Заповедные места

 Поддержка науки и развитие экокультуры в Зейском заповеднике  14.09.2015, 15:00
подходящие темы
Заповедные места
Фото Ильнара Салахиева

На территории Зейского заповедника запрещена охота и хозяйственная деятельность, самая незначительная вырубка требует высочайшего разрешения, а туристам сюда хода нет. Как в пропускном режиме научные сотрудники развивают экотуризм и работают с промышленниками, узнал корреспондент Сиб.фм.

На берегу залива Алгаи, в Зейском водохранилище, расположена территория заказника Бекельдеуль — сюда, на небольшую базу, уже несколько лет выезжает летний экологический лагерь, сюда же прошлым летом выбежал четырёхлетка-изюбрь, чтобы на глазах у изумлённой публики с разбегу забежать в воду и переплыть на другой берег. Ну, и сюда же нас привезли работники Зейского заповедника.

Просветительскую работу со школьниками в городе сотрудники заповедника продолжают и летом: 10 дней палаточный городок исследует флору, фауну, ходит по экотропам и собирает данные. Потом на их основе «Заповедный класс» продолжит работу в отлично оборудованном кабинете: мальчишки пишут работы по пробам почвы, наблюдению за птицами; девочки собирают гербарии и отдают предпочтение больше экотуризму, чем чистой науке.

Благодаря финансовой поддержке «РусГидро» Зейский уже воплотил часть своих планов — амбициозный проект по модернизации и преображению здания городской базы заповедника. Визит-центр, экскурсии по экспозициям, музейные пространства в холлах. Хорошая идея — предоставить местным жителям увлекательный способ узнать о той земле, где ты живёшь. Любовь к природе, интерес к ней здесь решили прививать не только с детства, но ещё и с городской черты. В конце концов, часть заповедника — областной заказник — стала базой для полевых экспедиций экокласса, а для прохождения официальных экотроп несложно получить разрешение. Сергей Игнатенко, директор заповедника, даёт добрый совет:

— Только не пишите в материалах «плохая экология». Экология — это наука, как она может быть плохой?

1 закон экологии: всё связано со всем

Кабинет «Заповедного класса» — обшитая деревом комната, поделённая на поляну и домик кордона «Юный». Часть панелей подвесного потолка занимает раскрашенное под облачное небо стекло. Огромное окно обклеено цветной плёнкой — на фоне подводного пейзажа на крючках болтаются рыбины. Скорее всего, перепутанные по местам обитания — надо перевесить правильно. Осетры вот донные, их пониже.

Берлога, ковёр-поляна, миниатюрный скалодром с отметками высоты и типичными представителями флоры дополняют общую картину. Игровая обстановка отлично подходит для исследований: повалялся — теперь можно и в микроскоп глянуть, и уровень кислотности образцов воды проверить. Сначала на ознакомительную экскурсию в здание заповедника учеников приводят учителя биологии из зейских школ. Потом ребята уже возвращаются сами.

Сейчас природоохранники и энергетики — партнёры и работают вместе. А когда-то, после выхода книги «Бурейская ГЭС — зона высокого напряжения», на прямое предложение о финансировании более масштабных и серьёзных исследований в зоне водохранилища учёные ответили не менее прямо: «За ваши же деньги мы вас и закопаем». Вышло наоборот.

Какие рычаги влияния доступны природоохранникам, «зелёным»? Сергей Игнатенко признаёт: иногда остаются только СМИ.

А у масс-медиа, как известно, свои законы жанра — и в новостную повестку попадают либо откровенно острые темы (но почему-то редко журналисты тратят время и площади на исчерпывающий контекст), либо темы важные, но поданные под драматическим соусом. О том, что на Бурейском водохранилище в первые годы за сезон провалилась под зыбкий лёд тысяча косуль, СМИ ещё напишут. А о том, что популяция восстановлена, пути миграции изменились, животные адаптировались, большинство упомянуть забудет. Ну кто будет читать хорошие новости?

3 по величине в РФ — Зейское водохранилище

На первых двух темах для разговора мы застряли почти на день: чем дальневосточное летнее половодье от муссонов отличается от нашего, снегового, как это влияет на прогнозирование паводка. И обсудили, есть ли резон продолжать разговор про влияние даже такого крупного водохранилища, как Зейское, на климат.

Сергей Игнатенко мягко напоминает о глобальности такого явления, как повсеместное потепление: ему, как учёному, удивительно упорство обывателя, который, к примеру, помнит суровый снежный сезон семьдесят четвёртого и сравнивает все зимы с ней.

Охраняемые виды Бекельдеуль: лось, изюбрь, медведь, кабарга, белка, соболь, рябчик, дикуша

Вместе с нами на базу приехал и Сергей Подольский, сотрудник Института водных проблем. Хоть основное место работы Подольского давно в Москве, на Зейском водохранилище он по-прежнему проводит несколько месяцев в году, продолжая научную работу. Это благодаря ему и его работам по изучению кабарги, как нам рассказали, с 96-го года существует заказник Бекельдеуль. А по разработанному им методу оценки влияния водохранилища на животный мир сотрудники заповедника работают до сих пор.

Подольский ничуть не смущается и не признаёт, что скандальные заключения в той самой книге, «Бурейская ГЭС — зона высокого напряжения», утратили актуальность, не подтвердились.

— Мы воевали-воевали, а потом начали учиться друг друга слушать. А потом и слышать, — описывает он историю непростых отношений с «РусГидро».

Вода в Алгае вкусная, прозрачнейшая, кристально чистая, правда температура — всего +4. Зубы ломит с первого же глотка. Места, конечно, заповедные, людно здесь не будет никогда — но ведь пара экотроп есть. И больше таких, кажется, нигде нет.

ВКонтакте
G+
OK
 
Новости партнёров
Комментарии

Редакция Сиб.фм призывает к конструктивной и взвешенной дискуссии по теме опубликованного материала. Недопустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство, содержат призывы к агрессии, оскорбления любого характера, либо не относятся к теме публикации. Редакция не несёт ответственности за содержание комментариев.

публикации по теме
самое популярное
присоединяйтесь!