Не степь, а геенна огненная

 Рассказы очевидцев о том, как горела Хакасия  20.04.2015, 13:21

Илья Лабунский
журналист
были упомянуты
подходящие темы
Не степь, а геенна огненная
Фотографии Михаила Маклакова

Неделю назад Хакасию захлестнула волна чудовищных пожаров, уничтоживших 1285 жилых домов в 35 населённых пунктах и оставивших без крова около 5000 человек. Красноярский журналист Илья Лабунский и фотограф Михаил Маклаков побывали в сгоревшем на треть посёлке Шира на следующий день после пожара и поделились увиденным с Сиб.фм.

Как запылала степь

Хакасская степь, зажатая между горными грядами Алтайских и Саянских гор, горит каждую весну. Палы прошлогодней травы тут затевают в основном пастухи: отары овец и стада коров, застоявшиеся в стойлах, так и жаждут свежей травы, которая отлично растёт на месте пепелищ благодаря пеплу, возвращающему в землю минералы из сухостоя.

По словам местных жителей, дело это обычное, и с палами особо никто и не борется: населённые пункты опахивают, иногда пускают встречные палы травы, но особых мер никто не принимает: пойдёт дождь, и всё потушит. В этом году степь подожгли с той же целью: кто это сделал, теперь уже, скорее всего, и не найти.

В воскресенье, 12 апреля, привычная для жителей степей схема дала сбой.

Лёгкий юго-западный ветерок перерос в настоящий ураган и превратил тлеющую траву в настоящую огненную стену, которая со скоростью курьерского поезда двинулась в направлении населённых пунктов.

Первыми жертвами пламени стали отары овец из нескольких животноводческих хозяйств. Одна сгорела полностью, прямо в степи. Пастух пытался спастись от пламени на лошади, но не смог: его тело нашли в степи несколько дней спустя.

На одной из ферм мужики, рискуя жизнью, едва успели расстрелять из ружей стадо баранов: животные, сгорая заживо, разбегались по степи, словно живые факелы.

Дальше под удар стихии попали деревни, стоящие далеко в степи: волна пламени захлестнула село Целинное, там загорелись сразу несколько домов, затем — Трошино, Новоенисейка и другие. Потушить огонь самостоятельно жителям этих деревень не удалось, им на помощь выдвинулись пожарные расчёты из райцентра — посёлка Шира. А тем временем огонь, гонимый ураганом, добрался и туда.

Наперегонки с пламенем

Первые дома на краю села заполыхали около полудня. Как пламя подошло к границе населённого пункта, никто не заметил: огненная волна перехлестнула через гору и охватила заброшенные дома, дачи и пустующие склады, а уже с них перекинулась на жилые дома.

— Сначала мы этот, запах гари почувствовали, потом дым увидали, — рассказывает нам житель посёлка Шира Сергей Зотов, у него в пожаре сгорел дом и подсобное хозяйство. — Я во двор вышел, мы с тестем собирались на 99-й коробку передач перебрать.

А тут увидели пламя, оно по горе шло, метров 10 высотой волна.

Побежал звонить мужикам в МЧС, да они и так уже всё знали.

Ураганный ветер перекидывал куски горящих зданий с одного на другое: за час пламя охватило около 100 строений, потушить которые не удалось. Тогда пожарные, полиция и добровольцы стали ломать заборы и отсекать пламя от жилых кварталов. На какое-то время продвижение огня остановилось. Но тут загорелся заброшенный склад.

Через несколько минут запылала улица Щетинина, а вслед за ней и остальные улицы посёлка. Пламя остановилось у самого озера в центре посёлка.

К этому времени в Ширу прибыл пожарный поезд, а также колонна пожарной техники из Абакана. Пламя удалось локализовать.

Половину посёлка можно было спасти

Ещё один житель посёлка Шира Владимир Караев разбирает то, что осталось от его хозяйства: на месте добротного дома, сарая, магазина ритуальных товаров — лишь фундамент да три стены гаража. И горы металлолома, который хозяин собирается сдать, чтобы купить одежду для своей семьи.

— Пока пламя было за «железкой», мы с зятем помогали пожарным. Заборы валили, чтобы огонь не шёл, — рассказывает Владимир, надрывно кашляя. — А потом у склада загорелась крыша, там битум, так ветер стал через железную дорогу кидать горящую смолу. Ну и на нашей стороне заполыхало всё.

По словам очевидцев, ураганный ветер раздувал пламя, как гигантские кузнечные меха: пламя над горящими домами вздымалось на десять-пятнадцать метров в высоту, а само строение сгорало дотла за 10 минут.

Сначала жители пытались бороться с огнём: надеялись сбить пламя с помощью огнетушителей, но из четырёх сработал только один, остальные, новые, купленные в магазине устройства отказали.

Потом бросились к скважине с водой: надеялись, что воды из неё хватит для того, чтобы залить горящий дом. Но в эту минуту в посёлке отключили свет, и водяной насос отказался работать.

— Ну мы сунулись к гидранту, пожарному, вон он, на улице, — машет рукой Владимир Караев, — а он не работает! Труба сгнила, её заглушили, ну и гидрант не работает. А у нас и шланги нашлись пожарные, берёг их на чёрный день.

Гидрант и правда не работает: металлическая труба успела зарасти ржавчиной, а бетонный колодец, в котором она находится, наполовину заполнен мусором. А если бы он работал, то дома, возможно, удалось бы спасти.

— Пока мы с этим гидрантом возились, загорелся первый дом, у соседа, — продолжает Владимир Караев. — Мы побежали тушить его, а ветер такой, что с ног валит. Метров 30 в секунду. Сносит капитально. Ну и дом сгорел за 10 минут. Пламя — метров 15 в высоту. Соседний тут же запылал. Ну, тут я и вспомнил, что в этом доме бабушка живёт, неходячая.

Кое-как куртку на голову набросил, побежал за бабкой. Она лежит на кровати, кричит. Положил её на одеяло, поволок к выходу.

А тут дым, огонь. Едва живой вытащил её на улицу. А тут к дому её внучка подбегает. Бросилась внутрь за деньгами и документами, наверное. А тут крыша и рухнула. И сгорела девка... Ну, тут я оглянулся: а мой дом уже тоже горит.

«Дома горели, а они снимали на телефон»

Вместе с Натальей и Мариной мы загружаем в нашу машину вещи и медикаменты. Их необходимо доставить из сельского дома культуры, где развернулся штаб помощи погорельцам, в пансионаты на берегу озера Шира. Именно туда поселили более 300 пострадавших, в основном это пенсионеры и те, кому совсем некуда идти. Остальные расселились по друзьям и родственникам.

С пострадавшими работают врачи, психологи МЧС, а также чиновники, собирающие информацию о пострадавших и выдающие временные документы тем, у кого сгорело всё. Однако такое удивительное единодушие в Шире царило не всегда.

— Сейчас люди объединились вокруг этой беды, — рассказывает нам один из волонтёров, Наталья Колмогорова. — Мы разбираем и распределяем приходящую гуманитарную помощь, обходим дома, составляем списки пострадавших. Ищем пропавших людей: многие семьи расстались во время пожара, и мы стараемся их воссоединить.

А вот в воскресенье, когда всё горело, у нас половина посёлка сидело дома и глазело, как другая половина тушит свои дома.

Люди просто проезжали мимо на машинах, фотографировали пожар, выкладывали в соцсети. А могли бы помочь, и тогда, скорее всего, пострадавших было бы меньше. Всё, конечно, можно списать на шок, но очень хотелось бы видеть больше человеческого участия.

Пока мы едем из Ширы, женщины, сидящие на заднем сидении, обсуждают чудовищный пожар, обмениваются новостями: у Ивановых дом сгорел за пять минут, а вот Петровы успели вынести холодильник и стиральную машину.

9488 жителей в посёлке Шира

В пансионате к нашей машине выстраивается очередь, в основном это мамы с детьми: им нужны подгузники, детская одежда, книги и игрушки. Мы раздаем всё, что у нас есть, и отправляемся обратно, за следующей партией вещей.

Всего в огненном шторме в Хакасии погибло 30 и ещё 591 человек пострадал от пламени. Всего без жилья и средств к существованию остались больше 5000 граждан. Часть из них разместились у родственников, остальных же местные власти разместили в пансионаты и базы отдыха. Туда уже поступает гуманитарная помощь, работают психологи.

Семь дней спустя

Мы вернулись из Хакасии в тот же день, как и отправились туда. Но не успели потухнуть пожары в степи, как чиновники начали получать награды: главу Ширинского района Сергея Зайцева наградил ведомственной медалью глава МЧС Владимир Пучков.

«Глава района организовал эвакуацию и взаимодействие всех служб района в сложнейших условиях, а также доставку пострадавших в лечебные учреждения. Его работа позволила минимизировать потери и отстоять от пожаров большую часть домов и социальных объектов», — цитирует слова Владимира Пучкова «Интерфакс».

Стоило нам уехать, как в пострадавший регион прибыли федеральные чиновники и инспектора, местные власти не вылезают из машин, разъезжая по пострадавшим населённым пунктам, а президент Владимир Путин поручил восстановить жильё для пострадавших от пожара к 1 сентября.


Пункты сбора помощи
погорельцам в Новосибирске

В Абакане и Новосибирске, Красноярске и Кемерово развернулись десятки пунктов сбора гуманитарной помощи. Тонны одежды и продуктов отправлены в Ширу, Копьёво и другие сёла.

Местные власти же в спешном порядке принялись насаждать противопожарные меры: например, запретили местным жителям ходить в лес и степь, а также ввели сухой закон. Чтобы опять чего-нибудь не подожгли.

Развернул бурную деятельность Следственный комитет, возбудивший 5 уголовных дел по статье «халатность». Как оказалось, некоторые населённые пункты не были опаханы (вспаханная полоса защищает деревни от палов травы), а противопожарная инфраструктура полностью отсутствовала. Силовики обещают найти и наказать виновных. Но люди в это, похоже, не поверят.

— Вы там напишите, что у нас опять всё разворовали, на опашке сэкономили, воды в посёлке нет, так и напишите, — говорит нам мужчина в камуфляже, разгребающий развалины своего гаража, когда мы делаем последние кадры перед дорогой обратно. — И виноватых не найдут, вот увидите...

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!