, которую разрабатывают сотрудники гостиницы. Небольшое пространство не даёт возможности принимать пищу в разное время, играть, где захочется и убирать только свою комнату. Это может показаться неудобным, но именно благодаря таким «стеснённым» обстоятельствам две мамы здесь стали подругами — как они сами говорят «на всю жизнь».

— Я себе не представляю, как это я уйду отсюда, а она останется, ну или она уйдёт, а я останусь, — рассказывает о дружбе 21-летняя мама двоих детей Татьяна.

12 лет назад они с мамой приехали из Украины к родственникам, долго не могли оформить вид на жительство, а в восьмом классе девушка родила свою первую дочь Александру.

Когда девушка была беременна второй раз, посадили мужа, а развязка наступила, когда Саша заболела и попала в реанимацию, а Таню не смогли положить с ней, потому что у неё не было паспорта.

— У меня на руках было только свидетельство о рождении украинское, я бегала в администрацию нашу любимую и в паспортный стол, в ЗАГС , просила: «Помогите!», отвечают: «Езжайте в Тюмень, там вам сделают документы». А как ехать — я беременна, у меня только метрики, денег нет, на работу не берут, ну, позвоню я в Тюмень, скажу: «Здравствуйте, вышлите мне документы?». Ну, это бред, никто бы ничего не выслал. Бегала четыре месяца и везде пинок под зад.

Таня наливает нам чай, детей предусмотрительно отправили играть и фотографироваться.

— Саша была одна в реанимации, потом в больнице тоже одна, потом в детдоме. А мне выписали разрешение к ней приезжать, привозила всё необходимое — подгузники, одежду.

Этот год, с двух до трёх лет — первый осмысленный в жизни ребёнка, у нас он просто потерялся. Правда, главное, что она сейчас со мной.

Обе девушки оказались в приюте «Каритас», в который до этого распределяли сотрудники «Вместе» мам, попавших в трудную жизненную ситуацию. Там они и познакомились, а потом вместе попросились сюда, на Троллейную.

— Я первая попала в «Каритас», а потом появилась Лена (имя изменено, — прим. Сиб.фм), — рассказывает про подругу Таня, — приехала запуганная девочка, боялась проблем, мужа. Я тогда работала, а она предложила сидеть с моими детьми, ну, думаю — не вопрос. Лена приехала в чём была — на ночь не было во что переодеться, я ей одежды надавала. Беда сплотила, мы как сёстры теперь.

— Я сбежала от мужа, — добавляет 26-ти летняя Елена, — мы 11 лет жили, и каждый год я думала, что он изменится, обязательно изменится, а потом просто не осталось сил. 11 лет — это срок.

— Строгого режима, — смеясь, добавляет Таня.

— В общем, сбежала от жестокого обращения. Дальше не было сил. Когда мне окончательно всё надоело, я забрала документы и детей, бросила дом — мой дом, технику, бросила всё. Домой-то не вернёшься — у меня хорошие родители, но я 12 лет живу самостоятельно и не могу сесть им на шею.

Сначала «Вместе» работали с Таней: помогли оформить паспорт — в Тюмень ехать не пришлось — потом помогли забрать Сашу из детдома и в мае 2012 года устроили в социальный приют. Лене тоже оказывают юридическую помощь, сейчас она в стадии развода с мужем.

— Он звонит, просит сойтись, а я не хочу. Говорит, что тогда будем разводиться, делить имущество, а я не переживаю — большая часть дома моя, документы на дом у меня, он куплен под материнский капитал и принадлежит детям, так что он всё равно с ним ничего сделать не сможет. Жалко только технику, потому что я её лично покупала, там на сто с лишним тысяч осталось, она сейчас у его братьев и свекрови.

Но в последнюю нашу встречу я сказала ему — подавись. Я заработаю и детям куплю, а ты подавись, всё тебе оставляю, всё дарю.

Пока Лена не нашла работу, она сидит со всеми детьми, которых здесь семеро. Пять девочек — дочери Тани и Лены и ещё двое детей, мамы которых во время визита корреспондентов дома не было.

— Я устроилась техничкой в отделе по борьбе с экономической преступностью, получаю 10 тысяч рублей, работаю три дня в неделю с утра и до трёх, — рассказывает Таня.

Матери-одиночке с маленькими детьми сложно устроиться на полный рабочий день. Сейчас, пока Лена не нашла работу, она полдня сидит с девочками. С семью детьми управиться очень сложно. Потом я прихожу и мы начинаем уборку. В идеале, мы хотим с Леной работать в одном месте и просто сменять друг друга. Планируем снимать вместе квартиру, когда подзаработаем — вдвоём проще. Но это всё планы, хотя сейчас удача на нашей стороне и нужно планировать, планировать.

Лена ищет работу по специальности, она заканчивала профессиональное училище в Тогучине, по образованию — продавец-кассир. Таня сейчас доучивается в девятом классе и думает стать патрульно-постовым, но это всё потом, когда станет лучше. Пока на это ей не хватает времени и 20-ти сантиметров роста.

— У вас дети есть? — спрашивают у меня молодые мамы, я отрицательно качаю головой. — Жаль, что нет. Но вот вы можете себе представить — встаёшь утром и понимаешь, что у тебя столько проблем, что жить не хочется? И ты никому не нужен, кроме детей, но они не понимают, что у тебя проблемы, они маленькие. А нужно найти, куда идти ночевать, потому что некуда. Вот одну проблему помогли решить здесь, и мы за это безумно благодарны, такая поддержка была необходима как воздух.

Было тяжело и страшно, это была не жизнь, а школа выживания, а здесь теперь мы учимся всему заново.

— Мне вот интересно, — рассуждает Таня, — где мы таких мужей находим?

— Я тоже жалею, что вышла замуж, — добавляет Лена, — а вот то, что у меня эти три чуда бегают — не жалею. Не понимаю, как можно отказаться от детей, я бы не отказалась ни от одной.

Из коридора слышно, как щёлкает вспышка фотоаппарата, Роман просит девчонок не кривляться. Все опять прибегают на кухню к мамам.

— Конечно, стало легче, — говорит Таня, — но всё равно страшно, жизнь ведь такая штука, сейчас ты король, а через пять минут ты будешь бомж. Как я могу быть в чём-то уверена? А если завтра позвонят и скажут, что организация, в которой я работаю, закрылась? Значит, всё заново.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

самое популярное
присоединяйтесь!