Понять за 10 минут

 Как новый формат научного шоу разрушает стереотип о «замороженных фриках»  10.12.2014, 15:30
подходящие темы
Понять за 10 минут
фотографии Сергея Ковалёва

Чувство юмора, собственные научные исследования и всего десять минут, чтобы объяснить залу их суть — всё, что требуется учёным для выступления на научно-развлекательном шоу, формат которого набирает популярность в России. Корреспондент Сиб.фм побывал на первом российско-немецком Science Slam в новосибирском Академгородке и узнал, сколько молока можно надоить с одной мыши, что такое «закон декольте» и каким образом разрушается стереотип об учёных как о людях, не умеющих шутить.

В клубе Campus новосибирского Академгородка шумно и многолюдно. Часть публики толпится у барной стойки, кто-то рассаживается на стульях перед сценой. Кажется, предстоит вечер стэндап комедии: сейчас выйдут обаятельные и слегка нахальные участники юмористического клуба с шутками про своих девушек, алкоголь и несданную сессию. Но ведущий представляет участников (химик, переводчик, информатик, медиа-исследователь, генетик и медик) и начинает шоу словами: «Объявляю эту сцену открытой для сайенс-слэма!» Предстоит не «камеди-битва», а, скорее, «Теория большого взрыва» в мини-формате.


200 микролитров — надой молока, который можно получить с одной мыши

Началось всё в Германии в 2010 году, когда помощник депутата бундестага Грегор Бёнинг предложил идею Science Slam — формат клубного выступления, призванный разрушить стереотип о науке как о чём-то скучном и непонятном. За основу взяли poetry slam — выступление поэтов перед публикой с читкой своих произведений. Вскоре сайенс-слэмы стали популярны в Великобритании. В России первые слэмы прошли в Москве и Санкт-Петербурге, затем — в Иваново и Томске.

— Площадка выступления обязательно должна быть неформальной: клуб или бар.

Нет судей — в роли жюри выступают сами зрители.

Они могут кричать, хлопать, стучать ногами и другими шумами выражать одобрение кандидату — в этом фишка формата. Чем больше шума, тем лучше, — объясняет организатор русско-немецкого сайенс-слэма биолог Александр Дубынин.

Первым к зрителям выходит химик из Томска Михаил Фомченков. Он работает над получением гликолиевой кислоты, главная составляющая которой — химическое вещество глиоксаль. «Давайте представим, что глиоксаль — это девочка, которая ищет свою половину, а полная молекула кислоты — это девочка с мальчиком, — Михаил указывает на экран с изображением вкладышей жвачки «Love is».

— Итак, жила-была девочка — глиоксаль, и однажды решила она найти приключений на свой электрофильный центр. Гуляла она, гуляла, и появился он — анион, который имеет к ней сродство. В результате их соединения после череды переходных состояний образуется гликолиевая кислота, — объясняет Михаил. — Теперь о температуре.

Здесь действует «Закон декольте»: чем выше температура, тем более открыто декольте у девушек, и тем выше энергоактивация мужчин.

По словам Михаила, главное в его деле — собрать молекулы в нужное время в нужном месте. Сделать это не легче, чем собрать друзей на вечеринку.

— У кого есть котики? А вы бы хотели узнать, что котик о вас думает? — обращается к зрителям информатик, специалист по анализу данных из Санкт-Петербурга Алексей Натёкин, проецируя на экран картинку с Грампи кэт, на голову которого надеты электроды.

2,5 млрд евро — столько карманных денег родители ежегодно выдают детям в Германии

Анализ данных необходим при решении сложных задач, таких как считывание импульсов головного мозга, в перспективе — чтение мыслей.

— Возможно, в будущем читать мысли котика можно будет в любом зоомагазине. К сожалению, пока можно разобрать только очень простые мысли человека, например, хочет ли он нажать на кнопку, — объясняет учёный.

Алексей называет анализ данных светлой магией и завершает выступление призывом «переходить на светлую сторону», — зрители отвечают повышением уровня шума.

— Стереотип о науке как о чём-то скучном закрепляется в школе. Физика, химия, биология кажутся детям занудными, особенно в сравнении, например, с компьютерными играми. В результате, в обществе формируется представление об учёных как о замороженных фриках. А это неправильно, — замечает Александр Дубынин. — Учёные — неординарные личности с хорошим чувством юмора. Они могут зажигательно рассказывать, чем занимаются в своей лаборатории, так, что поймут и бабушки, и пятилетние дети.

Хорошая презентация — половина успеха слэмера.

Научные идеи часто бывает сложно объяснить даже простым языком, поэтому участники иллюстрируют свои рассказы любыми способами, какие придут им в голову.

— У людей науки есть слабость растекаться мыслью по древу, либо уходить в терминологию, которую никто не понимает за пределами их лаборатории. Есть правило: если ты не можешь рассказать о своей работе за две минуты, значит, ты сам её до конца не понимаешь. Я вижу свою роль в том, чтобы вытащить слэмеров из их привычной среды, с научного языка перевести на язык общедоступный, — говорит коуч и бизнес-тренер Юлия Бомштейн, помогающая учёным в подготовке выступления.

Следующий участник шоу — новосибирский генетик Нариман Батуллин — изучает, как наиболее гуманными методами получать необходимые в медицине и биологии белки.

— Гормон роста или любой другой белок человеческого тела в теории можно получить не из донорской крови, а, например, из молока. Для этого нужны трансгенные животные, но где их взять?

В фильмах трансгенный паук кусает человека, и у него тут же появляются паучьи способности. Это, наверное, хорошо: я бы с радостью укусил козу, чтобы она стала трансгенной.

Но оно так не работает. Нам приходится начинать с той стадии, когда животное появляется из одной клетки. И сразу с козы начать тоже нельзя — это слишком сложно. Начинается всё с мышей.

Чтобы получить такую мышь, учёные «разбирают», а затем снова «собирают» ДНК зародыша с помощью микропипетки.


Последствия атеросклероза — причина смертности № 1 в развитых странах

— После того, как мы получили трансгенную мышку, нужно было проверить, как белок попадает в молоко. Нам пришлось изобретать маленький доильный аппарат и отработать его на мышах. Оказалось, они способны продуцировать молоко, содержащее гранулоцит — белок, который восстанавливает после химиотерапии. Хотя представьте, сколько молока можно надоить с одной мыши — чуть больше, чем нисколько. Когда мы это выяснили, можно было и за коз браться, — пояснил Нариман.

— Ограничений по научной области нет. Главное, чтобы человек имел свои научные результаты и хотел об этом рассказать. Подойдёт любая тема, где есть предмет, цель, задачи, и возможно обсуждение — то есть, все классические параметры научных исследований, — поясняет Александр Дубынин.

Йоханнес фон Борстель из Магдебурга специализируется в медицине и разрабатывает методы распознавания атеросклероза на ранних стадиях. Учёный объясняет залу принцип действия электрокардиограммы при помощи танца.

— Представьте, что мои руки — это желудочки, а ноги — предсердия, — говорит Йоханнес. — А теперь смотрите на изображение ЭКГ на экране. Поехали!

Кроме танца электрокардиограммы Йоханнес удивил зрителей демонстрацией непрямого массажа сердца под композицию «Staying alive» группы Bee Gees и финальным наигрышем на электрогитаре — уровень шума в «Кампусе» повышается до максимального. Йоханнес становится лидером слэма и получает боксёрские перчатки — приз, символизирующий победу науки и чувства юмора над незнанием и скукой.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!