Были покрашены краской, выкрикивали лозунги с плакатов

 Как судили художника Артёма Лоскутова за Монстрацию  5.05.2015, 08:27

Диана Злобина
журналист
были упомянуты
подходящие темы
Были покрашены краской, выкрикивали лозунги с плакатов
Фотографии Станислава Шевченко

Художника Артёма Лоскутова приговорили к 10 суткам ареста и штрафу в пять тысяч рублей. Заседания проходили 2 и 3 мая в Заельцовском и Центральном судах Новосибирска — протоколы составляли в двух районах, поскольку после проведения первомайской Монстрации на площади Калинина участники поехали к мэрии, не дождавшись обещанного приезда мэра города. Художественная акция, которая проходит в городе с 2004 года, судом была признана митингом. Полиция назвала её «шествием с элементами абсурдистского карнавала», из-за которого были созданы проблемы для городского транспорта и пешеходов. Корреспондент Сиб.фм побывал на заседаниях.

2 мая, Заельцовский суд

Заседание продолжалось больше пяти часов. Всё это время на улице возле окон с решётками стояли люди, которых не пустили в зал суда. На слушании были только мама художника Ольга Лоскутова, его девушка Анна Юхтина, пара друзей и десяток журналистов.

Судья Галина Лазарева отстранила прокурора от дела, разрешив ему находиться в зале, и начала заседание: «Услышим товарища нашего задержанного».

Представившись, Лоскутов сказал, что его интересы должен защищать адвокат Демиденко, но по непонятным для него причинам он не приехал на суд. По словам Ольги Лоскутовой, адвокат в это же время занят в другом судебном деле.

Судья: Объясняю закон — я обязана предоставить вам время. Полчаса на ознакомление с материалом и на то, чтобы адвокат явился. Если адвокат не явится — или я предоставляю по назначению, или ведём дело без адвоката.

Художник: Ходатайство о переносе по месту жительства можно осуществить?

Судья: Я не знаю!

Художник: Ну, закон позволяет сейчас?

Судья: Вы мне ещё пока ничего не заявляли.

Художник: А если заявлю?

Судья: Так! Давайте мы не будем если-не если, то есть как бы не будем устраивать из процесса непонятно что. Сейчас у вас ходатайство на то, чтобы ознакомиться с административным материалом. Мама как раз свяжется с адвокатом и скажет, что суд предоставил время. Обязательное наличие защитника не предусматривается. Перерыв.

После перерыва адвокат пришёл. Валентин Демиденко ранее защищал художника на прошлых следствиях, в том числе когда ему инкриминировали незаконное хранение наркотиков в крупном размере.

По версии обвинения, Лоскутов — организатор несанкционированного шествия, который игнорировал требования полиции прекратить участие и покинуть место мероприятия.

Статья 20.2 КоАП предусматривает наказание в виде ареста до 15 суток, штрафа до 30 тысяч рублей или обязательных работ до 50 часов.

Художник рассказал, что он, как и все желающие, хотел отпраздновать 1 Мая, участвуя в общегородском шествии, на которое публично горожан приглашал мэр Новосибирска Анатолий Локоть. Однако когда пришёл к «дому-книжке», увидел, что площадь Калинина перекрыта ОМОНом, поливальными машинами, автобусами, заграждениями и конной полицией. Группа людей с красными флагами и партия «Яблоко», к которым должны были присоединиться участники Монстрации, стояла на противоположной стороне, но люди в касках и бронежилетах без объяснения причин не давали к ним пройти.

Лоскутов отметил: «Ко мне конкретно не подходили сотрудники правоохранительных органов, и меня это даже немножко удивило. Если бы ко мне обратились — я бы не стал сопротивляться. Подходил человек из мэрии — Потапов. И он откровенно врал, говорил, что мы не можем присоединиться к этому шествию. Потапов сказал, что нет никакой колонны „Яблоко“, ничего об этом не знает и предложил поехать на набережную. Может быть, провоцировал нас устроить отдельную несанкционированную акцию. Я не был организатором. Действительно, я подавал заявления в мэрию в апреле о проведении отдельного шествия по форме культурной акции и демонстрации. Они были в другое время. Заявки не были согласованы, и я от их проведения отказался, предложил возможным участникам согласиться с предложением мэра принять участие утром в той колонне, у которой всё легально».

Так как все дороги, кроме одной, были перекрыты полицейскими, участники Монстрации пошли в сторону городского аэропорта до улицы Северной и вернулись обратно. И когда пытались разойтись, полиция перекрыла выходы с площади и вход в метро.

Адвокат: Вы лично ждали появления мэра?

Художник: Он даже выступал по телевидению, видел, что ему опубликовано приглашение прийти на Монстрацию. Он обещал прийти, если под ним будет опубликовано 5 тысяч подписей. Подписей собрали больше ещё за неделю до шествия — все ждали мэра.

Адвокат: Это не шутка была?

Художник: Может быть, он, конечно, шутил. Но выглядело это довольно серьёзно. Я привык верить мэру. Не привык, что такими вещами шутят.

Адвокат: Раньше надо было получать какое-либо разрешение, чтобы присоединиться к шествию?

Художник: Дело в том, что последние 6 лет мы делали отдельную колонну, кроме участников художественного шествия, в ней не было никого. Насколько я знаю, не нужно отдельно подавать заявку на то, чтобы участвовать в праздничном общегородском шествии — просто люди приходят и идут. Как на параде в советское время — все же ходили, никто не писал заявку, вот, «я пойду с таким-то плакатом», «можно ли мне это сделать?», «вот мой паспорт». Это же праздник? Город перекрыт.

Судья зачитала рапорт майора, который якобы лично говорил с Лоскутовым: «Докладываю, что нёс службу по охране общественного порядка. На несанкционированную демонстрацию собралась группа людей, около 600 человек.

Многие были с транспарантами, многие скрывали лица либо были покрашены краской. Выкрикивали лозунги.

На требование сотрудников полиции прекратить действия — не реагировали».

Далее судья зачитала ещё несколько рапортов, в которых сказано, что «граждане держали плакаты, флаги, различного содержания», «пытались пройти через ограждения», «участники шествия прошли по проезжей части», «внешний вид участников Монстрации пугал граждан, вызывал опасение при нахождении рядом с ними», «на ступенях завода им. Ленина скандировали, выкрикивали лозунги с плаката», «при проведении шествия Монстрации с элементами абсурдистского карнавала с особыми лозунгами, а именно „Мир, труд, мррр“, „На том свете выспишься“, устроили фотосессию». Отказавшись зачитывать лозунги вслух, судья попросила включить видеозапись, которую сделали полицейские.

— Господи прости! Господи прости! Господи прости!

Судья: Что вы делаете?

Художник: Пытаемся обратиться к богу.

— Локоть, выходи! Локоть, выходи! Локоть, выходи!

— Не мужик! Не мужик!

— Братан, не надо меня снимать, хорошо? — говорит прохожий без плаката и костюма полицейскому, который записывает его на видео крупным планом.

— Да он в машине сидел, говорят! — отвечают ей.

— Выходи, подлый трус! — кричит толпа.

— Сиськи! Сиськи!

Судья: Какое это имеет отношение к 1 Мая? — спрашивает, смущённо смеясь и опуская голову в пол.

Голос из зала: В этом как раз и абсурд!

— Собираем подписи за отставку министра нашего Мединского и за отмену закона об оскорблении чувств верующих, — обращается девушка с петицией к прохожим.

— Дай, дай я подпишу! — отвечает ей участница шествия Александра Попова.

Опрос свидетелей начинается с неё.

Лоскутов просил привлечь в качестве свидетеля и мэра города, но судья отказала в ходатайстве.

Свидетель Попова: Мы приехали в 10:03, может быть, даже в 10:10, и увидели, что очень много полиции, ОМОН. Когда мы подошли, вокруг, я так понимаю, чиновника из мэрии, стояла толпа. Не знаю, кто это был — достаточно плотный господин в сером костюме. Рядом с ним стоял полицейский начальник в высоком чине. Когда подошли совсем близко, он обратился к Артёму. До этого, как нам сказали, он обращался к толпе, которая кричала: «Не слышно! Не слышно». От полиции не было требований. Только предлагали сесть в 20 пустых автобусов и поехать на набережную.

Адвокат: Лоскутов мог приказать?

Свидетель Попова: В принципе, там все взрослые люди. Там половине уже за 30 лет. Многие с детьми. Я не думаю, что в такой ситуации может кто-то указывать.

Художник: Я правильно понимаю, что вы на площади были, чтобы принять участие в шествии?

Свидетель Попова: Абсолютно так. Но, к сожалению, полиция взяла нас всех в оцепление, и мы оказались фактически заложниками. Это было очень неприятно — когда ты просто не можешь выйти.

Адвокат: Позовите Крикунова. Скажите, Лоскутов был организатором данного мероприятия?

Свидетель Крикунов: Насколько я знаю, нет. Потому что не согласовали же заявку.


Международная правозащитная организация Amnesty International признала Лоскутова узником совести

Адвокат: Мог ли Лоскутов приказать собравшимся покинуть площадь?

Свидетель Крикунов: В смысле, мог?

Адвокат: Сказать: «Расходитесь все»?

Судья: Не «не мог», а не приказывал ли он? И не приказывал, а не давал указания. Приказывать он не умеет, эм, не должен!

Свидетель Крикунов: Не было такого.

Адвокат: Если бы он вам приказал покинуть, вы бы послушались?

Свидетель Крикунов: Я бы подумал об этом (смеётся).

Адвокат: Максимов Александр.

Свидетель Максимов: Когда в толпе лидера не было, должен быть человек, которого все знают. На протяжении многих лет Артёма Лоскутова знают все, поэтому его голос в любом случае будет иметь место. Но это не означает, что он что-то организовывал.

Адвокат: Какие-то требования выдвигали Лоскутову сотрудники полиции?

Свидетель Максимов: Единственное, что они требовали, — разойтись. Но куда разойтись? Люди начали искать выход. Единственное, куда мы смогли пойти, — так это в сторону кладбища.

Судья: Спасибо, свидетеля можно отпустить. Лоскутов, вам есть что добавить?

Художник: Считаю, что дело необходимо прекратить в связи с отсутствием состава правонарушения. Дополню, в ходе просмотра видео были слышны переговоры по рациям полицейских, которые говорили: «Ничего не делаем, только блокируем». Фактически так и было. Мы не понимали, чего полиция от нас хочет. Вот эти так называемые «несогласованные мероприятия», которые мы сейчас разбираем и будем разбирать, они полностью смоделированы полицией либо теми, кто даёт им указания.

Судья: Суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения.

Вернувшись через час, судья зачитала решение, отметив, что «показания свидетелей не свидетельствуют о невиновности, а наоборот, подтверждают факт участия в несанкционированном мероприятии». Суд постановил признать Лоскутова виновным в совершении правонарушения и назначил 10 суток ареста. После перерыва судья зачитала решение по статье «о нарушении установленного порядка организации шествия», так как художник говорил в мегафон, участники «использовали транспаранты и иные средства наглядной агитации».

Суд посчитал, что «мероприятие создаёт угрозу нарушения прав и свобод граждан».

Лоскутову досталось ещё 10 суток заключения, но наказание не суммировалось.

Ольга Лоскутова: Скажите, пожалуйста, могу ли я сыну еду передать?

Полицейский: Не положено.

Ольга Лоскутова: Хотя бы булочку? Он целый день ничего не ел.

Полицейский: Не положено.

Ольга Лоскутова: Если ему плохо станет? В обморок упадёт? Нельзя же так.

Полицейский: Я так же не ел, как и он.

Ольга Лоскутова: Давайте я и вам, и ему булочку дам?

Полицейский: Нет. Потом напишете заявление и примем.

Ольга Лоскутова: Приехал сын к маме погостить. Нет сил смотреть на это.

Вопрос из зала: А там пиццу заказывать можно?

Полицейский: Нельзя. Там их хорошо кормят (смеётся).

3 мая, Центральный суд

Прокурор, которая пришла на заседание, по ходатайству Лоскутова была отстранена от дела. Интересы художника защищали уже двое — адвокаты Демиденко и Акиньшин. По протоколу, Лоскутову снова вменяли статью 20.2 за то, что он «провёл публичное мероприятие» напротив мэрии Новосибирска. Художник ответил, что это «не публичное мероприятие, а встреча с мэром».

Судья Ольга Чистова начала с вопросов о том, почему Лоскутов не подал правильное уведомление. «Я подал аналогичное прошлому году уведомление. В ответ пришло, что там (в электронном документе, — прим. Сиб.фм) нет моей подписи. При этом в прошлом году по той же самой форме мэрия согласовала. Я бы мог подписать, если бы в процессе согласования мы сошлись на том, что необходимо добавить мою подпись. Однако я получил отказ с предупреждением об ответственности. Это не было похоже на диалог, это было похоже на дистанцирование. И я отказался быть организатором», — отвечал идеолог Монстрации.

Судья была уверена, что участник не может давать указания всем остальным опустить плакаты, как делал Лоскутов. «Это была просьба такая же, как если бы я обращался к человеку на улице с просьбой не нарушать общественный порядок — не материться, не пить пиво и не курить около метро».

Судья: Вы оцениваете свою роль как участник?

Художник: Если я оцениваю свою роль как участника, то возникает вопрос: «Участника чего?» Участник в попытке встретиться с мэром — да. Участник в массовом мероприятии в форме пикета — не могу так пояснить. Организатором несанкционированного мероприятия я себя не считаю.

Судья: Почему тогда все распоряжения давали вы?

Художник: Распоряжения давал сотрудник в форме полицейского с мегафоном в руках.

Среди документов, прикреплённых к делу, была справка о том, что Лоскутов проживает и работает в Черногории. Художник сказал, что был там на отдыхе меньше месяца. Другим документом стала видеозапись, на которой участники Монстрации кричали в окна мэрии.

— Ло-коть, выходи! Ло-коть, выходи! Ло-коть, выходи!

— Данное мероприятие с органами местной власти не согласовано. Требование полиции — свернуть плакаты и разойтись. Невыполнение законных требований сотрудников полиции влечёт наложение административного взыскания в соответствии со статьей 19.3 Кодекса об административных правонарушениях, — говорит полицейский в мегафон.

— Лооокооть, выходи!

— Давайте, пожалуйста, не будем не выполнять требования сотрудников полиции. Давайте хотя бы свернём плакаты, пока мы ждём мужчину, который думает, что он мэр.

Судья: У меня заявление ходатайства о вызове свидетелей Хамава и Налобина.

Адвокат Акиньшин: Ханов. Тимур Ханов.

Судья: У вас такой почерк, что я не могу.

Адвокат Акиньшин: Он может пояснить, что площадь была оцеплена, ага.

Судья: А Локоть...

Адвокат Акиньшин: А Локоть... Минуту! Я ещё ходатайствую! Александра Фёдоровна Налобина является председателем местного отделения «Яблоко». И она может рассказать, как обстояло дело. Локоть, мэр города, неоднократно публично обращался ко всем новосибирцам в социальных сетях, ага, указывал, что он непременно присоединится 1 мая к участникам процессий.

Судья: На площади он был?

Адвокат Акиньшин: Нет, мы его не видели.

Судья: Спасибо.

Адвокат Акиньшин: Нет, минутку! Я ещё не договорил! Именно мэр является той конечной инстанцией...

Судья: Я вас поняла. Суд определил отказать в допросе свидетелей Хамава и Налобиной.

Ханов: ХАНОВ!! Хан! Ханов!

Судья: Хамов?!

Адвокат Акиньшин: От слова ХАН!

Судья: И Налобиной? Б?

Налобина: На-ло-би-на.

Судья: ...Связи с тем, что они присутствовали в зале судебного заседания. И отказать в вызове для допроса Локтя в связи с тем, что он не участвовал в данном событии на площади Ленина.

Прения адвокат Акиньшин начал со слов: «Очевидно, что закон подменил наше право на законное волеизъявление. Статья 31-я Конституции указывает на то, что граждане могут мирно собираться». Попросил отметить, что у Лоскутова не было в руках плаката, он не призывал к пикетированию мэрии, а также то, что территория мэрии была ограждена и оцеплена полицейскими. Адвокат Демиденко высказал мнение, что Лоскутов не делал никаких противоправных действий и всего лишь пытался «урегулировать броуновское движение», в его действиях нет того, за что можно было наказать.

На принятие решения судье понадобилось не больше 20 минут. Она посчитала возможным переквалифицировать действия Лоскутова со второй части статьи 20.2 на пятую — суд признал его не организатором, а участником. Это накладывает ответственность в виде штрафа, который был снижен до пяти тысяч рублей, так как суд учёл нерегулярный заработок художника.

Судья отметила, если в течение 10 дней штраф не будет выплачен, то он будет удвоен, но защита Лоскутова намерена обжаловать решение суда.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!