Граница на замке

 Кто защищает город от вражеских товаров  23.10.2014, 16:40
были упомянуты
подходящие темы
Граница на замке
фотографии Сергея Мордвинова

Модные кофточки, детская одежда, чехлы для сотовых телефонов, сами телефоны, кепки, сумки, продукция секс-шопов — за один день через место международного почтового обмена (ММПО) рядом с вокзалом «Новосибирск-Главный» проходит 3 тонны такого барахла. К сожалению, встречаются ещё и наркотики, кастеты, ручки с видеокамерами и прочие вещи, запрещённые к ввозу. Их заказчики, если обман обнаружится, вместо заветной посылки получат уголовное преследование. Корреспондент Сиб.фм побывал на объекте, через который проходят заказанные в интернете товары, чтобы понять, как найти запрещённые иголки в стогу интернет-сена.

Лабрадор по кличке Победа-Клеопатра размеренно прогуливается между мешками с посылками, которые прилетели из Китая, чтобы порадовать сибиряков новыми тряпочками и пластмассками. Рабочий день Победы-Клеопатры разбит на промежутки: полчаса работы, час отдыха. За свой труд от государства она получает только социальный пакет — сухой паёк, обмундирование (ошейник и поводок), а также щётки для чистки шерсти.

В ММПО собаку держат для пущей надёжности и защиты от наркотиков — основную работу выполняют люди и специальные сканеры.

Люди — русские, сканеры — немецкие. Посылки, которые они проверяют, почти всегда — китайские.

Когда интернет-магазинов ещё не было, а чехлы для смартфонов были не нужны за отсутствием самих смартфонов, основная доля посылок в Новосибирск шла из Америки. Это были кастеты, мачете, еда для качков и прочие прелести капиталистического быта.

1 тысяча евро при весе не более 31 килограмма в месяц — порог беспошлинной торговли для граждан

— Удивительно, но мачете не считаются холодным оружием. Конечно, ими же нельзя убить — так, только отрубить голову, — задумчиво замечает начальник этого таможенного пункта Ольга Ясенко. — А ещё раньше были в моде кастеты — почти в каждой посылке. Сейчас их поменьше — люди стали решать проблемы цивилизованным путём.

Кроме того, сейчас американские товары идут через Москву, а новосибирские таможенники перешли на обслуживание товаров из Китая. По всей стране работают 23 ММПО, подобных этому, и только один бог (точнее, «Почта России») знает, по какому принципу между ними распределяются посылки.

Почему, например, посылки из Китая в приграничный Хабаровск или Камчатку идут через Новосибирск, когда такой же пункт пропуска есть в дальневосточном Благовещенске?

Единственное, что знают местные таможенники — это то, что все проходящие товары необходимо проверять. А это, ни много ни мало, 20 тысяч посылок в день или 3 тонны чистого груза.

Его проверка производится примерно также как и на досмотре в аэропорту: работает сканер, за которым сидит таможенник и изучает через экран компьютера проходящие по ленте товары. Смена каждого оператора — 12 часов. За это время он несколько раз посидит перед монитором, поработает с документами и оформит нарушения — последнее бывает, в среднем, по 2-3 раза в день.

Нарушения на таможне — спорная тема. Дело в том, что в ведомстве имеется длинный список запрещённых товаров — настолько длинный, что не все заказчики интернет-магазинов с ним знакомы.

Например, к ввозу в Россию запрещены «устройства для негласного получения информации» — ручки или брелки со скрытыми видеокамерами.

Тот, кто закажет себе такое устройство, рискует быть осуждённым по целому вееру статей Уголовного кодекса.

Богатырь, который стоит на защите рубежей страны от вражеских устройств, имеет должность таможенного инспектора. И глаз у него намётан на нарушения не хуже, чем у былинных героев.

Полный список запрещённых товаров составляет более 20 пунктов

— Как мы в общем потоке видим запрещённые предметы? — на секунду задумывается инспектор Дмитрий Сучков. Об этом он никогда не задумывался — также как сороконожка не думает, по каким законам передвигаются все её конечности. — Да очень просто! Как, например, отличить ручку с видеокамерой? Ну, во-первых, никто, скорее всего, не будет заказывать ручку из Китая. Во-вторых, запрещённые ручки имеют USB-кабель, который сразу же виден на сканере.

Как и положено богатырю, таможенный инспектор никого не карает — на это есть полиция.

Если в общем потоке замечен запрещённый, по мнению инспектора, предмет, он составляет акт и передаёт устройство на экспертизу.

Фамилии тех, кто делит людей на добросовестных заказчиков и уголовников, известны на таможне всем — это офицеры Злобин и Копылов. За пять минут при помощи компьютера они способны определить, может ли предмет нанести вред российскому обществу, и достоин ли его владелец снисхождения. Если нет — то вместо заветной посылки ему придёт уведомление о возбуждении уголовного дела. Впрочем, бывают и везунчики. Если та же ручка по дороге будет сломана, то она признается экспертами негодной к использованию — а потому безопасной для российского народа.

Популярный вид запрещённых веществ, которые попадаются таможенникам — это наркотики. Точнее то, что считает наркотиками («сильнодействующими веществами») Госнаркоконтроль. А представление ведомства, на секундочку, иногда может отличаться от бытовых представлений обычных людей — иначе никак не объяснить, зачем они заказывают в легальных интернет-магазинах и посылают по легальной почте «наркотики».

1300 мешков по 10-100 посылок везёт каждый самолёт из Китая

В результате, с начала этого года количество изъятых наркотиков увеличилось только в этом ММПО в 26 (!) раз — тогда как количество посылок стало больше только в полтора раза. Это означает, что с начала года таможенники нашли при проверках посылок уже более 13 килограммов наркотиков — в основном, синтетических. «Это, например, метилон и метилэфедрон, которые обладают даже большим эффектом, чем опиум или героин. Но люди могут не знать, что эти вещества есть в составе заказываемых ими препаратов или продуктов», — говорит инспектор Галина Рубанова. Знают или нет, но результат один — всё то же уголовное дело.

Ещё одна тема для разговора — сроки доставки посылок.

Известную шутку «Почта России — и пусть весь мир подождёт» таможенники комментировать отказываются.

По сути, таможенный пункт — это «прослойка» между двумя почтовыми ангарами, которая пропускает через себя посылки перед их сортировкой. Но от статуса главных виновников задержки они отказываются.

— Смотрите, берём случайную посылку и сверяем её данные с документами, — говорит Ольга Ясенко, запуская руку в мешок с жёлтыми отправлениями. — По Таможенному кодексу, мы должны обеспечить осмотр посылки в течение суток с момента её получения. А теперь смотрите, как это в реальности: получено в 12-17, отдано в 12-20. Так кто виноват в том, что посылки задерживаются? Кто угодно, но только не таможня.

И ей действительно хочется верить — таможенный пост работает как часы. Но ведь и соседние почтовые ангары работают, на первый взгляд, не хуже. И даже лабрадор Победа-Клеопатра после перерыва снова приступает к работе. И инспектор снова всматривается красными глазами в экран сканера, периодически читая документацию на китайском, английском и русском. До конца дня им всем остаётся обработать примерно полторы тонны наших заказов из интернета.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!